ВОРЫ ВНЕ ЗАКОНА

В последнее время в нашей тихой стране совершались нетипичные преступления: захват заложников, похищения людей с целью выкупа. Значит ли это, что поднимает голову организованная преступность?
Об этом беседуют наш корреспондент и первый заместитель начальника Комитета по борьбе с организованной преступностью и коррупцией МВД РБ полковник милиции Олег Островский.

- В российской газете я прочитала, что Япончик, носящий титул вора в законе, выходит на свободу и, возможно, приедет в Россию. Там так серьезно об этом рассуждают, будто он не вор, а представитель высшего менеджмента. А у нас есть лица, имеющие такой титул?

- Там Россия, у нас – Беларусь. Процессы, происходящие в уголовной среде соседей, к нашей стране никакого отношения не имеют. Не было ничего общего и не может быть. Титул вор в законе применительно к нашей стране – книжная выдумка.

- А как же прозрачная граница с Россией, разговоры о создании Союзного государства?

- Союзное государство строится не для криминальных элементов, а для нормальных людей. Что касается прозрачной границы, то недавно в Минск приезжали семь криминальных авторитетов из России. Полагаю, после нашего приема у них навсегда отпало желание интегрироваться с гражданами нашей страны, конфликтующими с законом.

- Олег Анатольевич, Вы сказали, что воры в законе – это книжная выдумка. Правда, я и читала об этом в российских книгах. Но и в Беларуси в начале 90-х годов они вроде тоже были. Вы их всех пересадили или, как часто бывает, акулы криминального мира оказались недоступны для правосудия, за них ответили мелкие рыбешки?

- Понятие вор в законе было распространено в царской России. В 20-е годы, во времена НЭПа, на очень короткий срок оно снова возродилось. Во времена СССР только в колониях особого режима было некое деление на урок и воров. Первая категория – менее привилегированная в криминальном мире, вторая – более привилегированная. Но все эти движения оставались за тюремным забором. Начало перестройки и развитие негосударственного сектора экономики, свобода предпринимательства привели к тому, что определенная категория людей захотела хорошо жить, не занимаясь никаким трудом. Так появились рэкетиры, а карманники возродили традиции воров в законе. Но воры в законе царских времен жили по определенным правилам: им нельзя было иметь семью, дорогое имущество, у них за плечами было несколько отсидок. Современные криминальные элементы просто покупают титул, у них есть семьи, солидные счета в банках и недвижимость в нескольких странах. В нашей стране в те смутные годы (конец 80-х-начало 90-х) некоторые тоже имели такой титул. Кто-то из них погиб в результате “разборок”, кто-то уехал из Беларуси в Россию, Израиль и другие страны.

- Надо полагать, их вынужденная эмиграция связана с тем, что в 1991 году в белорусской милиции были созданы структуры по борьбе с организованной преступностью?

- Без ложной скромности скажу, что это действительно так. В начале 90-х годов прошлого столетия наши сотрудники работали круглосуточно. Тринадцать лет спустя после создания подразделений по БОП, в стране, конечно, есть проявления организованной преступности. Практически вся милиция и другие правоохранительные органы работают по наведению порядка в своем доме. Поэтому преступные группы немногочисленны и, что очень важно, не имеют единого руководства. Постепенно члены преступных группировок отправляются туда, куда заслужили, – в места лишения свободы.

- Готовясь к встрече с Вами, я опросила своих знакомых бизнесменов разного уровня: есть ли у них криминальные крыши, когда последний раз их побеспокоил рэкетир. Кто-то их них последнего рэкетира видел лет 8 назад, а одного бизнесмена потревожили совсем недавно. У него и мысли не было искать каких-нибудь братков, чтобы его защитили, зато немедленно отправился в милицию с заявлением. А по Вашим сведениям, сколько у нас осталось рэкетиров?

- Бывает, что какой-нибудь “отмороженный” тип попытается получить 20-30 долларов с бизнесмена. Но все уже давно поняли, что правоохранительные органы легко справляются с этой проблемой. Дело в том, что книжная романтика о ворах в законе – это одно, а реальная жизнь – совсем другое. Среди сегодняшних бизнесменов, вполне вероятно, есть те, кто в молодости грешил рэкетом. Но они категорически не хотят, чтобы их дети повторяли тот же путь. Они делают все для того, чтобы ребята получили нормальное образование и спокойно работали, жили. Титул вора в законе или просто вора столь непрестижен, что никто не стремится передать его по наследству.

- Олег Анатольевич, похищения людей с целью выкупа, захват заложников кажутся какими-то нереальными для нашей страны преступлениями. Я заранее прошу прощения у тех людей, которые были заложниками, но, слушая сообщения о таких событиях, я всегда думаю, уж не тренировка ли это? Может, там все подставные? Не понимаю, почему у меня такие ощущения…

- К сожалению, заложники были реальными, и эти люди перенесли сильнейший стресс. А вот ощущение нереальности происходящего у Вас, возможно, от того, что нет предпосылок для совершения таких преступлений. Вынужден говорить о том, что захват заложников осуществлялся по-дилетантски, под впечатлением дешевых фильмов по видику. Но повторю: заложники были реальными. Захватчики, конечно, по решению суда будут наказаны.

- Вам их как будто жаль?

- Нет, я не могу жалеть человека, который приставлял нож к шее женщины. Я вижу здесь не только криминальную проблему. Сейчас много говорят об идеологическом воспитании молодежи. Помните, у Высоцкого, “значит, нужные книжки ты в детстве прочел”. Пока я не замечаю, чтобы молодежь читала нужные книжки, все больше смотрит жуткие боевики.

- Олег Анатольевич, а знаете ли Вы цивилизованный метод, как сделать, чтобы читали “нужные книжки”, и какие Вы к ним относите?

- Можно начать с фильмов. Я убрал бы из киосков видеопроката боевики, а на их место поставил бы кассеты с белорусскими фильмами: “Бронзовая птица”, “Последнее лето детства”, “В августе 44-го”, “Поводырь” - разве мало у нас хороших фильмов? А книги? Весь Короткевич, “Золотая горка”, “Единственный свидетель – Бог” - замечательные исторические детективы Константина Тарасова. Подросткам, я уверен, надо читать “Шчарбаты талер”, а не играть в компьютерные страшилки. Если фильмы, книги будут учить подростков благородным поступкам, то у преступности значительно уменьшится база роста.

1
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Анонимно

seychas vori ostalis shtoli vse biznes krutat a vori bili no uje ix net vori seycas baqatiye ludi seba nazivayut vorami