ТРЕНЕР РЕСПУБЛИКИ

Об этом человеке, сотворившем вместе со своей командой главную спортивную сенсацию прошлого года, многое сказано и написано. Но если человек интересный, у него на все есть своя точка зрения, а к славе он относится с равнодушием – поговорить с таким собеседником приятно всегда. Главный тренер национальной женской сборной по баскетболу Анатолий БУЯЛЬСКИЙ прост в общении, невзирая на громкие титулы «Человек года» и «Наставник года» и бронзовые медали на дебютном чемпионате Европы.

ВОЛЧИЙ БИЛЕТ В ЖЕНСКУЮ РАЗДЕВАЛКУ

– Анатолий Сергеевич, как вы решились работать с женской командой?
– Женский баскетбол раньше вообще не признавал. Относился к нему с иронией, как многие это сейчас и делают. Но все зависит от мастерства. Я раньше не мог представить, как женщины могут заниматься тяжелой атлетикой. Когда же побывал несколько лет назад на юниорском чемпионате мира в Минске и увидел азиатских спортсменок, поразился, насколько они техничны. Этот вид спорта тоже имеет право на жизнь.

– Легко нашли с игроками общий язык?
– Женщины как спортсменки более преданны и отзывчивы. Отношусь к ним, как к детям. Когда работал в клубе, возникало много жизненных вопросов, не касающихся самой игры. Баскетболистки обсуждали их со мной, советовались. И сейчас ко мне в гости приходят игроки. Но когда только начинал тренировать, я был очень застенчив. Для меня в 16 лет пригласить девушку на танец было равносильно подвигу Героя Советского Союза. И в сборной на первых порах было сложно, поскольку я был моложе некоторых баскетболисток, которые уже были личностями в игровом плане. С годами это прошло. Сейчас, идя на разговор с игроком, я заранее не продумываю, что сказать. Самое главное – быть честным перед ними, не лукавить, не заискивать.

– Когда-нибудь консультировались с женой или родными, как вести себя в женском коллективе?
– Дома я всегда получал поддержку, но в профессиональных советах не нуждался. Конечно, в работе с женской командой есть свои особенности. Телевизионщики, например, меня часто спрашивают, как я вхожу в женскую раздевалку. Я отшучиваюсь, что за столько лет уже имею волчий билет. Надо уважительно относиться к спортсменам, как к равным себе.

– Сейчас наша сборная на коне. Есть ли у нее резерв?
– Есть, хотя состав оптимален. Единственное, что меня беспокоит, – нет притока тренерских кадров. Особенно мало тех, кто хочет работать с детьми, а это – огромная школа. Нужно начинать с азов баскетбола. С трудом верится, что кто-то сможет сразу принять национальную команду. Нужно обладать достаточным опытом работы. Я 15 лет отдал детским командам и рос вместе с ними.

– На ваш тренерский взгляд, лучше, когда костяк сборной строится на базе одного клуба или когда держится на легионерах?
– Однозначно трудно сказать. Все зависит от возможностей и ситуации. Литва добилась своих успехов за счет базового клуба. В Испании чемпионат позволяет, чтобы игроки выступали в разных командах. В наших условиях лучше иметь базовый клуб. Возможно, к этому мы придем. Однако тут можно столкнуться с проблемой: если есть сильный клуб, с кем ему играть? Думаю, в ближайшем будущем сократится отток игроков, поскольку в зарубежных командах существуют ограничения на легионеров. Будут уезжать только супер­игроки. И от этого должен крепчать национальный чемпионат.

СТИХ ВАЖНЕЕ ЖЕРЕБЬЕВКИ

– Читателям интересно узнать о вашей семье…
– С супругой живем почти десять лет. Это второй брак. Наташа – мой надежный тыл. У жены было две дочери, а у меня сын от первого брака. Есть у нас и общий ребенок, Наташа-маленькая. Но мы не делим детей на своих и чужих. Семья у нас дружная. Жена в прошлом – прыгунья в воду, сейчас она работает тренером-методистом по тяжелой атлетике. Наша младшая семилетняя дочь уже несколько лет занимается художественной гимнастикой. Мой сын, которому в этом году исполнится 28 лет, окончил школу с золотой медалью и БГЭУ. Немного обучался баскетболу, но решил уйти в гандбол. Сейчас работает в страховой компании. Старшей дочери жены будет 27 лет. Год назад она подарила нам внука Ярослава. Младшая 18-летняя дочь сейчас учится в архитектурно-строительном колледже. С ней и младшей дочкой мы живем вместе. Однако очень часто встречаемся и с другими детьми. Они все болеют за баскетбол и очень переживают за все события, например, недавнюю жеребьевку. Больше, чем я сам. Родные уже даже планируют выезжать в Испанию на отборочный турнир.

– Вы остались недовольны составом своей отборочной группы?
– Вокруг этой жеребьевки создали такой ажиотаж, что у меня в течение нескольких часов разрядились два телефона. Я еще понимаю, когда звонили после завоевания «бронзы» на чемпионате Европы: это же был успех! А сейчас прошла бытовая процедура – жеребьевка, результаты которой не изменишь. Можно сетовать, радоваться – все равно это ни к чему не приведет, поэтому я спокойно ее воспринял. Даже специально не смотрел он-лайн, но мне каждую секунду сообщали, что там происходит и начальник команды, и зять. Меня, честно говоря, в этот момент больше мучило, как моя дочка ответит стихотворение в первом классе.

– И все же прокомментируйте итоги жеребьевки. Внимание к ней со стороны болельщиков не уступало интересу к жеребьевке чемпионата мира по футболу.
– Еще раньше я говорил, что из всех 12 команд мне не хотелось бы встречаться с Кубой и Бразилией, так как после США это вторая и третья команды на американском континенте. Бразилия заняла на последнем чемпионате мира 4-е место. Куба – участница практически всех олимпийских турниров. И вот кубинки стали нашими прямыми соперницами, а бразильянки – потенциальными. Плюс серебряные призеры чемпионата Европы испанки. Это худший вариант, какой мог быть. Но в спорте бывает все. Тем более, что сейчас мы в ранге бронзовых призеров, наша команда уже не новичок.

ФЕДЕРАЦИЯ НАС НЕ ПОЗДРАВИЛА

– Сборной Беларуси поставлена задача занять 4-8 место в Пекине. Не рано ли?
– Мы уже показали хороший результат и имеем шанс попасть на Олимпиаду. Обсуждать обеспечение команды, когда станет известно, попали мы в Пекин или нет, будет поздно, поэтому сборная уже рассматривается как участник Олимпиады и перед ней ставится определенная задача.

– И какой минимальный результат вы можете гарантировать?
– Ничего обещать не могу. Сказать, что мы всех обыграем, нельзя. Но мы будем к этому стремиться. На чемпионат Европы мы ехали биться за попадание в квалификационный турнир. Скептиков было очень много. Сейчас их тоже немало. Любое неудачное выступление нашей команды станет бальзамом на душу некоторым людям. Таков наш менталитет. Это, конечно же, не касается болельщиков.

– Обеспечат ли бронзовым призерам Евро нормальные условия для подготовки?
– Думаю, да. Министерство спорта подходит к этому очень серьезно. К технической стороне нареканий нет. Хотелось, чтобы федерация приняла в подготовке более активное участие. Нам, кстати, до сих пор не верят, что, отыграв почти месяц на Евро в Италии, команда не получила нормальных командировочных. Даже в сборной Сербии (в стране, как говорят, разрушенной войной), каждый игрок получал в день 50 евро. У нас же – копейки. Не было никакого бонуса за успешное выступление. Пусть не обижаются на меня представители федерации, но они лишь вручили благодарности под общий шум – поздравления в Минспорта, НОКе. Как такового чествования от своей федерации мы не дождались. Говорить о том, что отношение к нам кардинально изменится, не стану. Хочется в это верить.

– С какими командами вы хотели бы провести спарринг, чтобы смоделировать игру соперников отборочного турнира?
– Нам нужна сильная, мощная, высокая команда. Можем рассматривать сборную Чехии: у нас хорошие отношения. Чисто смоделировать игру соперников сложно. Ехать в Азию в тот короткий промежуток времени, который отведен нам на подготовку, неудобно. Есть предложения от Австралии, Китая. Принять их на две игры очень проблематично. В Минске же нет ни одного специализированного зала для спаррингов. Во Дворце спорта можно организовать турнир, но не контрольные игры. А в зал «Горизонт» приглашать команду высочайшего международного класса неудобно.

– Команда собирается в мае. Хватит ли времени на подготовку?
– Это реальная ситуация. Она не изменится. У Латвии положение примерно, как у нас. А вот Куба готовится с осени.

ПОЛНОСТЬЮ ПОСВЯЩУ СЕБЯ СБОРНОЙ

– Сейчас вы без клуба. Рассматриваете какие-то предложения?
– Они ко мне поступали еще до Евро. Но я отказался, поскольку работа с клубом – марафон. Постоянно находиться вдали от дома очень сложно психологически. Во-первых, я принял приглашение пройти стажировку в Америке. Меня пригласили в качестве ассистента главных тренеров мужской и женской команд Луисвилльского университета. Во-вторых, хотя, наверное, это, во-первых, моя дочь пошла в первый класс, и я на протяжении стольких лет могу, наконец, побыть с ней, видеть ее каждый день. В ее возрасте это важно. Я склоняюсь пройти стажировку и потом полностью посвятить себя сборной.

– Чем отличается отношение тренера к игрокам в сборной и в клубе?
– В сборной более профессиональные отношения. Нужно помочь раскрыть каждого игрока в отдельности и команду в целом и выйти на пик формы и взаимоотношений за короткий промежуток времени. Чему-то научить, переделать что-то очень сложно.

– Следите за игроками национальной команды?
– Сейчас это легко. Многие матчи транслируются, есть статистика в он-лайне. Я слежу за всеми, в том числе кандидатами в сборную. Наблюдаю игры Американской лиги.

– Чего ждете от поездки за океан?
– Как говорят американцы, НБА – это бизнес, а студенческий чемпионат – национальная любовь. Туда окунуться на месяц – огромная школа для меня.

СЕГОДНЯ ЦАРЬ, ЗАВТРА – НИКТО

– Проводите ли вы свободное время с командой? Возможно, ходите в кино?
– Когда работал в Новосибирске, у нас было принято всей командой ходить в театр. Фактически каждый месяц посещали различные премьеры. Думаю, если бы сборы национальной команды были более продолжительными, можно было бы ходить на культурные мероприятия.

– Ваши любимые фильмы?
– Пересматриваю с удовольствием классику – «Белое солнце пустыни», «Бриллиантовую руку». Люблю фильмы с Юрским. Для меня бестселлер – «Золотой теленок». Книгу я перечитывал раз десять и знаю ее почти наизусть.

– Вы работали за рубежом. Многими языками владеете?
– Английский я освоил самостоятельно к тридцати годам, потому что это – язык баскетбола. Когда работаешь в клубе с легионерами, без него никак нельзя обойтись, да и всю свежую специализированную методическую литературу приходится читать в оригинале: переводов не так много. В школе и в институте учил немецкий. Но это было так давно, что его я не помню. Польским овладел в совершенстве, немного знаю литовский.

– Насколько для вас важно денежное благополучие?
– Когда десять лет назад впервые уезжал работать за границу, финансовая сторона меня интересовала. И сейчас от денег не отказался бы. Но с возрастом понимаешь, что всех денег все равно не заработаешь. Сколько их нужно для полного счастья, никто не знает. Здоровье дороже, а деньги на сто процентов в жизни не главное.

– Во время чемпионата Европы вы в гостинице играли на фортепиано. Это ваше увлечение?
– Скорее, форма релаксации. Еще учился играть на аккордеоне, но играю только на фортепиано. Раньше я этого стеснялся. Музыку не сочиняю, хотя некоторые моменты наигрываются. Одно время у меня было хобби играть лирические, народные, застольные песни на разных языках. В Италии была сложная ситуация: курортная зона, море, а мы в замкнутом пространстве. Я увидел в холле фортепиано и стал играть.

– Как поддерживаете спортивную форму?
– Вспоминаю время, когда работал в Литве и Польше. Тогда жил в очень живописных местах, и обстановка располагала к пробежкам. В августе мы переехали в олимпийскую деревню, появилась возможность бегать кроссы. Правда, делаю это нерегулярно, в основном в выходные. Последний раз с удовольствием преодолел расстояние от олимпийской деревни до Ждановичей и обратно. Это порядка 7-8 км. Раньше играл в баскетбол с ветеранами. Сейчас только во время тренировки могу мяч в корзину покидать: для меня это уже травматичный вид спорта.

– После успеха на дебютном для сборной чемпионате Европы вас накрыло волной славы. Каков рецепт от звездной болезни?
– Одно дело, когда успех сваливается на тебя к 20 годам, а другое – в зрелом возрасте. К своим 48-ми я имел взлеты и падения. Был момент, когда ушел из «Горизонта» в никуда. Уехал в Литву, потом в Польшу. Настигла бешеная популярность: я стал тренером года, вошел в бомонд. В раннем возрасте мне бы от такого успеха башку снесло! Но к известности и победам нужно относиться философски, продолжать работать, не колеблясь, и идти к намеченной цели. Как только начнешь бояться за результат, можно на этом зациклиться. От популярности до забвения полшага. Сегодня ты выиграл и чувствуешь себя царем, а завтра ты можешь проиграть, тебя затопчут и даже не вспомнят. Тренерская профессия предполагает, что ты востребован, пока есть результат.

– Как тогда с философской точки зрения относиться к неудачам?
– Разве в случае поражения жизнь заканчивается? У американцев прекрасная философия. Тренер после поражения выходит из зала и тут же забывает, что он вообще тренер. Это умение не мешало бы взять и нам на заметку, а то мы сутками переживаем, ночами не спим, отыгрываемся на близких, рычим. В Америке даже в случае проигрыша говорят: «Хорошая работа. Все отлично! Это же просто игра. Завтра будет новый день, и солнце взойдет, а ты что же, хочешь жить вчерашним днем?» Научиться переключаться – хорошо, а самоедство приводит к неуверенности и влияет на конечный результат. Недавно я услышал фразу: «Счастье – это когда нет несчастья». Самое главное – здоровье всех близких и родных. Семья превыше всего. Она будет поддерживать меня всегда, буду я популярен или гоним.

СПРАВКА «ЭН»

Анатолий Буяльский 16 лет проработал в СДЮШОР «Горизонт». С 1995 по 1999 гг. – главный тренер команды «Горизонт» и сборной Беларуси. За рубежом тренировал в Литве, Польше и России. В 2002 году вновь возглавил сборную.