ГДЕ РЕЖИМИТЬ МОЖНО, А ГДЕ НЕЛЬЗЯ

У белорусов есть очень много шансов с нового 2009 года зажить по правилам Кодекса о земле. По крайней мере, на это очень рассчитывают депутаты и специалисты профильных организаций, принимавшие участие в подготовке нового свода законов.

Вечно разрабатываемый, как это справедливо может показаться стороннему наблюдателю, проект Кодекса о земле с 2004 года пережил уже четыре редакции. Сейчас он почти готов и проходит последнюю «шлифовку». В среду документ привели в соответствие с последними «профильными» Указами президента: Указом № 667 «Об изъятии и предоставлении земельных участков» от 27 декабря 2007 г, Указом № 43 «О деятельности организаций застройщиков, гаражных кооперативов и кооперативов, осуществляющих эксплуатацию автомобильных стоянок» от 28 января 2008 г. и Указом № 50 «О мерах по упорядочению деятельности садоводческих товариществ» от 28 января 2008 г.

Осталось только внести проект на рассмотрение депутатов, а там уже как карта ляжет: в лучшем случае парламентарии третьего созыва успевают его одобрить, в худшем — Кодексом займутся депутаты четвертого созыва.

ДЛЯ КОГО ЭТО ВАЖНО?

Нельзя сказать, что Кодекс о земле принципиально изменит правовое положение кого-то из землепользователей. Скорее, это сделали ранее принятые акты президента. Например, с 1 января 2008 года прекращено выделение служебных земельных наделов для отдельных категорий работников транспорта, лесного хозяйства, лесной промышленности, связи, водного, рыбного, охотничьего хозяйства, других отраслей народного хозяйства.

Кроме того, теперь в пожизненное наследуемое землевладение участки под строительство и обслуживание жилого дома смогут получить только нуждающиеся в улучшении жилищных условий (за исключением жителей столицы и областных центров), многодетные или пострадавшие от аварии на Чернобыльской АЭС. Решения о выделении участков в пожизненное наследуемое землевладение, принятые местными исполнительными и распорядительными органами до 1 января 2008 года, остаются в силе. Остальным желающим приобрести участок — прямая дорога на аукционы или за договором аренды. Минимальный срок последнего, кстати, 10 лет. Это предусмотрено для того, чтобы застраховать интересы арендаторов.

Что касается права пожизненного наследуемого землевладения, «сначала законодатели вообще намерены были от него отказаться», признается председатель постоянной комиссии по аграрным вопросам Михаил Русый:

— Но люди привыкли к этому термину. Если человек понимает, что он сможет передать по наследству свою землю, он будет лучше за ней ухаживать. Аренда — более жесткий термин.

Немаловажно и то, что право пожизненного наследуемого владения земельным участком не запрещает продавать сам дом, находящийся на этом участке. А ведь случаи «перегибов на местах» уже появились. Землеустроители и регистраторы недвижимости настоятельно рекомендуют гражданам приватизировать свои участки и потом продавать все вместе: и землю, и дом.

КОГДА ВАЖЕН РАЗМЕР

Размеры предоставляемых в собственность участков практически не изменились. Это прежние 5-15 соток для обслуживания жилого дома в городах, 15 соток для дачи, 25 — для обслуживания жилого дома в сельской местности, до 1 гектара — для ведения личного подсобного хозяйства.

Правда, здесь не избежать погрешностей. Например, в пользовании гражданина находится 16 соток земли. 15 из них он приватизирует. Оставшуюся сотку он может взять в аренду на 99 лет. Но может и не брать. Мол, что хотите с ней, то и делайте.

Зато размеры участков под традиционные народные промыслы могут устанавливаться по согласованию сторон.
— Не повлечет ли это злоупотребления? — задался вопросом главный советник Главного управления АПК Совета министров Андрей Никифоров.
На что заместитель председателя Государственного комитета по имуществу Андрей Гаев ответил:
— Не надо режимить там, где режимить нельзя. Есть случай, когда мастерская по плетению из лозы попросила в пользование сплошной хмызняк. Так они же и деньги платят, и территорию очищают.
Перед выходом в свет с проектом Кодекса о земле депутаты заметно волнуются.
— Надо все точно выверить. А то Петкевич задаст вопрос, и — раз! — завернут Кодекс на доработку, — размышляют вслух разработчики документа.

ЭКСПРЕСС-ОПРОС

Есть ли у вас в собственности участок земли, и что на нем находится?

Зоя Крот: «Участка у меня нет. Я живу в минской квартире».

Сергей Гайдукевич: «Я никогда ни от кого не скрывал, что я прописан и живу в собственном доме в Минском районе».

Наталья Авдеева: «К сожалению, у меня пока нет своего участка. Вместе с мужем, сыном и невесткой мы живем в трехкомнатной квартире в Минске».

Сергей Костян: «У меня есть загородный участок, 40 соток под Мозырем. На нем расположены дом, сарай, баня. Все это мне досталась в наследство от матери. У меня там прекрасный сад, который я в 1979 году садил собственными руками. И растет там все, что только можно придумать: яблони, груши, абрикосы, несколько сортов смородины. Засеваем и огород. Все стараемся вырастить своими руками. Правда, в основном ухаживает за растениями моя жена, у меня получается только наскоками выкроить для этого время. Оставшуюся землю, чтобы не пустовала, засеваем какой-нибудь культурой. В прошлом году, например, это был овес, в этом – рожь. Урожай бесплатно отдаю местной агрофирме. Так что мы от земли не отрывались».

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о