ДМИТРИЙ СУРСКИЙ: ЗА 13 ЛЕТ – НИ ОДНОГО КРУПНОГО ГОСЗАКАЗА НА ПРОМЫШЛЕННЫЙ ДИЗАЙН

Перефразируя слова известного поэта, можно сказать так: «Все мы немного дизайнеры, каждый из нас по-своему дизайнер». Трудно спорить. Потому что люди сами подбирают себе гардероб, составляя коллекции верхней и нижней одежды. Делают ремонт в жилищах, часто находя нестандартные решения, на удивление профессионалам.

Обставляют квартиры мебелью, исходя из возможностей кошелька и функциональности приобретенного. Потом декорируют – кто шикарными синтетическими пледами и слониками, кто – дерюгой и старыми корытами. Но в любом случае, это – уже дизайн. Грамотный или дилетантский не суть важно. Главное, чтобы было комфортно, уютно, мягко и тепло. К тому же, слава Богу, времена изменились. Обычный человек может выбрать в магазинах подходящие вещи, отделочные материалы, диваны, шкафы, мелкие украшения интерьера. Но, если хотите знать мое мнение, фантазия начинает лихорадочно, на «драйве» работать именно при дефиците. Когда вместо ступеней лестницы используются черенки от лопат, стразы заменяются яркими пуговицами, а отсутствие декоративных элементов превращается в гордое достоинство минимализма. Кстати, с привлекательностью дефицита как движущей силы мыслительного художественного процесса согласен председатель Белорусского Союза дизайнеров Дмитрий СУРСКИЙ. А уж к мнению безошибочного профессионала можно прислушаться. Поделился с читателями «ЭН» Дмитрий также своим видением уровня и перспектив современного белорусского дизайна.

– В середине мая в Витебске проходила выставка визуальных искусств студентов художественных специальностей «Арт-сессия-2008». Насколько креативно мыслит молодежь, и в чем «сила» белорусского дизайна?
– Вообще «Арт-сессия» – это праздник для студентов. Когда-то давно проект задумывался как региональный, для художественной молодежи витебских учебных заведений. В этом году конкурс стал международным, с участием Латвии, Польши. Студенты готовили живописные полотна, инсталляции, одна из которых представляла мебель из стеклянных бутылок. Были работы в области графического дизайна, симпатичные, очень лаконичные социальные плакаты. По поводу креатива… Знаете, сегодня сложно кого-то удивить. Но молодежь творит увлеченно. Многим запомнилась конкурсная картина «Дети-инвалиды». Причем она «цепляла» не конъюнктурой темы, а странностью запечатленных трансформаций с уходом в монохромный экспрессионизм 20 – 30-х годов XX века. Ей досталась одна из премий, совершенно заслуженно, на мой взгляд. Что до второй части вашего вопроса, то белорусы традиционно сильны в плакатном искусстве. Я думаю, дело в соседстве с Польшей, том окне в мир, которое приоткрыли нам в советские времена польские журналы «Proekt», «Sztuka». Это нашло свое отражение в плакате. Достаточно назвать такие имена, как А.Новожилов, В.Цеслер, С.Войченко, К.Хотиновский, Е.Китаева и др. В 1991 году работы наших плакатистов участвовали в очень престижном конкурсе в Японии. Показательная история – из 120 советских плакатов в японскую экспозицию были отобраны только 16. И 9 из них – белорусские.

– Почему тогда «никак» выглядят театральные и концертные афиши в Минске? Это же тоже плакат. Куда смотрят дизайнеры?
– В Минске – скудный визуальный пейзаж, это правда. Нет качественной рекламы. Вообще никакой нет – пустое голое пространство. Из театров только, пожалуй, Купаловский может позволить себе интересную афишу спектакля. Но здесь дело не в том, что дизайнер дорого берет за разработку плаката. У нас отсутствует культура потребления такого вида визуального искусства. Нет людей, которые могут предложить грамотные идеи по продвижению театрального плаката в массы, нет соответствующих галерей, мало выставок.

– Ладно, с плакатом понятно. А с промышленным дизайном продукции белорусских производителей как обстоят дела?
– Отделы дизайна есть на многих заводах – МАЗе, МТЗ, заводе холодильников, мотовелозаводе, других предприятиях. Но случаются странные вещи. Недавно на минский велозавод распределился парень, талантливый дизайнер. Так вот иногда его ставят спицевать колеса, убирать территорию – и таким образом используют его художественные способности. Но это, надеюсь, частности. А самая вольница для полета мысли была в уникальном заведении – НИИ технической эстетики. Там творили известные люди, работало отличное опытное производство. Белорусский филиал этого НИИ лидировал в областях тракторостроения, сельхозтехники, товаров народного потребления. Он разрабатывал для всего СССР комбайны «Дон», тракторы «Кировец», хлопкоуборочную технику, холодильники. Если говорить о современном положении дел, то, несомненно, удачный дизайн «обрели» белорусские погрузчики. Благодаря внешнему виду несколько моделей серьезно конкурируют с российскими аналогами. Известная разработка, заметная по дизайну и уникальная по конструктивной схеме, – автомобиль МАЗ «Перестройка». Его даже возили в Париж, он там всех удивил нестандартностью технической мысли. Сегодня, наконец, начинают воплощаться в жизнь проекты, которые белорусы предлагали еще в 80-х годах прошлого столетия. Например, трактор с обтекаемым капотом для лучшего обзора. Товары для души и тела… Неплохо работают белорусские модельеры, но, в основном, для продвижения себя, расширения круга частных заказчиков. Хотя Иван Айплатов по приглашению известных производителей российского бренда шьет в Китае доступную широким массам коллекцию верхней одежды.

– Что мешает нашим дизайнерам реализовывать творческий потенциал?
– Ситуация такова, что рассчитывать на какой-то заказ не приходится. За 13 лет моего председательства в Белорусском Союзе дизайнеров не было ни одного государственного заказа на объемное проектирование. Так, по мелочи. Я разрабатывал фирменный стиль Дворца Республики, Фонда социального страхования. Дизайнерам придется привыкать к тому, что нужно самим искать спонсоров, инвесторов, кредиты для реализации собственных инновационных проектов. Это наиболее эффективный путь развития. Сегодня наша профессия не востребована в области индустриального дизайна, нет заказов. Предприятия не готовы к радикальным дизайнерским решениям. Более-менее работают люди в графическом дизайне – создание товарных знаков-логотипов, заказы типографий, издательств, рекламных агентств. В какой-то степени востребован дизайн интерьеров. Но сложность такого сотрудничества заключается в том, что художнику приходится «ложиться» под клиента. А это часто неинтересно с творческой точки зрения. Хотя платят щедро.

Оставить комментарий