УДАРЬ МЕНЯ! СИЛЬНО!76% мужчин имеют предрасположенность к мазохизму

Цитата, случайно найденная на одном из форумов:
«На днях приобрел для жены виниловый черный облегающий костюм. При одном виде затянутого в строгий лак тела хочется упасть к ее ногам и лизать сапоги. И не только их…»

Наткнулась как-то на любопытную статистику: около 76 процентов мужчин предрасположены к мазохизму. И это при том, что пассивным сексуальным партнерам принято называть женщину: инициатива близости чаще всего исходит от мужчин. Но, как выяснилось, среди женщин склонность к мазохизму встречается гораздо реже, чем у представителей сильной половины человечества. Скорее всего, это объясняется тем, что мужчины в большей степени возбуждаются от увиденного или прочувствованного. Кстати, дети, которых принято наказывать битьем по ягодицам (нередко в присутствии других людей), вполне могут приобрести склонность к мазохизму.

Испытанная однажды слабость и беззащитность перед неотвратимым наказанием, насилием, унижающим достоинство, оставляет в сознании сильный эмоциональный всплеск, который и становится основой формирующейся структуры полового чувства мазохиста. Именно это определяет как дальнейший выбор партнера, так и сексуального сценария.

Степень зависимости от партнера в такой ситуации максимально выражена. Человек может пойти на любые жертвы, чтобы только не потерять партнера, доставляющего наслаждение путем унижения. В принципе, получение удовольствия от всевозможных щипков, покусываний и царапанья – есть не что иное, как слабовыраженные мазохистские наклонности. Хотя, надо отметить, восприятие мазохизма (а наравне с ним и садизма) как сексуального извращения - уже давно дело прошлых лет. Современная медицина признает подобные вещи полноценным видом сексуального самовыражения здоровой личности. Естественно, только лишь в тех случаях, когда пара вступает в такого рода отношения по обоюдному согласию. Конечно, мазохизм можно считать отклонением от нормы, но все фантазии имеют право на жизнь при условии, что действия не преступают границ болевого порога и не представляют опасности для здоровья. Между сторонами как бы существует негласный договор, что все происходит на грани определенного риска, но переходить эту грань нельзя.

Ванечка-мазохист

Скромненький такой шатен среднего роста и вполне нехлипкого телосложения был прорекламирован общими знакомыми как реальный приверженец этого самого мазохизма. Ванечка, имя героя изменено по этическим соображениям, производил впечатление самого что ни на есть обычного человека. Приволок на дружескую вечеринку пол-ящика пива и начал рассказывать анекдоты. Кстати, совсем не сексуального характера. С девушками был галантен и обходителен. Причинять боль этому милому человеку никак не хотелось, потому вариант флирта с далеко идущими последствиями для получения необходимой информации был отвергнут сразу. Пришлось спровоцировать непринужденный диалог на интимную тематику и воспользоваться историями, поведанными ближайшими знакомыми Ванечки.

«Ванильное» детство

Наш герой родился в обычной учительской семье. Много читал и хорошо учился в школе. В их семье доминировала мать. Целеустремленная по складу характера и всегда шикарно выглядящая женщина, она уже к 35 годам «доросла» до должности директора школы. В решении любого рода внутрисемейных вопросов, будь то покупка мебели или формирование праздничного меню, последнее слово неизменно принадлежало ей.

Справка «ЭН»
Название термина «мазохизм» (синонимы – альгомания, пассивизм, страдальчество) произошло от имени австрийского писателя Захер-Мазоха и обозначает половое извращение, при котором для достижения полового возбуждения и удовлетворения необходимо испытывать моральное или физическое унижение, причиняемое партнером. Именно сюжеты произведений этого писателя позволили дать клиническое описание данного явления. Говорят, что самого Леопольда фон Захер-Мазоха выводили из глубочайшей депрессии путем избиения его цепями и «уколами» ножниц. Помогало…

Ванечка с детства усвоил, что женщина – это существо высшего порядка. Выполнять все ее желания, прихоти и капризы, подчиняться ей – норма. По-другому просто не бывает. Как ни странно, при этом Ваня вовсе не стал слюнтяем и подкаблучником. Наоборот, все одноклассницы тянулись к нему, потому что только он мог выслушать, поддержать советом, защитить, если этого требовала ситуация. Как рассказала соседка Вани по лестничной площадке, в него были влюблены все девочки из параллели. Однако Ваня никаких личных симпатий не показывал, просто ценил и уважал их как личностей, не более того. Его первая любовь, длинноногая брюнетка Марина, была старше всего-то на год, но выглядела уже совсем взрослой барышней и вызывала в чутком Ванином сердце благоговейный трепет и восхищение. В своих мечтах он хотел быть ее рыцарем, готов был следовать за ней на край света, рискуя собственной жизнью. Он не раз представлял, как, истекая кровью после неравного боя с ее обидчиками, умирает, успев лишь поцеловать край ее платья. Как водится, первая любовь так и осталась неразделенной.

Укусили… И началось!

Первый сексуальный опыт не принес Ване ровным счетом никакого удовольствия. Ему было как-то все равно. Ожидал чего-то сверхъестественного, а все получилось скомкано и смято, еще хуже, чем в мыльных операх. А потом ему все время казалось, что он отрабатывает произвольную программу, не приносящую никаких эмоций. Просто потому, что так надо, так принято – если у тебя есть девушка, то вы должны с ней заниматься сексом. Разговоры друзей о постельных подвигах не вызывали вовсе никакого интереса, за что Ванечку одно время причисляли к секс-меньшинствам. Мол, классных девушек вокруг него толпы, а он кайф не ловит.

Перелом в сознании (или в подсознании, тут уж сложно разобраться) произошел после совершенно случайной связи. Партнерша, полненькая малышка из ночного клуба, больно кусалась и с остервенением хлестала его руками по спине и ягодицам. Ванечка же от этих действий оказался просто на вершине блаженства. Именно эту ночь он считает своим открытием – тогда он понял, что просто должен найти свою госпожу. Ту, которая сможет покорить его, подчинить себе и своим желаниям, сломить в нем его природную мужскую силу. На тот момент у Вани уже была девушка, Наташенька, эдакий идеал мужской красоты с длинными ногами и вьющимися прядками светло-русых волос. Ванечка не раз ловил себя на мысли, что просто готов боготворить Наташу, когда та одевала короткие юбки и высокие черные сапоги на каблуках. В своих мечтах он представлял себя раздетым и связанным на широкой кровати, а Наташа, его единственная и неповторимая госпожа, улыбалась ярко накрашенным ротиком и помахивала плеткой. Но все это были лишь фантазии. В реальной жизни госпожа только покусывала Ванечку и в моменты истинного наслаждения царапала ему спину. Все остальное он додумывал сам. Жаждал, чтобы она избила его ремнем, расцарапала ему до крови лицо, заставила его лизать эти обворожительные черные сапожки…

Отношения сами собой стали сходить на нет. Ваня просто стал избегать секса со своей же любимой девушкой. А в том, что он любил, не было никаких сомнений. Просто в постели он не получал с ней того удовольствия, которое доставила ему пьяная девчонка, «снятая» на дискотеке. Сама же Наташа была просто в шоке, когда Ваня предложил ей привязать его к спинке кровати. У нее не получилось стать садисткой, хотя в роль она честно пыталась войти. Даже приобрела в интернет-магазине комплект специального нижнего белья для любовных игр любителей садо-мазо. Но хлестать Ваню плеткой она могла, только приняв предварительно некоторую дозу алкоголя, а по утрам стыдливо прятала глаза и просила его обратиться к специалистам.

Они расстались. Но когда Ваня вспоминает про Наташку, в глазах его до сих пор блестят огоньки. Она так и осталась его единственной госпожой, несмотря на то, что не смогла причинить ему боль, которой он так жаждал. Все, что ее касается, в кругу общих знакомых – табуированная тема. Зато про своих нынешних «повелительниц» Ваня рассказывает спокойно, даже с некоторой долей иронии.

- Когда у меня депрессия, мне Танюша устраивает такую экзекуцию, что даже стены трясутся. Соседей жалко. (Смеется). В такие моменты я беспредельно в ее власти. Чем больше степень причиняемого мне унижения, тем сильнее и ярче впечатления. Хотя вне постели эта женщина для меня ничем не отличается от других.

Вот такой он, обычно-необычный мазохист Ванечка. Насмотревшийся с детства на властных женщин и воплотивший в себе идеал многих феминисток – покоренный, поверженный, пусть хотя бы в постели, мужчина. Когда после вечеринки Ваня пошел провожать меня на стоянку такси, я как-то неожиданно для себя спросила:

- Вань, а какая у тебя самая нереализованная фантазия? Ну, в плане секса…
- А ты не будешь кричать на всю улицу: «Извращенец!!!»? - улыбается Ванечка. – Я давно хочу прочувствовать на своей коже раскаленный металл. Когда это представляю, у меня уже голова кругом идет от кайфа. Но пока никто из моих девушек на это не соглашался.

- А покалечиться не боишься?
- Знаешь, меня ведь не интересует сама боль. Я, кстати, например, стоматологов до смерти боюсь. Через ощущение физической боли я растворяюсь в партнерше, полностью подчиняюсь ей. Мне это необходимо. Хотя прицепиться сосками с помощью крючков к потолку – это не для меня. Скорее, так, фантазия из области нереального.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!


wpDiscuz