МЕЧТЫ СБЫВАЮТСЯ

Вы пробовали когда-нибудь смотреть соревнования танцевальных пар? Не знаешь, то ли следить за одной из них, то ли ловить взглядом по очереди движения разных участников. В этом смысле командные выступления (формейшн) намного удобнее. К тому же впечатление от номера ансамбля увеличивается в зависимости от того, сколько раз во время шестиминутного действа сменялись ритмы пяти танцев латины или стандарта. Иногда доходит до 50 раз.

ВНЕ КОНКУРЕНЦИИ

История чемпионатов мира среди ансамблей насчитывает свыше 30 лет. Командные выступления особенно развиты в Западной и Центральной Европе. Мировой лидер – Германия, где формейшн по популярности уступает разве что футболу. Там существует несколько лиг, заполняются пятитысячные залы, а танцевальные ансамбли поддерживают всемирно известные автомобильные компании.

На постсоветском пространстве выделяется Литва. В Беларуси формейшн развивается только в минском клубе «Мара», отсчитывающий уже пятый десяток. Новая дисциплина в клубе появилась в начале 90-х годов прошлого века. Сейчас в «Маре» два ансамбля – по латине и стандарту. Была попытка создать универсальную команду, но одному коллективу сочетать стилистику разных видов танца оказалось сложно физически. К тому же у танцоров есть основной вид деятельности.

– Формейшн тяжело приживается в Беларуси, – объясняет художественный руководитель танцевального клуба Лидия КАЦ-ЛАЗАРЕВА. – Поверьте, очень сложно найти восемь взрослых танцевальных пар плюс запасные одного уровня мастерства. Они должны идеально подходить друг другу, даже внешне. У нас есть партнер, который сменил уже 14 партнерш. Не менее сложно содержать коллектив – это же целая бригада. Трудно ставить программы, разрабатывать костюмы для номеров: должен быть не просто танец, а спектакль. Чтобы постоянно выступать в финалах чемпионатов Европы или мира, нужно иметь собственный почерк и чаще обновлять программу: не раз в два года, а как это делают немцы – везти на «Европу» один номер, на «Мир» – абсолютно новый.

ГОТОВ ЦЕЛОВАТЬ ПАРКЕТ

Среди танцоров «Мары» есть представители совсем не творческих профессий – юристы, компьютерщики, математики. Все пары танцуют не менее 10 лет. Иногда в «Мару» приходят из других клубов, но Лидия Петровна сторонница готовить собственный резерв. Она считает, что так пары легче привыкают к специфике ансамбля. Ведь не каждый танцор способен отказаться от своей индивидуальности в пользу коллектива, а в формейшн пары танцуют синхронно, соответственно рисунку танца.

Художественный руководитель не стала отрицать факт существования в коллективе дедовщины, хотя сама избирает на тренировках метод пряника: «У каждого танцора в автобусе свое место, свой костюм. «Старички» могут порой сказать молодым, что им надо сначала все это заслужить. Это нормально, если обращено в шутливую форму. В любой команде должны быть лидеры». Самый опытный в клубе из учеников – нынешний тренер Дмитрий Белявский, который в «Маре» около 30 лет.

Клуб не забывают и благодарные воспитанники, эмигрировавшие за рубеж: «маровские» ученики работают в Канаде, Америке, Германии, Австралии... Два года назад во Дворец культуры Тракторного завода, где базируется клуб, пришел один из них, ныне живущий в США, упал на колени и сказал, что готов целовать каждый сантиметр паркета этого зала.

– Дело в том, что это уже не просто ансамбль, а бренд, – заявляет худрук клуба. – «Мара» – своего рода роддом, потому что в большинстве белорусских клубов работают наши воспитанники. Но, несмотря на авторитет, мы постоянно совершенствуемся, ищем новые формы работы, занимаемся массовым развитием танца. Среди достижений «Мары» – открытие специализации «спортивный танец» в Университете культуры, БГУФКе. Недавно у нас был огромный проект совместно с Оперным театром. Мы проводим конкурсы памяти Каца (Макс Самуилович – организатор клуба), танцевальные фестивали. В планах – организовать бал.

СОВЕТСКИЙ ЧЕЛОВЕК ТАК ТАНЦЕВАТЬ НЕ МОГ

Лидия Петровна – уникальный человек. На ее глазах в нашей стране начал приживаться не только формейшн, но и сами тогда еще бальные танцы. Заслуженный работник культуры Беларуси с грустью вспоминает то время, когда занятие танцами считалось пропагандой буржуазной идеологии. Ей было лет 14. Из-за железного занавеса латиноамериканских танцев никто не видел. Существовала только так называемая советская программа.

– В 1961-м или 1962 году впервые увидела на семинаре, как танцевали ча-ча-ча. Я была комсомолкой, но членом партии так и не стала, потому что занималась не тем делом. Когда проверка увидела, что в паре мы танцевали близко, в контакте, нам сказали, что советский человек так двигаться не может, и обвинили в распространении сексапильности.

Не отказаться от танцев девушке помогли интуиция и тот бесценный опыт, что передал ей Кац. Именно в честь тренера-организатора ансамбля и назван клуб: близкие ласково называли Макса Самуиловича Мара. Получилось, что прозвище совпало со словом «мечта» на белорусском языке…

Какая заветная мечта у художественного руководителя «Мары»? Чтобы танцевальный спорт был популярен в Беларуси, а спортивные танцы включили в олимпийскую программу: тогда они бы финансировались государством. «Я убеждена, что не зря верю в правильность развития танцевального спорта. Придет время, когда в каждой школе, как за границей, будет урок танцев».

Большинство женщин обожают румбу, танец любви. Кому-то импонирует заводной джайв или корида-пасодобль, страстное танго, головокружительный вальс. Лидия Петровна так и не смогла назвать свой любимый танец. Наверное, это правильно: она как истинный профессионал знает, что каждый танец по-своему хорош и уникален.

Оставить комментарий