КОМУ ЭТО НАТО

В Украине развивается конфликт, вызванный письмом президента Виктора Ющенко, премьер-министра Юлии Тимошенко и председателя Верховной Рады Арсения Яценюка в адрес Генсека НАТО Яапа де Хооп Схеффера. В обращении первых лиц государства говорится, что Украина рассчитывает на присоединение к Плану действий относительно членства в НАТО во время саммита Украина-НАТО в Бухаресте в апреле 2008 года. Украина просит НАТО начать процедуру, результатом которой может стать вступление в Альянс.

ПОДПОЛЗАЮЩИЙ «МОНСТР»

Буквально за несколько дней до этого обращения посол России в Киеве Виктор Черномырдин заявил, что в случае, если Украина станет членом НАТО, Россия «будет вынуждена пересмотреть» отношения с Киевом. Заметим, что споры о целесообразности вступления Украины в Североатлантический альянс возобновились после того, как большинство избирателей Грузии поддержали членство своей страны в НАТО во время плебисцита 5 января. Выбор грузин, дискуссию в Украине и пользу НАТО для Беларуси обсудили известные люди трех стран.

ГОРЯЧИЕ ГРУЗИНСКИЕ «ГЕНАЦВАЛЕ»

Грузинский политолог Иосиф ЦИНЦАДЗЕ результатом плебисцита не удивлен. «Это не сенсация, не новость. Исторически каждый грузин считает, что он причастен к западной цивилизации, к западным ценностям. Грузия – органическая часть Европы. Поэтому, когда НАТО ассоциируется с Европой, другими европейскими структурами, большинство грузин поддерживают НАТО». При этом, утверждает политолог в интервью «ЭН», на количестве поддержавших вступление страны в Североатлантический альянс сказались грузино-российские отношения последних лет. «Для многих сейчас НАТО – надежда на восстановление территориальной целостности страны. Насколько оправданны эти надежды – другой вопрос. Во всяком случае, на Россию как на честного арбитра или, по выражению Бисмарка, честного маклера никто в Грузии уже не смотрит. Россия сама виновата в том, что с каждым днем все больше грузин понимает: никакого добра от РФ ожидать не стоит». При этом, по словам Цинцадзе, НАТО – не самоцель. «Под этим словом мы понимаем не только сам альянс, но и Евросоюз, и другие европейские структуры».

В то же время, как известно, вновь избранный (по официальной версии) президентом Михаил Саакашвили, еще находясь на избирательном участке, пообещал наладить отношения с Россией. Насколько это реально при такой ориентации большинства грузин? «Другого выхода нет. Ни для Грузии, ни для России, поскольку соседей, как и родителей, не выбирают. Поэтому нам придется найти модус вивенди с Россией, а ей с нами, – считает И. Цинцадзе, ссылаясь при этом на опыт стран Балтии. – Помните, как Евгений Примаков, будучи то министром иностранных дел, то премьером России, говорил, что НАТО никогда не позволят ступить на территорию бывшего Советского Союза. И что мы видим? В России все это проглотили. Так что рано или поздно смирятся они с нашим решением». Главное, по мнению эксперта, чтобы Россия поняла: вступление Грузии в НАТО абсолютно не означает желания руководства страны дальнейшей эскалации конфликтов с РФ. «Мы признаем, что у России есть свои национальные интересы. Наше членство в НАТО, надеюсь, не будет им противоречить, но следование интересам соседей не должно быть в ущерб нашим суверенитету и национальным интересам».

Если Грузия, невзирая на острую внутриполитическую борьбу (оппозиция настаивает на проведении второго тура президентских выборов), единодушна в выборе геополитической ориентации, то в Украине о единодушии не может быть и речи.

ПРОТИВОРЕЧИВЫЕ УКРАИНСКИЕ «ХЛОПЦЫ»

Известный украинский политолог Кость БОНДАРЕНКО, обсуждая с корреспондентом «ЭН» «окончательный уход Украины на Запад», говорит о том, что мы являемся свидетелями того, как «из мухи делают слона». «Пока это не более, чем политические спекуляции, поскольку наши политики прекрасно понимают, что в ближайшие несколько лет Украина вряд ли станет членом НАТО. Причина: ни НАТО не готово принять Украину, ни население страны не готово сказать «да» НАТО. По последним социологическим данным, лишь 20% украинцев выступают за присоединение», – утверждает эксперт. По словам Бондаренко, «Украина – достаточно сложное, двойственное государственное образование. С одной стороны, мы хотим в Европейский союз, с другой, остаемся членами различных постсоветских образований. То есть Украина обречена на геополитическое балансирование, а НАТО – один из векторов для геополитического балансирования и политических спекуляций». Поэтому, считает наш собеседник, в ближайшее время украинское руководство сосредоточится на расширении числа сторонников вступления страны в Альянс путем пропаганды его идей.

На вопрос о том, удастся ли Украине, если она все-таки станет членом НАТО, поддерживать нормальные отношения с Россией, Бондаренко отвечает согласием: «Думаю, что да. Многие государства это уже демонстрируют. Тем более, что и В.Путин как минимум трижды заявлял о том, что, если Украина захочет стать членом НАТО, Россия этому препятствовать не будет. Думаю, что в российско-украинских отношениях доминируют экономические интересы, а не военно-политические».

Любопытно, что, несмотря на тот факт, что вопрос вступления страны в Североатлантический альянс в Беларуси даже не обсуждается, определенная двойственность в отношении к этой организации есть даже у нашего руководства.

«ЦНАТЛІВАЯ» БЕЛАРУСЬ

Как заявил на днях журналистам в Бресте председатель постоянной комиссии Совета Республики Национального собрания по международным делам и национальной безопасности Николай ЧЕРГИНЕЦ, курс Украины на вступление в НАТО – это внутреннее дело суверенного государства. В то же время расширение зоны влияния Североатлантического Альянса на востоке Европы за счет новых членов вызывает определенную настороженность. «Мы помним о том, что, когда принималось решение о выводе советских войск из стран Варшавского Договора, руководители НАТО заявляли, что войска Альянса не продвинутся на восток ни на дюйм, а в результате продвинулись уже на 1000 км. В то же время Беларусь и Россия продолжают придерживаться Договора о сокращении численности вооружения. Поэтому нас настораживает тот факт, что силы Североатлантического альянса за счет вступления новых членов, в том числе за счет стран бывшего Варшавского договора, резко увеличиваются, это касается и численного состава солдат и офицеров, и вооружения. Несомненно, эти увеличения затрагивают политические и военные интересы нашего государства. Это нарушение достигнутых ранее договоренностей», – сказал Н.Чергинец.

Любопытно, что еще 1 ма­р­та 2005 года в ходе встречи с делегацией Ассамблеи Западноевропейского союза (ЗЕС) – Межпарламентской ассамблеи по европейской безопасности и обороне тот же Чергинец говорил несколько другое: «Прошло время, мы убедились, что НАТО не проявляет агрессивности», «Беларусь – европейская страна, которая в годы Второй мировой войны потеряла каждого третьего гражданина, и она нацелена на самое близкое сотрудничество с ЕС и НАТО».

Впрочем, как представляется, противоречия между этими высказываниями не так уж велики, а брестский спич скорее можно считать данью союзной России, уже угрожающей Европе превентивными ударами «в случае необходимости». Что же касается ответа на вопрос о том, что НАМ нужно от НАТО, то на него у парламентария давно готов ответ: «Позиция и политика Беларуси – развитие активного сотрудничества с организацией Североатлантического договора в рамках программы «Партнерство ради мира». По его словам, Беларусь и НАТО могли бы сотрудничать, в частности, по таким направлениям, как борьба с терроризмом, торговля людьми, незаконная миграция и борьба с наркотрафиком.

А для этого никакое членство и плебисцит, естественно, не нужны.

Оставить комментарий