БЕЗ СРОКА ДАВНОСТИ

Расследование громкого преступления закончила прокуратура Советского района столицы. Еще в 2003 году неподалеку от Белорусской государственной филармонии произошло жестокое убийство водителя такси. Его несколько раз ударили ножом, и от потери крови он умер. Стражи порядка ловили убийцу целых четыре года, но лишь в конце минувшего года он был наконец пойман.

ИСТОРИЯ ОДНОГО УБИЙСТВА

В ту ночь, 23 октября 2003 года, Александр как всегда работал. Дело спорилось, пассажиры один за другим садились в его «Волгу». Так что водитель даже стал насвистывать какую-то песенку, подъезжая к остановке, где «голосовал» очередной клиент – молодой парнишка от силы лет девятнадцати. Дело уже шло к утру – было почти четыре часа. Еще немного – и на отдых!

– Куда едем? – поинтересовался таксист, подождав, пока пассажир захлопнет дверцу.
– На Гикало, 12, – не очень-то вежливо отозвался парнишка и почти сразу же «выключился».
Юре разговаривать не хотелось, за предыдущий день и несколько часов ночи он сильно вымотался. И теперь, переделав все дела, собирался заехать к друзьям. Это был их адрес – Гикало, 12. Мысли стали путаться, голова клонилась на грудь…

– Все, приехали, – резкий голос таксиста вырвал его из приятного полусна, Юра глянул в окно и… не узнал места. Сам он был родом не из Минска, жил в Бресте, но у этих друзей бывал уже несколько раз и не мог ошибиться.

– Ты куда меня привез? Это не тот адрес!
– Куда просил, туда и привез, – обиделся Александр. – Давай, плати деньги и выходи или говори, куда ехать!

Дальше все случилось очень быстро. Александр даже не успел понять, что происходит. Юра выхватил нож и один за другим стал наносить удары. Водитель пытался сопротивляться, но это только сильнее раззадорило пассажира. Спустя несколько минут все было кончено. Окровавленный таксист сидел, привалившись к сиденью. Юра выскочил из машины и опрометью бросился бежать. Страшное осознание, что случилось непоправимое, уже начинало тихонько скрести по сердцу, но парень упорно утешал себя: «Нет, он только ранен, его спасут, сейчас приедет скорая, и все будет хорошо»…

Александр сквозь алый туман видел суетящихся врачей, его погрузили на носилки, куда-то несли, потом везли в машине, потом было еще что-то… Он умер, когда стрелки часов остановились на отметке 5.30.

– Потерпевшему было нанесено не менее пяти ударов ножом в область правого плеча и жизненно важный орган – грудную клетку. Причинены в совокупности тяжкие телесные повреждения в виде четырех колото-резаных ран на правом плече и проникающего колото-резаного ранения грудной клетки. А также ссадины на задней поверхности грудной клетки, сопровождающиеся повреждением крупных сосудов, – рассказал нам следователь прокуратуры Советского района Минска Александр АГАФОНОВ.
Правоохранители были поставлены в тупик – у погибшего таксиста не пропали деньги, мобильный был на месте, то есть его убили не для того, чтобы ограбить, но тогда зачем?

ПОИСКИ ДЛИНОЮ В ЧЕТЫРЕ ГОДА

Началось расследование с отработкой различных версий, опросом свидетелей, сбором улик… Но убийца словно растворился в воздухе. Следствие зашло в тупик, уголовное дело приостановили. И, возможно, так и лежать бы ему на полке, если бы не одно обстоятельство – совпали отпечатки пальцев молодого брестчанина, попавшегося на воровстве, и следы, найденные на машине в тот памятный вечер…

Юра всегда верил, что в жизни у него особое предназначение. К друзьям он так и не попал в тот вечер – уехал домой в Брест. Все забыть и начать жизнь заново, так, словно ничего и не случилось, словно в машине, залитой кровью, не сидел таксист, словно в его, Юриной, руке не было ножа…

В газетах, по телевизору, по радио – всюду писали и говорили об убитом таксисте. Нет, это не тот водитель, это какой-то другой. Кто-то убил таксиста, а тот…, он, конечно, выжил и лежит в больнице! Но почему тогда ему, Юре, так неспокойно и жутко?

Стараясь заглушить тревогу, молодой человек поступил в вуз – в Брестский педагогический университет, на факультет биологии. Но учеба не спорилась, и через три года Юра бросил университет.

Мысли о страшном преступлении не давали покоя. Юра решил, что уйдет из жизни… Но его спасли – заботливо вынули из петли и доставили в больницу. Если бы они только знали, кто он на самом деле, какой след за ним тянется. Но никто и не догадывался, все жалели его и потихоньку пересказывали за его спиной историю о несчастной любви, которая якобы и заставила парня «сунуть голову в петлю».

Жизнь летит под откос… Юра это чувствовал. Кровь на его руках никак не хотела смываться. Терять было уже нечего. И вдруг Юра понял, что теперь он вне общества, он сам себя поставил в такое положение. Пусть пока никто не знает о его преступлении, но от себя не убежишь, и… он стал преступником.

Первая кража далась с трудом, потом – все легче и легче. Вор, он теперь вор, а не убийца. В этой мысли была крохотная лазейка, и он с изо всех сил уцепился за нее.
– Когда мы задержали подозреваемого, он уже имел пять судимостей – за кражи и мошенничество. Но, как выяснилось, преступление, совершенное в отношении таксиста, было его «дебютом». Я бы охарактеризовал его как личность, ищущую себя в жизни. Несколько эгоистичную личность, поскольку человек ответственность за свои жизненные трудности и проблемы в конечном итоге возлагает на общество. Но это не отпетый уголовник, который уже неисправим. Нет, в нем очень много человеческого, – говорит следователь Александр Агафонов.

Юра запирался недолго. Он был даже рад, что его поймали. Практически сразу же молодой человек под тяжестью предъявленных доказательств во всем признался. Расследование дела наконец было закончено, и его передали в суд.

НАША СЛУЖБА И ОПАСНА, И ТРУДНА…

Вечерний город замирает. Автобусы почти все уснули в автопарках, редкие машины проносятся по проспекту, пугая светом фар фонари. Я стою на остановке, вытянув руку. Никто не останавливается. Похоже, эксперимент провалился, поймать такси в ночном городе мне не удастся. Вынимаю из кармана телефон, чтобы позвонить мужу. В этот момент авто с шашечками все же плавно тормозит возле меня.

Ныряю в салон, с наслаждением плюхаюсь на переднее сиденье, ощущая, как теплый воздух мягко обволакивает лицо и руки. Борюсь с желанием немедленно уснуть.
– Гикало, 12, пожалуйста!
Таксист резко срывается с места, я с любопытством за ним наблюдаю. Он вежливо молчит.
– Скажите, а вам не страшно ночью ездить? Ведь на таксистов часто нападают.
Он смотрит на меня с удивлением. Потом кивает.
– Да, нападают. Поэтому нам разрешено правилами не пристегиваться. Вот я однажды пристегнулся – и посмотрите, что вышло.
Он показывает мне шею, в свете фонарей на ней отчетливо виден тонкий длинный шрам.
– Все так серьезно? И часто это у вас?
– Регулярно. Несколько раз в неделю на кого-то из наших нападают. Но работаем, а что делать?
– А если нападают, отбиваетесь?
– Стараемся. Кое-кто из наших и монтировку возит. Я не вожу. Справляюсь своими силами. Вот только не пристегиваюсь больше никогда.
За разговорами мы подъезжаем к дому 12 на улице Гикало.
– Подождите меня, пожалуйста, – я выхожу из машины. Двор как двор, с сиренью под окнами, детской площадкой и деревянными лавочками возле подъездов. Сложно поверить, что вот здесь, среди этой почти провинциальной идиллии, 5 лет назад случилась кровавая драма, унесшая жизнь одного человека и навсегда изменившая судьбу другого…
Я сажусь в машину и называю свой адрес. По дороге домой все-таки засыпаю на переднем сиденье…

ВСЕ ОБЪЯСНИМО

Как ни парадоксально, но все люди предсказуемы. И любой человеческий поступок можно растолковать с точки зрения психологии. Объяснение нашлось и в нашей ситуации.

– Мне сложно судить однозначно, ведь я этого человека не видела и не разговаривала с ним лично, но те обстоятельства, которые нам известны о преступлении, все-таки многое могут рассказать. Например, то, что этот парень – личность, склонная к импульсивным поступкам и неконтролируемой агрессии. Это может быть обусловлено наследственностью или воспитанием, – говорит психолог Центра пограничных состояний и психотерапии Татьяна УШАКЕВИЧ.

По ее мнению, в тот вечер вспышку агрессии у юноши могло вызвать все, что угодно. Возможно, это была ссора с кем-то из близких или неудача в личной жизни. Таксист просто оказался не в то время и не в том месте, и точно так же Юра мог сорвать накопившуюся злость на ком или на чем угодно – разломать лавочку во дворе, ударить кошку…

– То, что он потом стал совершать преступления, говорит о некотором инфантилизме, неспособности оценивать свои поступки и брать за них ответственность, а попытка суицида только доказывает этот факт, – продолжает специалист.

К сожалению, по мнению психолога, «перевоспитать» людей такого склада сложно. Впрочем, одна методика все же существует. Ею пользуются в Германии. Под контролем специалистов устраивают встречу злодея и жертвы или ставят преступника в такую ситуацию, когда он сам, в разумных пределах, конечно, подвергается насилию. Такая терапия меняет характер человека в корне, но у нас она пока не практикуется. К сожалению.

ВМЕСТО ПОСТСКРИПТУМА

Суд над Юрой уже состоялся. Его дело рассматривалось в суде Советского района Минска. По решению государственного обвинителя, преступление было переквалифицировано. Молодому человеку предъявили обвинение не в убийстве, а в нанесении тяжких телесных повреждений, повлекших смерть. В итоге, Юра был приговорен к семи с половиной годам лишения свободы.

Все имена изменены, поскольку приговор суда еще не вступил в законную силу.

Оставить комментарий