ЩИТ ПРЕВРАТИЛСЯ В ПРОБКУ

«Живой щит» сломлен. 25 мая суд Минского района и города Заславля вынес приговор сотрудникам ГАИ Алексею Лихтаровичу и Геннадию Дорогокупцу, которые участвовали в задержании Романа Ментюка на трассе «Минск-Микашевичи». За историю независимой Беларуси это беспрецедентный случай, когда на скамье подсудимых оказались не водители, а люди, олицетворяющие безопасность дорожного движения.

«МЫ СОЗДАДИМ ВАМ ПРОБКУ»

С первого дня судебных слушаний обвиняемые приняли оборонительную «стойку». Они полностью отрицали свою вину и утверждали, что при задержании пьяного водителя действовали согласно рабочей инструкции. То есть согласно инструкции работники ГАИ образовали из гражданских машин «живой щит». Противоречивая дача показаний на предварительном следствии и в суде, путаница в словах и формулировках сыграли свою роль – сотрудники ГАИ Лихтарович и Дорогокупец ответили за некомпетентность перед законом. В ходе судебного процесса была представлена запись переговоров между оперативным дежурным по г. Минску и экипажами ГАИ, задействованными в операции по задержанию преследуемого автомобиля под управлением Ментюка.

– Дежурный ГАИ области. Чем я могу вам помочь?
– Добрый вечер! Наш экипаж в данный момент на территории уже Узденского района преследует автомобиль, он не остановился, Volkswagen-2 красного цвета № 32-99 МАР.
– Ничем не поможем, у нас сейчас мероприятие.
– Он движется на скорости 160 км/ч в сторону Минска. Он создает реальную опасность…Что нам делать?
– С Минском надо связаться… минчане, если помогут.
– Как туда позвонить?
– Сейчас дам вам телефон…
Звонок дежурному ГАИ г. Минска:
– Добрый вечер! Из областного ГАИ беспокоят. Хлопцы, у нас тут со Слуцка такая информация пришла: по этой Слуцкой дороге по направлению к Минску…
– Уже направили Ополь 4. Наши уже там работают. Дорогу там перегораживают.
– Позывной Слуцкого наряда 2613, на 4-й волне.
– ГАИ Октябрьского, «Гродно», Ополь 4. Просят помощи областники. Со стороны Узденского района, Слуцкое направление. Подходит Гольф-2. Проехал там на большой скорости. Красного цвета…
Время 21:34:40:
– На связи 2613. Где вы проходите?
– Проезжаем 17-й километр.
– Ну, мы создадим вам пробку.
– Понял.
Время 21:36:35:
– На связи, проезжаем Сенницы.
Время 21:38:28
– Ну… что у вас там?
– Дорожно-транспортное происшествие.

«ПРИКАЗ… КАК Я ЕГО ПОНИМАЮ»

Допрос обвиняемых проходил в нервной обстановке. «ЭН» предлагает читателю отрывки из допроса инспектора 2-го взвода дорожно-патрульной службы отдела Госавтоинспекции УВД администрации Октябрьского района г. Минска Алексея Лихтаровича:
Прокурор: – Вы признаете, что останавливали машины. Для чего вы это делали?
Л.А.: – Я ведь уже ответил: я принял приказ дословно – придержать движение. Что это такое: это значит сначала остановить передние автомашины, собрать плотный поток транспорта и затем разрешить медленное движение.
<…>
Адвокат потерпевших Стремковская Вера (далее С.В.): – Какие объективные данные, исходя из ситуации на дороге, дали вам основания сообщить преследователям: «Мы создадим вам пробку»? На основании чего вы, еще не прибыв на место, смогли дать такой ответ?
Л.А.: – На основании приказа оперативного дежурного. Я принял дословный приказ: притормозить движение. Для этого я должен был сначала остановить машины, собрать их…
С.В.: – Вы что, должны были выполнять приказ любой ценой или исходя из оцененной ситуации?
Л.А.: – Сперва – оценить ситуацию.
С.В.: – Вы ее оценили?
Л.А.: – Наверное, нет…
<…>
С.В.: – Вы останавливали автомобили жезлом или рукой?
Л.А.: – Не помню… Скорее всего, руками.
<…>
С.В.: – Скажите, обвиняемый, на предварительном следствии ваши показания относительно того, как вы себя вели на дороге, и то, что Вы говорили сегодня, одинаковы?
Л.А.: – Нет.
С.В: – Почему? С какой целью вы махали руками на дороге?
Л.А.: – Я отказываюсь отвечать на этот вопрос.
<…>
С.В.: – Скажите, показывать руками водителям, чтобы они уезжали с дороги, или тормозить их, чтобы создать пробку, – это одно и то же?
Л.А: – Нет. Не одно и то же.
С.В.: – Тогда почему вы даете такие разные показания?
Судья: – Так вы делали им такие жесты, о которых вы говорили на следствии?
Л.А.: – Нет.
<…>
С.В.: – У вас была очная ставка с Колпаковой Еленой Георгиевной – потерпевшей. Помните, что вы тогда сказали?
Л.А.: – Да, помню. Я сказал, что у меня не было намерения ее останавливать.
С.В.: – Так все же было намерение останавливать или нет?
Л.А.: – Было… Я затрудняюсь ответить, почему я так говорил на следствии.
С.В.: – Скажите, Лихтарович, вы как работник ГАИ свои должностные функции, которые вам были известны на тот период, выполнили правильно? Как вы считаете?
Л.А.: – Да, я выполнил приказ.
С.В.: – Я не спрашиваю вас только о приказе. Я вас спрашиваю о том, что у вас есть ряд методических рекомендаций и положений о том, как вы должны действовать в подобных ситуациях. Что вы должны, прежде всего, делать, находясь на участке дорожного движения?
Л.А.: – Обеспечить безопасность дорожного движения.
С.В.: Вы выполнили эту свою функцию? Обеспечили безопасность?!
Л.А.: – Да, обеспечил… Как мог.
С.В.: – А как же результаты этого происшествия? Вы полагаете, это достаточное обеспечение безопасности?
Л. А.: – Я считаю, что в данной ситуации ничего другого предпринять было невозможно.
С.В.: – А убрать эти машины с дороги для обеспечения проезда машин ГАИ?
Л.А.: – Я человек – подчиненный и выполняю приказ… Так, как его понимаю.
<…>
Прокурор: – Вы знакомы с методическими рекомендациями, которые есть в материалах уголовного дела и которыми вы обязаны руководствоваться в подобных ситуациях?
Л. А.: – Частично знаком.
Прокурор: – А с чем вы не знакомы?
Л.А.: – Затрудняюсь ответить… Плохо выучил.

Оставить комментарий