АФИША – КВИНТЭССЕНЦИЯ СПЕКТАКЛЯ

Знаете, с чего начинается театр? Нет, не с вешалки, как уверял нас известнейший деятель. С афиши. Любой антрепренер заезжих артистов или директор местного учреждения культуры заранее извещали почтенную публику о предстоящем празднике. Но просто написать на куске бумаги название спектакля, дату, место и время проведения – выбросить деньги на ветер.

Это понимали даже самые бережливые. Зрителей голыми фактами не заманишь. Нужна яркая картинка, цветистые подробности, восхваление уникальных достоинств зрелища, которые заставят людей оторваться от любимой оттоманки, потратить время и деньги.

«Приехал жрец! Любимец Рабиндраната Тагора. Курочка-невидимка. Пророк Самуил отвечает на вопросы публики. Материализация духовных идей и раздача слонов» – помните? Сомнительное мероприятие, зато сколько зрителей привлекла всего-навсего грамотно составленная афиша! Аншлаг и полные сборы!

Пройдя исторический путь развития, современная театральная афиша явно сдает свои позиции. Превращаясь из живого «зазывалы» в сухой рекламный носитель. Из красочного элемента оформления городской среды – в лишнее обременение для расклейщиков. По которому потенциальный зритель в лучшем случае скользнет взглядом. А в худшем – просто не заметит. Куда исчезли привлекательные во всех смыслах афиши? Почему театры и концертные организации перестали их заказывать? Корреспондент «ЭН» побывал на кафедре графического дизайна Белорусской государственной академии искусств и поговорил об этом с известными дизайнерами Юрием ТОРЕЕВЫМ и Владимиром ТЕРЕНТЬЕВЫМ.

– Так куда же все-таки подевалась настоящая театральная афиша?
Юрий Тореев (далее Ю.Т.): – Действительно, ее практически нет. Исключением можно назвать Купаловский театр, который постоянно заказывает нам плакаты премьерных спектаклей. Вообще, наше сотрудничество началось с разработки фирменного стиля и постепенно переросло в более тесные взаимоотношения. В первую очередь, благодаря главному художнику театра Борису Герловану. Сейчас многие театры просто не могут позволить себе заказать хорошую афишу. Напечатать – дорого, разместить в городе – тоже не по карману. Плюс ко всему этому простое непонимание того, насколько важна роль плаката как средства продвижения. У нас была попытка сотрудничества с Русским театром им. Горького. Мы с Владимиром (Терентьевым – прим. авт.) даже начали делать афишу к спектаклю «Васса». Были разработаны несколько эскизов, один из которых со скрипом вроде бы утвердили. Но на постановочную съемку в театр нас не пригласили. Ничего не состоялось и ничем не закончилось. Впечатление такое, что подготовительной частью спектаклей там руководит не главный художник, а дама на грани непрофессионализма. И так – практически везде: непонимание, замешанное на отсутствии денег.

– Это что, специфика белорусского театрального сообщества?
Ю.Т.: – Плакат как-то медленно «вымылся» из нашей культуры. Еще в 90-е годы были неплохие афиши театра оперы и балета, кукольного театра. Но все со временем забылось. Сейчас многие культурные учреждения относятся к этому, как к обузе: надо пробивать, согласовывать, где-то деньги доставать. Морока и лишние проблемы. Жаль, потому что такие активные графические формы в городе резко повышают общую культуру. Во всем мире существуют конкурсы театрального плаката. На Западе сейчас настоящий бум, активное развитие этого направления искусства. Например, в Польше нет ни одного спектакля, ни одного события, к которому не был бы выпущен плакат. Ведь, по сути, хорошая афиша – это первый визуальный образ спектакля, по которому зритель может составить себе представление о том, что его ожидает. Она должна заинтриговать, заставить человека остановиться и пойти в театр. Есть ошибочное понимание того, что сцена из спектакля, напечатанная большим форматом, – это уже плакат. Нас часто ругают за то, что мы не рекламируем актеров, занятых в постановке. Но театральная афиша – не портфолио. Она является своего рода квинтэссенцией спектакля, его сутью, самостоятельным произведением искусства, наконец.

– А в упомянутых международных конкурсах вы участвуете?
Владимир Терентьев (далее В.Т.): – Мы посылали несколько плакатов на конкурсы в Болгарию, Польшу. Совсем недавно наш плакат «Маэстро» к спектаклю театра им. Я.Купалы прошел на Чикагское биеннале плакатов. А там все серьезно – из 1.600 афиш для экспонирования отбираются только 100. Попасть в число участников выставки – большая честь для нас.

– С чего начинается работа над театральным плакатом?
В.Т.: – Все начинается с беседы с режиссером-постановщиком готовящегося спектакля. Нам важно его виденье, те мысли и чувства, которые он вкладывает в свою работу. Потом готовятся несколько вариантов – эскизов. Все многократно обсуждается, отбрасывается лишнее. И появляется афиша как совместный продукт – компромисс между главным художником, режиссером и нами, дизайнерами. Но бывают и исключения. Например, совсем недавно получили заказ – «Пинская шляхта». Прочитали пьесу и сделали несколько довольно веселых вариантов, не поговорив предварительно с Николаем Пинигиным (режиссер-постановщик спектакля «Пинская шляхта» – прим. авт.). Он нас очень ругал и все забраковал. Признаться, мы видели у Дунина-Марцинкевича водевиль, а Пинигин копал глубже, смещая акценты в сторону национальной идеи. Пришлось перерабатывать, убирать легкость и веселье. В конце концов, остановились на той версии, которая и пошла в тираж. В количестве 50 штук. Больше театр себе позволить не может.

– Предыдущая ваша работа с Купаловским театром – афиша спектакля «Дети Ванюшина». В центре – фотография бородатого мужчины. Кто это?
Ю.Т.: – Это – дореволюционная фотография моего прадедушки. Он сам с Волги, и его образ точно попал в режиссерский замысел. И в наш как создателей афиши.

Оставить комментарий