НУ, ТЫ АРТИСТ!

Исключительно ради очередного материала я пошла на отборочный тур телепроекта «Народный артист-2». Встретила коллегу. Говорю: «Как там, попасть внутрь проблематично?» - «Без аккредитации невозможно». – «А как же?» - «Надо участвовать, Наташа…» Ему хорошо – у него музыкальная школа за плечами, а мне, когда начинаю петь, друзья говорят, чтобы я не растрачивала свой бесценный талант на такую жалкую аудиторию и что мне непременно надо выступать в Большом.

Ладно, чего не сделаешь ради работы. Беру анкету. «Принимали ли вы участие в каких-нибудь культурно-массовых мероприятиях?» Написать, что культурно-массовые мероприятия – несколько не мой профиль, показалось мне неубедительным, поэтому пришлось вывести: «Да, в университетских капустниках». «В каком жанре вы поете (эстрада, классический вокал и т.д.)?» Решив, что подпевание под гитару в компаниях друзей как жанр обозначить довольно трудно, а с классическим вокалом я и рядом не стояла, указала «эстрада». Самым трудным (это мне-то, журналисту) оказалось назвать десять качеств, которые меня характеризуют. Первым написала «ответственная»: как-никак ради статьи решилась терпеть собственный позор. Следующие шесть вылетели на одном дыхании, а вот над последними тремя пришлось долго думать. Так или иначе, анкета сдана, и получен порядковый номер.

Ждите, вас пригласят

Началось томительное ожидание. Точнее, вначале оно вовсе не было таким: в теньке на ступеньках ветерок приятно обдувал тело, неподалеку девчата вполне достойно исполняли песни из репертуара Земфиры. Вскоре начали выходить те, кому не повезло. Кто в слезах, а кто с твердым намерением снова взять анкету, чтобы, выстояв трехчасовую очередь, снова предстать перед жюри, а если понадобится, то и в третий раз пройти все круги ада. Естественно, в первый день ни Лайма Вайкуле, ни Тигран Кеосаян на прослушивании не присутствовали. Шутка ли – просмотреть порядка четырех тысяч человек.

Прошло долгих два часа, и я начала чувствовать, что выпадаю из действительности. Надо было срочно придумать, какую буду петь песню, а голова шла кругом от того, что все вокруг распевались. Кто-то бубнил под нос, кто-то пробовал разные тональности, кто-то терзал друзей: «Ну, как, лучше?»… Гаммы, романсы, рок, песни российских и зарубежных исполнителей… Это невыносимо.

На пороге славы

В половине пятого (это после пяти часов ожидания) меня наконец-то пригласили пройти внутрь. Нас усадили на стулья и сказали ждать. Сотрудники проекта периодически интервьюировали перед камерой конкурсантов, чуть в стороне спонсоры проекта снимали рекламу своей продукции. Как выяснилось, прослушивание проходит в трех залах: два расположены на втором этаже, один – на первом. Снова был назван мой номер, и я в числе еще десяти человек прошла на второй этаж. Снова сиденья. Публика оживилась и начала активно распеваться. Девушка на соседнем кресле слева терзала мои уши первым четверостишьем из песни «Зачем по Невскому я шла». Бледная от волнения девица справа попросилась поменяться с кем-то в конце очереди. Тут же мне сказали, что нам не повезло: жюри на первом этаже намного лояльнее (как оказалось позже, противоположное мнение сложилось у тех, кто прослушивался внизу).

Смотреть на тех, кто выходит из кабинета, – мечта портретиста: вердикт вокалистов запросто можно было прочесть на лицах конкурсантов. Большинство из них, конечно, понуро смотрело вниз и спешило удалиться, редкие счастливчики, сияя неземным счастьем, бежали к регистрационному столику отдать заработанный своим талантом талончик для участия в повторном прослушивании. И была еще одна категория участников – те, которые, кто как умел, выражали протест. Так, распевая зычным голосом народную песню, из комнаты прослушивания выплыла девица, для большего эффекта она хлопнула на прощание дверью.

Апогей моего творчества

Не прошло и двадцати минут, как наша пятерка предстала перед комиссией. Вполне доброжелательной, между прочим. Первая девушка то ли прошептала, то ли проговорила слова популярной песни, и я поняла, что и по ее выступлениям, видимо, плачет Большой. Вторая очень браво начала что-то про любовь к России, но ее попросили не кричать и спеть что-нибудь более политкорректное. «Можно про любовь?» - «Замечательно, давайте про любовь». Третья конкурсантка напела заготовленную песню, ее попросили исполнить что-нибудь еще, а потом еще и еще. Девушка растерялась, на третьей попытке у нее задрожал голос, и все песни вылетели из головы. «Может, что-нибудь из репертуара Пугачевой?» - «Я ничего не помню…» - «Постойте, подумайте, соберитесь». Все присутствующие тоже напрягли умы и начали подсказывать разные песни. От этого несчастная разволновалась еще больше. Я не видела ее лица и, только отойдя на полшага назад, заметила, как мелко дрожит край ее розовых брюк. Улыбка так и лезла на мое лицо, но тут я вспомнила, что моя песня трагична по сюжету, и следовало бы настроиться на нужный лад. И, будучи пятой по очереди, прослушав (слава Богу!) в последний раз песню о Питере, я возвела глаза к потолку и начала то ли шептать, то ли говорить про грустную судьбу Марыси. Между прочим, три строчки успела выжать, перед тем, как мне сказали «спасибо, хватит».

«Спасибо, вы нам не подходите», - произнесла девушка, и мы вышли в холл.

А я так старалась

Сообразив, что надо бы поинтересоваться, почему не пускали журналистов без аккредитации, я подошла к организаторам и выяснила, что такой проблемы вовсе не было, и для попадания внутрь моего удостоверения было бы вполне достаточно. Да… Надо было в анкете одним из десяти качеств указать «несколько не умная».

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!


wpDiscuz