Дмитрий Башкиров: «Задумайтесь, прежде чем делать из ребенка музыканта»

Дмитрий БАШКИРОВ – пианист мирового уровня – не устает повторять, что занимать достойное место на международной музыкально-исполнительской сцене сейчас очень трудно. Играть надо часто и много. Разные программы, разных композиторов. То есть быть постоянно на виду. Не бояться конкуренции, быть требовательным к себе и при этом умудряться жить в гармонии с собственным «я». Кроме «высшего пилотажа» исполнительского мастерства, Башкиров – уникальный педагог, воспитавший созвездие видных концертантов, победителей и призеров престижных международных конкурсов.

Он в течение 16 лет ведет кафедру фортепиано в Высшей музыкальной школе Королевы Софии в Мадриде. Постоянно проводит международные мастер-классы в Парижской Национальной консерватории, летней школе Моцартеум в Зальцбурге, Академии им. Я.Сибелиуса в Хельсинки, Доме музыки в Санкт-Петербурге. В нем живет огромное чувство юмора, жизнелюбие, молодой энтузиазм, увлеченность делом, которому он посвятил жизнь. Недавно в Минске на сцене Белорусской государственной филармонии состоялся единственный концерт Дмитрия Башкирова в сопровождении Государственного Камерного оркестра Республики Беларусь. Перед выступлением корреспондент «ЭН» поговорил с Дмитрием Александровичем о педагогах хороших и плохих, о современных детях и о жизнеутверждающих свойствах музыки.

– Не так давно по одному из каналов прошла передача о бывшей когда-то сверхпопулярной маленькой пианистке Полине Осетинской – чудо-ребенке, почти Моцарте. Сейчас эта взрослая музыкантша обвиняет своего отца в жестоком обращении, насильственном удерживании ее за роялем помногу часов с применением даже рукоприкладства. Насколько эффективными могут быть подобные методы воспитания детей?
– Да, как же! Отлично помню эту девочку. Полина – одаренный человек. Но отец ее искалечил, прежде всего психологически. Он заставлял ее в 10 лет играть сложнейшие произведения, абсолютно «неподъемные» для такого возраста. Переписывал даже партитуры, облегчая их доморощенным способом. Разрыв между ними, резкие высказывания в адрес отца понятны – наболело. Ни в коем случае нельзя так обращаться с ребенком – это чудовищное издевательство. Все должно быть основано только на любви к музыке. Так, как воспитывали меня.

– Как вас воспитывали? Вы – из музыкальной семьи?
– Мои родители были инженерами, к тому же совершенно антимузыкальными людьми. У меня в роду только одна бабушка – талантливая пианистка. Она училась в Берлинской консерватории у знаменитого композитора и педагога. Правда, потом стала глохнуть и не смогла продолжать музыкальную карьеру. Так вот мои способности – от нее. Передались через поколение, как это часто бывает. Но бабушка не учила меня упражнениям. Просто играла сочинения, пела арии из опер. Это было так красиво, что я полюбил музыку. Как таковую. Она же привела меня к моему первому, замечательному учителю Анастасии Давидовне Вирсаладзе. Это женщина невероятной мягкости, поэтичности, воспитанница легендарной Анны Есиповой – одной из основоположниц русской фортепианной школы.

– Дмитрий Башкиров – опытный педагог. Посоветуйте, как не просмотреть в ребенке зерна дарования, присущие будущему музыканту, и насильно не испортить ему жизнь?
– Все зависит от того, кого вы хотите сделать из чада. Если родители разглядели способности к творчеству, ничего плохого не будет в том, если малыш четыре, а то и семь классов поучится музыке. Но когда ставится вопрос, делать ли это специальностью, вот тут надо задуматься. Музыкант – тяжелая профессия, требующая непрерывного труда без выходных и отпусков. А сегодня еще и довольно сложная в том смысле, что не очень «хлебная» и малоперспективная. Не только в странах бывшего СССР, но и на Западе. Даже исполнители с большими международными премиями не имеют возможности концертировать в полной мере. Поэтому, если у ребенка равные способности к музыке и, скажем, к математике, то лучше и честнее будет посвятить его точной науке.

– У вас много учеников из разных стран. Сказываются ли на исполнительской технике и интерпретации музыки традиционные национальные особенности менталитета?
– Опасный вопрос. Но ответить можно так, исходя из опыта. Действительно, сказывается. Особенно это заметно, когда западноевропейский репертуар исполняют музыканты из азиатских стран, даже одаренные. Они играют виртуозно, неправдоподобно ловко, часто в весьма раннем возрасте. Но вследствие своей генетической культуры мало кто из них по-настоящему чувствует внутренние законы европейской музыки. Однако они – гениальные имитаторы. Быстро схватывают то, что им предлагается в качестве вариантов музыкального прочтения. Поэтому внешне их игра очень похожа на настоящую, в смысле не от техники, а от сердца. Но практика показывает – на высокой международной сцене музыкантов из Азии немного. У американцев тоже есть отличия в исполнении: оно более прагматично, нежели у европейцев, степень понимания музыки которых зависит напрямую от таланта и работоспособности.

– От заслуженных мастеров всевозможных искусств можно услышать сетования на то, что современные юные дарования считают себя как минимум богами…
– Я бы сформулировал это по-другому. Не столько желание быть богами, сколько как можно быстрее достичь известности, денег, концертов, званий. То есть чисто практических результатов своей работы. И очень часто даже у талантливых людей подобные деловые мечты замещают творческое развитие личности, стремление к совершенству, которое должно продолжаться до последнего дня жизни. Вот это самое опасное. Когда приоритетом становится не искусство, а внешние признаки успеха, обеспечивающие сытую публичную жизнь.

– Что такое совершенство лично для вас?
– Во-первых, есть профессиональное совершенство. Оно отличается от совершенства в постижении смысла музыки. Виртуозная игра на рояле – совсем не то же самое, что одухотворенное исполнение. Знаете, я уверен, что совершенное воплощение музыки невозможно. Потому что она неисчерпаема. И в этом – секрет нашей заинтересованности. Шаг за ша­гом музыкант лишь идет по пути стремления к совершенству. Но никогда настоящий художник не сможет сказать, что он «добрался» до вершины исполнительского мастерства. Вы видели фильм о Рихтере? Он даже на склоне лет был недоволен собой, своим творчеством. Всю жизнь он стремился к совершенству и сознавал, что не сможет достичь его никогда. Я тоже учусь музыке каждую минуту. И у своей молодежи в том числе.

– Как вы относитесь к таким «экспериментам», как перенесение классической музыки на эстрадные подмостки? Они тоже учат чему-то?
– Учат, конечно. В первую очередь, не относиться к музыке по-пуритански. В дозированном виде шутливое выступление музыканта очень хорошо принимается и слушается. Почему бы не подурачиться, не повеселить публику и себя? Я сам забавляюсь иногда подобным образом. Недавно нашел запись Первого концерта Бетховена. Такое издевательство! Какие-то дудки фальшивят. Пианист по ходу дела что-то забывает. Вдруг вместо классической музыки начинает звучать мелодия буги-вуги. Ну и что? Использование приемов классической музыки в качестве развлечения вполне допустимо. Просто не надо подменять одно другим, возводить подобную интерпретацию во главу угла. Из хороших стихов великого поэта тоже можно сделать почти неприличную частушку, ради смеха. Пожалуйста, но все зависит от дозировки. Плохо, когда такая подмена классики стебом становится более посещаемой, более модной, интересной для общества, чем истинная основа – первоисточник, так сказать.

СПРАВКА «ЭН»

Дмитрий Александрович Башкиров – выдающийся пианист, педагог, Народный артист России.
Родился 1 ноября 1931 года в Тбилиси. Окончил музыкальную школу в Тбилиси у А.Д.Вирсаладзе. В 1954 году поступил в Московскую консерваторию в класс А.Б.Гольденвейзера, у которого до 1957 года продолжал заниматься в аспирантуре. Карьера Дмитрия Башкирова началась в 1955 году, когда он получил Гран-при Международного конкурса М.Лонг – Ж.Тибо в Париже. С 1957-го по 1991 г. преподавал специальное фортепиано в Московской консерватории (сначала как ассистент профессора А.Б.Гольденвейзера), а с 1977 г. – профессор. Почти десять лет (1980-1989) длился вынужденный перерыв в международной концертной деятельности Д.Башкирова, связанный с запретом властей СССР на его выезды за рубеж. Возобновив свои выступления с 1989 года, пианист смог убедиться, что интерес к его творчеству в мире ни в коей мере не ослабел. Его концерты становятся событием сезонов в США, Франции, Англии, Германии, Италии, Израиле, Китае, Швейцарии, Украине, Литве, Венгрии и других странах. Он – участник крупнейших Международных музыкальных фестивалей. В 1991 году Башкиров становится профессором Высшей музыкальной школы Королевы Софии в Мадриде. Активно концертирует. В его репертуаре – сочинения В.А.Моцарта (один из лучших интерпретаторов), Л. ван Бетховена, Ф.Шуберта, Р.Шумана, Й.Брамса, К.Дебюсси, С.С.Прокофьева, Р.Щедрина. Дмитрий Башкиров удостоен высшей испанской награды – «Ордена короля Альфонса Х», Почетной медали Мадридского университета, Почетной медали Р.Шумана, Почетного знака Рурского фестиваля пианистов, звания Почетного профессора Шанхайской консерватории. Женат. Живет в Мадриде.

3
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Александр Томас

Очень хорошо знаком с Димтрием Александровичем.Слова его весьма актуальны....

владимир

в 1968 мы плыли на одном колесном пароходе из херсона в киев.Я 22-х летний парень, далекий от музыки.,совер шающий свадебное путешествие с женой музыкантом.Для нее Башкиров был живым богом.Я познакомился с ним и его женой и мы вместе вечерами играли в карты в дурака.Он очень темпераментно играл и в случае проиг рыша ругал свою жену,кажется,Надю.Каждое утро он играл в кают компании на рояле,Надя слушала его игру и они ее обсуждали.Знаю потому,что попросил разрешить мне присутствовать на его тренировках и он разрешил. Моя жена говорила,что студенты стремятся попасть на его тренеровки,У нее не хватило духа попросить о разрешении посидеть и поучиться.По… Подробнее »

Валентина Гарина

Близкий и любимый нами человек,
я, жена Вашего ученика, Славы Гарина, преклоняюсь перед Вами за дивные моменты нашей встречи во время Вашего пребывания в Москве. Слава умер полгода назад. А я,пытаясь выжить после этой потери, слушаю на дисках Ваши удивтельные и живительные звуки вечной жизни музыки, исходящие из Вашей души, кои мне довелось познать ранее. Спасибо за Ваше участие в судьбе Славы, за возможность слушать и слышать Вас ранее. Храни Вас, Господь.
Валентина Гарина