КОДИРОВАНИЕ – НЕ ВЫХОД

За ответами на интересующие вопросы корреспондент «ЭН» обратился к Вячеславу ЦЫРЛИНУ, заведующему медико-психологическим отделением городского клинического наркологического диспансера.

– Правда ли, что алкоголизм – заболевание наследственное?
– Биологическая предрасположенность существует. Но гена, отвечающего за передачу алкоголизма по наследству, нет. По крайней мере, на сегодняшний день он не обнаружен.

Существуют лишь биологические предпосылки. Например, определенный уровень ферментации. Снижен уровень серотонина – потребность в алкоголе будет выше. Но эти предпосылки могут реализоваться только в том случае, если они пересекутся с социальными и психологическими.

– Вячеслав Михайлович, почему алкоголики сами не могут бросить пить?
– В обществе очень много иллюзий. Основная иллюзия – что это проблема сильной или слабой воли. Но к силе воли алкоголизм не имеет никакого отношения. Это заболевание относится к психиатрии. Алкоголики – люди двойственные, что ли. Есть какая-то небольшая здравомыслящая часть, поэтому они не всегда пьяны. Но есть и зависимая часть – алкогольное сознание.

Сознание управляет волей. А что такое воля? Это осознанное управление собственным поведением и деятельностью. Сознание включает или выключает волевые качества человека, такие, как целеустремленность, упорство, смелость, мужество, терпение. Если человек здравомыслящий, значит, его воля направлена на то, чтобы не употреблять алкоголь, заниматься собственным выздоровлением или просто не пить на волевых усилиях. Алкоголики говорят: «Я держался», как будто он на перекладине висел, но висеть на перекладине человек не может бесконечно. Более того, трезвая жизнь, если человек не пьет, – она чем дальше, тем хуже.

– Может ли помочь страдающим алкоголизмом кодирование, которое так распространено у нас?
– Бросить пить для любого зависимого человека – тяжелый стресс. Поэтому такие методы лечения, как кодировки, подшивки, – все это попытки с помощью страха забрать у человека бутылку. Мол, выпьешь, – с тобой случится что-то страшное. Но алкоголики не ценят жизнь, поэтому и не боятся. Тем более простое неупотребление алкоголя еще никого не сделало здоровым.

Что делает кодировка? Алкоголик приходит и говорит: «Доктор, сделай так, чтобы я не пил». То есть он ответственность с себя снимает и перекладывает на другого человека. Доктор ему отвечает: «Сейчас сделаю!». Только представьте себе, что вы должны отвечать за чью-то трезвость, а кто-то – за вашу. Это же просто смешно и невозможно. А сам человек за свою трезвость отвечать не умеет еще – он слишком инфантильный, невзрослый. Поэтому алкоголизм за пять минут не лечится. Это взросление, а взрослеют дети медленно.

Болезнь прогрессирует, даже если человек не пьет. А если не заниматься выздоровлением, идет процесс ностальгии по алкоголю. Срыв неизбежен. После этого человек начинает наверстывать упущенное. Новые ценности не пришли, и он возвращается к употреблению на более высоком витке.
А что касается кодирования… Нигде в мире, кроме нашей страны, таких методов лечения не существует.

– Что вы думаете по поводу лечебно-трудовых профилакториев? Могут ли они излечить человека?
– Изоляция не означает выздоровление. Пока ЛТП находятся в ведении МВД, а не здравоохранения – ничего не получится. Печально, конечно, но что тут сделаешь…

1
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Анонимно

Почитав Вашу статью, пропадает всякая надежда на выздоровление близких людей. Есть примеры закадированных знакомых, которые не пьют по 15 лет, и жизнь их изменилась значительно, в хорошую сторону. Не стоит отнимать у людей надежду. Вы сами даёте психологическую установку на безисходность, и отбиваете всякое желание жить и верить.