СЛАВЯНСКИЙ «БАЗАР»

Все когда-нибудь с чего-то да начинается. Из зерна пробивается колос. Из яйца появляется птенец. Из косточки вырастает дерево. Поэтому нет никаких сомнений, что однажды аттракцион «Караоке» в минском парке Челюскинцев переродится в феноменальный фэст – «Славянский базар-2». Для этого существуют все предпосылки. Есть славяне, есть «базар», музыка и главное – атмосфера единства…

«МАМА, НЕ ГРУСТИ»

В середине дня, во время прогулки по аллее парка Челюскинцев, когда любуешься аттракционами и пивными киосками, ноги приводят к красной палатке с желтой крышей. У палатки танцуют две девушки. Из колонок льется музыка. «Обмани, но останься», – вытягивают тонкие девичьи голоса известную песню группы «Виа Гра». Девушки поют складно, пускай иногда и мимо кассы. И в этом нет никаких особых хитростей – они здесь работают и таким образом привлекают клиентов. Вскоре около палатки «Караоке» собирается толпа зевак. К микрофону подходит девушка в голубой мини-юбке. В сторонке хихикают подружки.

– Давай, Маринка, не оплошай! – трезвонит одна из них.
Маринка останавливает свой выбор на песне «Питер» Юлии Михальчик. «Зачем, зачем по Невскому я шла? Зачем, зачем я встретила тебя?» – поет девушка, стараясь следовать манере исполнения певицы. На высоких нотах голос Маринки срывается, переходит во что-то среднее между визгом и хрипом. Толпа оживляется. Среди зевак проходят смешки. Вслед за Маринкой у микрофона оказываются две подружки, которые заказывают некогда популярную среди подростков песню певицы Акулы «Я убегаю». Остросоциальные проблемы, поднимаемые в песне, затрагивают посетителей караоке. Вот из людской массы выбивается парень в мастерке и пускается в пляс. «Мама не грусти и меня прости, я убегаю. Не зови меня, не ищи меня, я улетаю, уплываю, исчезаю», – летит по парку исповедь бунтующего подростка.

ДЛЯ АНГАРСКОЙ

– Эта песня посвящается ангарским пацанам, – сообщает собравшимся парень в красной майке. Из колонок вырывается «Пусти меня, мама» Михаила Круга. На мелодию буквально сбегаются непонятно откуда взявшиеся ребята в спортивных костюмах. Они подходят к палатке, становятся рядом с парнем и начинают подпевать.
– А неплохо поет пацан! – рыкает навидавшийся видов краснолицый мужчина.
И рисуется совершенно отчетливая картина стоящего на сцене «Славянского базара-2» парня в красной майке, с губ которого срываются «народные» куплеты:

Пусти меня ты, мама, пусти меня, родная!
Пусти, ведь мне идти пора!
В «Лазурном» шум и песни, и там братва гуляет,
И не мешают мусора.

Зрители в зале «Славянского базара-2» свистят и обливают друг друга пивом. А мэтр в красной майке снова весомо напоминает: «Для Ангарской!».

ЗА «БАЗАР» ОТВЕЧАЮТ

Вечера в «Караоке» парка Челюскинцев – воистину народный «Славянский базар». Шансон как фундаментальное начало объединяет жителей Автозавода, Шабанов, Чижовки. Здесь девушки поют «А я сяду в кабриолет» Любы Успенской и «Шальная императрица» Ирины Аллегровой. А парни – «Платье белое» группы «Петлюра» и вечный хит – «Мурку». Здесь нет наигранности «Славянского базара». Здесь каждый отвечает за свой «базар».

– Серега, давай что-нибудь из «Лесоповала»! – обнимает друга коротко стриженный молодой человек в белой майке. – Помнишь, на днюхе у тебя пели?

За хорошо исполненную песню работники караоке не дают призов. Но это ли главное? У палатки собралось около 50 человек. Девушки поют, вокруг них прыгают веселые ребята в тельняшках. Заплатить за спетую песню 4.000 рублей. Выразить себя. А после спетого и выпитого побрататься с другими певцами. Вот она – настоящая сила искусства.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о