СЕРГЕЙ САПОНЕНКО: «ПОЭЗИЯ – СТРИПТИЗ ДУШИ»

Живет в городе Гомеле поэт Сергей САПОНЕНКО. Мужчина средних лет, 41 года от роду. Живет скромно и даже в некоторой степени однообразно. На свежем воздухе бывает редко. Большую часть времени проводит за компьютером или за чтением книг. Сергей – инвалид. Рожден с диагнозом ДЦП – детский церебральный паралич. В интернете ведет личный сайт, на котором выкладывает свои стихи. Вырывается во внешний мир, за пределы четырех стен и инвалидности через «глобальную паутину».

ТОСКА ПО НЕБУ

Он сидит перед домашним компьютером. На голове – обруч с отходящим от него хоботком. Сергей наклоняется вперед. Хоботок упирается в букву на клавиатуре. На мониторе мало-помалу появляется текст. Так Сергей Сапоненко пишет стихи. В 1996 году один голландец подарил ему компьютер. Первое время Сергей писал, нажимая на клавиши носом. А потом отец Иван Игнатьевич смастерил для сына обруч, которым Сергей пользуется и по сей день. Обруч рождает поэзию. Обычный день поэта проистекает в размеренном ритме. «Утром просыпаюсь, – рассказывает он. – Одели. Покормили. Сажусь за компьютер. Потом читаю. Библию. Русскую классику. Больше всего люблю поэтов Серебряного века. Любимый поэт – Пастернак. Потом идут Цветаева, Ахматова, Гумилев, Мандельштам. Из советских авторов – Николай Рубцов, Давид Самойлов». По вечерам Сергей смотрит телевизор. В основном новости и научные программы. По причине болезни на открытый воздух выбирается редко. Последние четыре месяца просидел дома. Любимый месяц года – апрель. «В апреле, – говорит Сергей, – возобновляется жизнь. Впереди тепло». А стихи же лучше пишутся осенью и зимой, когда поэта навещает ностальгия. У Сергея «появляется тоска по небу».

Я ПРОСТО ЖИВУ

Сергей включает запись своего творческого вечера, который состоялся полгода назад в Гомельском центре культуры. «Это поэт, который с детства прошел через невероятные испытания, – патетично произносит женщина из монитора компьютера. – Через муки творчества, отчаяние. Но не сломилась судьба. Он сумел переступить через немощь свою и стать примером редчайшего мужества и силы для многих». Сергей внимательно следит за фильмом, вновь испытывая волнение, которое обуревало его в тот вечер. Иногда его брови нахмурены. Иногда он улыбается, услышав приятный комплимент в свой адрес. Тем вечером, полгода назад, со сцены звучали песни на стихи Сергея Сапоненко. Белорусские, российские, молдавские музыканты по-своему интерпретировали поэзию гомельского поэта. Я спрашиваю Сергея, на кого бы он хотел быть похожим. «Я – человек без авторитетов, – отвечает он. – Хотя все-таки есть один Человек – это Иисус Христос. Я на Него равняюсь, но никогда не достигну Его уровня. У меня в детстве были разные кумиры – литераторы, футболисты, хоккеисты. А потом я понял, что они недостойны подражания. Человек не может быть кумиром для другого человека». Не хочет быть кумиром для других и Сергей. Два года назад к поэту приезжала финская киногруппа. Снимала о нем фильм. Во время съемки Сергей попросил режиссера не делать из него героя, объяснив это фразой «я просто живу». Именно такое название получила документальная лента. А выражение «я просто живу» стало жизненным кредо поэта. «Некоторые люди говорят: «Вот бы тебе стать здоровым», – говорит мне Сергей. – А я не хочу ни жалости, ни сострадания. Я не хуже и не лучше других. Только кое в чем ограничен. От того, что мы больны, мы не перестаем хотеть того же, чего хотят все люди, – дружбы, любви, счастья».

ДУША НЕ СТАРЕЕТ

Поэзия не вошла в жизнь Сергея сразу, как только он научился читать. В школе стихи не любил. «Евгения Онегина» в юности так и не осилил. На написание стихов инвалида подтолкнули два обстоятельства: попавшие в руки томик Цветаевой и Евангелие от Иоанна. «Мне было пятнадцать лет, когда я впервые прочитал Цветаеву, – вспоминает Сергей. – И я увидел эти строчки.

Вот опять окно,
Где опять не спят.
Может – пьют вино,
Может – так сидят.

У меня прямо мурашки по коже пробежали». Наряду с этим Сергей страдал глубокой депрессией. «У меня был кризис. Инвалидность накладывала след на образ мышления. Стал искать смысл жизни. Зачем живу? Что будет потом? Я много думал и пришел к такому выводу: чем раньше умрешь, тем лучше. И жил без веры в ожидании смерти. Смерти такой пустой, как пропасть. А когда прочитал Евангелие, почувствовал, что не все так просто. Есть что-то вечное. Вечные ценности. Ведь душа не стареет. У любого человека она такая же, как и в юности. Это одно из проявлений вечности в нас».

ОКНО В МИР

Бог для Сергея – Все во Всем. Он рядом. И даже где-то «в уголке души самого страшного разбойника». С появлением в своей жизни веры инвалиду и захотелось что-то сказать. Но что и как, он еще не знал. Пробовал себя в прозе. А когда появился компьютер, стал рифмовать слова. «Я попробовал, и мне понравилось. Получилось уместить в 12 строчках то, что расписывают на двести страниц». В середине 1990-х друзья Сергея посоветовали ему отправить свои стихи в какой-нибудь журнал. Первыми поэзию Сапоненко узнали гомельские читатели. Затем стихи появились и в минских журналах «Першацвет» и «Беларусь». С той поры география известности прикованного к креслу поэта стала расширяться. Его стихи печатаются в Калифорнии, Вашингтоне, Англии, Германии, Голландии, Франции. На радиоволнах США звучат песни на стихи Сапоненко. О нем пишут статьи. Принимают в Международную ассоциацию авторов и публицистов (APIA) со штаб-квартирой в Лондоне. Сегодня гомельский поэт – член редколлегии APIA в Беларуси. Он ищет новых авторов, отбирает работы к публикации для газеты, которую издает ассоциация. Сергей живет в глобальной сети. Ежегодно его сайт (www.saponenko.com) посещают более 10 тысяч человек. Особую активность проявляют жители США. Белорусы находятся на пятом месте рейтинга. Интернет для инвалида – окно во внешний мир. В него можно смотреть. Через него можно разговаривать. В комнате же Сергея окно зарешечено.

ВЫРАЗИТЬ СЛОВАМИ

Тело, скованное недугом. Обруч на голове. Сергею сложно находить общий язык с людьми – его речь неразборчива. Но на письме язык оживает. Парадокс, но человек, лишенный возможности полноценной коммуникации, говорит за тех, кто не имеет дефектов речи. «Для меня главное – написать то, – признается Сергей Сапоненко, – что чувствуют другие, но не могут выразить словами. Я не ищу изысканных рифм, красивых слов, для меня главное – ввести в компьютер настроение, передать его словами. Потому что многие люди чувствуют одно и то же, и когда они видят, что кто-то чувствует так, как они, к ним приходит какое-то облегчение, избавление от одиночества, хотя бы ненадолго.

Бог для меня – любовь. Я никогда не вникал в обрядовую сторону религии, меня мало интересуют правила, законы, потому что Христос обличал книжников и фарисеев в законничестве. Надо жить по духу, а не по букве. Для меня главное не в какую церковь ходит человек, а имеет ли он личные отношения с Богом».

МОСТ ИЗ ЗОЛОТА

Сергей смотрит новости. Его волнует, «когда начинает пахнуть порохом. Будь то в Ираке или Чечне, – рассуждает он, – правых и виноватых трудно найти. У каждого своя правда». Сергей отвечает на многочисленные письма читателей. И всегда находит время, чтобы отписать человеку 2-3 строчки и получить в ответ двести. Сергей признается, что когда пишет стихи, не подозревает, как они будут выглядеть в итоге. «У верующих, – говорит поэт, – это называется «исполнением Святым Духом». У неверующих – вдохновением. Я пишу диктант. Мне диктуют. А в диктантах бывают ошибки. Там, где встречаются ошибки, это мои ошибки». Поэзия для Сергея Сапоненко – способ самовыражения. Состояние рождения стиха он называет «стриптизом души». Есть у гомельского поэта и своя муза или лучше сказать музы. Ими могут быть друзья, женщина, цветок, приятное письмо. По признанию Сергея, жизнь для него – подготовка к вечности. «Вечность уготована всем, – считает поэт, – только смотря кому какая. Я не буду утверждать, что разбойник, убийца попадут в ад. А хороший человек – в рай. Бог видит каждого человека. А людям свойственно со временем меняться». Его стихи облетают Земной шар. Но сам Сергей за рубежом пока не был. Ему трудно покинуть собственную квартиру без посторонней помощи. Поэтому поэт путешествует по свету в своих стихах. Гуляет по голландским полям, где цветут тюльпаны. Влетает в Марсель. И мечтает «по мосту из золота пройти» в Сан-Франциско.

Оставить комментарий