ДЗЕРЖИНСКИЙ ПРОТИВ ПИЛСУДСКОГО

Продолжение. Начало в № 35
В 1914 году австрийское правительство разрешило Пилсудскому сформировать в составе австро-венгерской армии польские легионы из добровольцев. Формально Пилсудский командовал только Первой бригадой. Но для всех легионеров он был «любимый комендант». Параллельно с этим Пилсудский создавал Польскую военную организацию, которая позже позволила сформировать Польское войско. Ряд событий - Февральская и Октябрьская революция, Брестский мир и революция в Германии - позволили Польше возродиться как государству

Создав первые государственные институты, Польша сразу же ввязалась в вооруженные конфликты с немцами - за Познань и Верхнюю Силезию, с чехами - за Тешинскую Силезию, с украинцами - за Львов и всю Восточную Галицию, с летувисами - за Вильно, с большевиками - за Волынь и Беларусь.

Летом-осенью 1919 года Пилсудский в реальности спас Советскую власть в России. Все вооруженные конфликты - и с украинцами, и с немцами, и с чехами, и с литовцами - были уже выиграны или приглушены. Над ленинской Москвой нависла угроза - наступление Добровольческой армии Деникина. Польские же войска, которые полгода самостоятельно бились с Красной армией, просто наблюдали из Беларуси и Волыни за решающим столкновением красных и белых. И как ни просили, ни приказывали, ни угрожали руководители стран Атланты (безвольной марионеткой которых, по утверждению кремлевской пропаганды, вроде бы был Пилсудский), польские солдаты с места не сдвинулись. Позже Пилсудский откровенно писал, что в случае победы белогвардейцев и реставрации царской империи, не могло быть и речи о вольных Украине и странах Балтии. И Польша в лучшем случае могла бы рассчитывать на «этническую» границу (которая вскоре получила название «линии Керзона» и стала реальной после Второй мировой войны), а то и быть вынужденной к какой-нибудь «федерации» с Россией.

После капитуляции Германии советское правительство отменило условия Брестского мира и начало вооруженную операцию под названием «Висла». Фактически, военная операция была направлена против независимости Белорусской Народной и Литовской республик. 27 февраля 1919 было объявлено создание Литовско-Белорусской Социалистической Республики со столицей в Вильно. А в начале марта 1919 года поляки начали наступление - заняли Пинск, перешли реку Ясельду, овладели Новогрудком, Барановичами, Лидой и Вильно, а в августе заняли Минск и Бобруйск.

26 мая 1920 года Красная Армия начала наступление на Украине и в Беларуси, а в июле 1920 года разворачивается наступление войск Тухачевского в Польше. По мысли Ленина, вступление в Польшу должно было привести к установлению там советской власти и вызвать революцию в Германии. Министр иностранных дел Великобритании Дж. Керзон направил правительству РСФСР ноту, в которой от имени руководства Антанты потребовал остановить наступление Красной Армии против польских войск на линии, определенной державами Антанты в качестве восточной границы Польши (так называемая «линия Керзона»).

А в Минске Главком Красной Армии С.Каменев дал директиву на окончательное поражение польского войска и овладение Варшавой не позднее 12 августа. В Белостоке создается Польский временный революционный комитет (Польревком), в который вошли члены РКП(б), поляки: Феликс Дзержинский, Феликс Кон, Юлиан Мархлевский, Юзэф Уншлихт. Эти люди должны были стать ядром советского правительства Польши. Командующий Западным фронтом Тухачевский прямо заявил в приказе войскам, что они «через труп белопанской Польши понесут на своих штыках пламя мировой революции на Запад Европы».

В начале августа части Тухачевского вплотную подошли к Варшаве. Ее срочно покинули все иностранные посольства. Маршал Польши Юзеф Пилсудский, генерал Тадеуш Розвадовский и французский генерал Вейган подготовили контрудар. 16 августа под Вепшем польские войска зашли в тыл Красной Армии и в конечном счете спасли Варшаву. Расчеты на «красных кавалеристов» Буденного не оправдались. Воспетой Первой конной армии, что собиралась помыть сапоги в Сене, не удалось выйти на оперативный простор. За 10 дней боев под Замостьем армия Буденного не сумела сломить сопротивление 6-й украинской стрелковой дивизии армии УНР под командованием генерал-хорунжего Безручко. Украинцы спасли поляков, но поляки позже забыли их поблагодарить.

В августовской битве под Варшавой Красная армия потерпела сокрушительное поражение и обратилась в бегство. Только за июль 1920 года в Войско Польское вступили 150 тысяч добровольцев. Без Пилсудского не было бы победы над Вислой хоть бы потому, что не было бы самой Варшавской битвы. В начале августа многие в высшем польском руководстве считали, что необходимо без боя оставить Варшаву и отступать на Запад в бывшую прусскую Польшу, границы которой большевики будто бы не осмелятся перейти. Генерал Рой потребовал от правительства отстранить Пилсудского, выпустить из тюрем польских коммунистов и попробовать через них договориться с Москвой. Договор мог идти только об условиях капитуляции. Только железная воля и авторитет Пилсудского сберегли все от развала.

18 октября варшавский сейм заключил перемирие с Москвой, а 18 марта 1921 года - и мирный договор в Риге. То, что мир, заключить который как можно быстрее стремились и Москва, и Варшава, был подписан через пять месяцев, вызвано в первую очередь противодействием Пилсудского. Но вся Польша объединилась против него. Страна была измучена шестилетней войной, федералистские планы Пилсудского казались химерой, а польская мирная делегация, которая состояла из его политических противников, приложила все усилия, чтобы новая линия границы была проведена не сильно далеко на восток - в сейме не хотели, чтобы поддаными Польши стало много украинцев и белорусов. Главным же условием советской делегации было то, чтобы поляки отказались от поддержки независимости Украины. После того как польская делегация согласилась с этим, проблем практически не стало. Поэтому Пилсудский всегда был убежден, что война 1920 года не была доведена до логического конца. Через 15 лет, за месяц до смерти, он говорил своему адъютанту: «Я проиграл свою жизнь. Мне не удалось создать свободную от русских Украину».

Естественно, после Рижского мира Польревком, ехавший в Польшу в обозе у Тухачевского, канул в забытье. Но что намеревался делать в Польше Феликс Дзержинский? Узнали бы тогда польские поляки жесткость борьбы с контреволюцией? Скорее всего - у них появилась бы такая память. Вообще, им сильно повезло, что одно из лучших зданий Варшавы не успел занять под Польскую чрезвычайную комиссию белорусский поляк. Помнили бы они его не только потому, что он писался поляком и до революции сидел в варшавской тюрьме. Хотя можно допустить и другую возможность. Все же Дзержинский считал Польшу родиной и начинал революционную деятельность с членства в Социал-демократической партии Польши и Литвы. Мархлевский был другом Пилсудского. Возможно, что они строили бы социалистическую Польшу, отдельную от России. Собственно, гадать не о чем - этого не произошло. Но какие-то чувства испытывал в сердце командированный на это задание член ЦК и председатель Всероссийской чрезвычайки - не одно же только нетерпение начать аресты. Или был он разочарован, что не послужит той Отчизне, о которой думал в юности.

А горьким разочарованием для Пилсудского стало нежелание летувисов войти в федерацию или конфедерацию с Польшей. Более того, в 1920 году летувисские войска воевали против поляков в союзе с большевиками. Генерал Людвик Желиговский, белорус по происхождению, осенью 1920 года формально вышел из польской службы и захватил силами своей дивизии Вильно и Виленщину, большинство населения которой составляли ополяченные белорусы. Было создано квазигосударственное образование - «Центральная Литва» (нечто, вроде русскоязычной и пророссийской «Молдавской Приднестровской республики»). Три года Пилсудский уговаривал летувисов вернуться в «объятия» польского брата» и получить назад Вильно в обмен за «унию». Но летувисы никак не соглашались с потерей независимости. Тогда Виленщина была присоединена к Польше, в составе которой она оставалась до 1939 года. Это также стало одной из причин того, что в 1923 году Пилсудский отрекся от всех государственных должностей и добровольно отправился для частной жизни в местечко Сулеювек под Варшавой.

В западной Беларуси действовали партизанские отряды, украинское сопротивление организовало в 1924 году покушение на президента Войцеховского, набирали силу социал-демократы. Пилсудский решил вернуться в политику и покончить с “анархией”. Дружественный ему военный министр Желиховский под видом плановых учений сосредоточил под Варшавой отборные части, и передал командование над ними Пилсудскому.

12 мая 1926 года полки двинулись на столицу, овладели казармами и министерством внутренних дел. Но действующие президент и правительство отказались капитулировать. Вечером начался бой в столице. 14 мая правительственные войска сдались. В ходе боев погибло 379 человек, было ранено 1.000. Генералы, оказывавшие сопротивление повстанцам, сели за решетку или были уволены из вооруженных сил, а некоторые погибли при загадочных обстоятельствах. В стране был установлен режим автократии Пилсудского, так называемый режим санации (очищения страны от коррупции). Одним из оснований санации была так называемая пацификация (усмирение) национальных окраин (белорусов и украинцев). Военными средствами уничтожались партизанские отряды, национальное культурное движение уничтожалось вытеснением национальной культуры. По условиям рижского мира предполагалась культурная автономия белорусов и украинцев. И в первые годы после присоединения к Польше существовали белорусские школы и гимназии, были выбраны белорусские послы в польский сейм. Затем белорусские школы постепенно закрыли или перевели на польский язык, началась активная полонизация. Белорусам давали понять что они - люди второго сорта, язык у них хамский, а Беларусь - это польская земля. Как и в XVII-XVIII веках так в период возрожденной Речи Посполитой на картах на территории Беларуси значилась «Польша». Наш народ был обречен на полную потерю политической и культурной самостоятельности, потому что поляки строили унитарное польское государство.

Официально роль Пилсудского в жизни страны не была четко определена, фактически он был ее единоличным начальником. Он очень любил легенду о себе как об «отце независимости». Возможно, что другой человек не выполнил бы такой задачи. У Пилсудского была любовь к Речи Посполитой и вера в нее. То, чего не хватало белорусским большевистским руководителям. Нет любви - не будет удачи, нет веры - не сбудется. Поляки строили государство, а белорусы на обрывке от их земель строили буферную республику.

Окончание в № 37.

Оставить комментарий