РЕАБИЛИТАЦИЯ И КОМПЕНСАЦИЯ

Сразу два не связанных между собой события в Украине, случившиеся на прошлой неделе, имеют опосредованное отношение к Беларуси и заставляют задуматься над тем, как в наших странах решаются отдельные проблемы.

УКРАИНА ЗАГЛЯНУЛА В ПРОШЛОЕ

Президент Украины направил в Верховную Раду законопроект «О правовом статусе участников борьбы за независимость Украины в 20-90-х годах ХХ столетия». Фактически предложено реабилитировать членов националистических организаций, в той или иной степени сотрудничавших с нацистами, в том числе и печально известной в Беларуси Украинской повстанческой армии. Днем позже в Украине начался процесс компенсации по вкладам Сбербанка СССР, внесенных до 2 декабря 1992 года. Таким образом, дан старт кампании, аналогичной той, которую не суждено было завершить в Беларуси в конце 90-х годов.

Известные люди двух стран рассказали о том, как они относятся к инициативам «оранжевых» Виктора Ющенко и Юлии Тимошенко.

НЕ БЫВАЕТ ГЕРОЕВ «ДЛЯ ВСЕХ»

Комментируя для «Экспресс НОВОСТЕЙ» инициативу президента Украины, известный украинский политолог Кость БОНДАРЕНКО заметил, что углубленно занимался проблемой антисоветских движе­ний: «Считаю, что урегулировать этот вопрос необходимо. Но урегулировать только после того, как все исторические школы придут к единому мнению, когда историки скажут свое веское слово, закрыв тему и отняв ее у политиков. То, что тема антисоветской борьбы у нас слишком политизирована, это однозначно. Хотя в этом вопросе, по-моему, Ющенко прав, и нужно признать УПА воюющей стороной, необходимо, чтобы этот вопрос не вызывал никаких кривотолков в обществе». Сомнения в том, что все исторические школы могут прийти к единому мнению, Бондаренко отметает: никаких особенных прений по данному вопросу у историков нет.

«Историки на эту проблему смотрят приблизительно одинаково. Продолжают «воевать» именно политики. Историки же не спешат с высказыванием единого по сути мнения, цепляясь почему-то за какие-то незначительные вопросы», – недоумевает политолог. Что же касается этой «единой» оценки деятельности УПА, то в изложении Бондаренко она звучит следующим образом: «УПА, возникшая в 40-х годах, воевала на два фронта. Это партизанское движение, которое не подчинялось ни немцам, ни советскому правительству. Но при этом по законам военного времени, по ситуации, которая складывалась, армия вступала в различные отношения как с немцами, так и с советскими партизанами. Такова была реальность. УПА просуществовала до середины 50-х годов. Конечно, принимала разные формы, но ни одно партизанское движение нигде в мире нельзя назвать безукоризненным по отношению к мирному населению. Как правило, любые партизаны кормятся за его счет. Тем не менее, надо отдать должное людям, которые ставили своей целью добиться создания украинского независимого государства. Они не признаны и не осуждены. Политики же часто делают вид, что такого явления не существовало вовсе».

В ответ белорусский историк Олег ГОРДИЕНКО напоминает: то, что хорошо для одних наций, не всегда несет пользу другим. «Мы должны на эти вещи смотреть объективно. Возможно, для Украины эти люди были героями. Однако часть тех, кто был в этой УПА, те же «мельниковцы» или парни Шухевича, были отправлены в Беларусь. И в нашей стране очень негативное мнение о деятельности украинских батальонов. Однако это неотъемлемое право украинцев. У нас тоже есть герои, сыгравшие для соседей очень негативную роль. Например, Лев Сапега – одна из самых выдающихся личностей Беларуси. Но для Москвы сделал много плохого. Или Ян Кароль Хадкевич – наш герой, но в начале XVII века ходил на Москву».
Так или иначе, но, согласитесь, сложно представить себе Александра Лукашенко, выносящего на рассмотрение Палаты представителей закон «О правовом статусе» белорусских «лесных братьев».

По словам историка Игоря КУЗНЕЦОВА, отдельные попытки реабилитации деятелей антисоветских
движений предпринимались как родственниками этих деятелей, так и общественными ор­ганизациями. От­вет госорганов всегда одинаков: «Не подлежит реабилитации, поскольку деятельность подпадает под статьи Уголовного кодекса СССР: сопротивление советской власти, сотрудничество с оккупантами, иностранными разведками, террористическая деятельность. Хотя все дела на 90% сфальсифицированы».
Еще сложнее дела у политиков обстоят с обращением к новейшей истории.

НИКТО НЕ ХОТЕЛ ДЕЛИТЬСЯ

Казалось бы, объявив о начале процесса компенсации, Юлия Тимошенко выполняет свои обещания, благодаря которым стала депутатом, а потом премьером. Однако, как заявил «ЭН» доктор экономических наук и депутат Верховной Рады Алексей ПЛОТНИКОВ, это иллюзия. «В период избирательной кампании было обещано вернуть деньги всем вкладчикам и в полном объеме. Потом оказалось, что возвращать будут только живым. Потом только живым, но не более пяти тысяч гривен. Сейчас выяснилось, что якобы возвращают одну тысячу гривен на одно физическое лицо вне зависимости от того, сколько у него сберегательных книжек и сколько вкладов. Если это и выполнение избирательных обещаний, то весьма сомнительное». По мнению представителя украинского Института мировой экономики Алексея Плотникова, начатый процесс компенсации долго продолжаться не может: «Я думаю, что правительство все же понимает, что такие массовые выплаты приведут к разбалтыванию инфляции. Поэтому, скорее всего, они сделают все, чтобы свернуть реальную компенсацию, реальные выплаты. Нет, выплаты-то будут. Но найдут повод выплачивать месяц-два и «приостановить» этот процесс, сказав, например, что денег нет, что нужно еще более качественно изучить этот вопрос. В принципе тот ажиотаж, который мы сейчас наблюдаем (люди ночуют у отделений Ощадбанков, берут их штурмом), – свидетельство высокой степени недоверия к данному процессу».

Недоверие гра­ждан, считает руководитель белорусского аналитического центра «Стратегия» Леонид ЗАИКО, естественно, поскольку нигде на постсоветском пространстве вклады в Сбербанк СССР компенсировать не смогли. «Нигде на постсоветском пространстве элиты – старая и новая – не делятся собственностью. И в этом нет ничего удивительного. Это вопрос чисто социальный, политический. Представьте, вы – премьер-министр. С вами еще пять-десять человек министров. И что, вам отдавать все какому-то населению? Не лучше ли взять все себе, своим детям и внукам? Вот небезызвестный Роман Абрамович получил 13 миллиардов долларов за ту собственность, которую он купил, перепродал, и российское правительство беззастенчиво отдало «сиротке» такую сумму и ничего не дало собственному населению в качестве компенсации», – считает Л.Заико.

Это, впрочем, не означает, что компенсировать вклады невозможно в принципе. Тот факт, что попытка компенсировать советские вклады в Беларуси завершилась ничем, отечественный экономист объясняет отсутствием полномасштабной приватизации.

«Когда проведем приватизацию, скажем, на 15-20 миллиардов, то эти деньги можно отдать людям. Либо в качестве компенсации вкладов мы можем отдать «чистую» собственность. В виде квадратных метров, в машинах, оборудовании, акциях. Почему этого не происходит? Сама номенклатура не распределила еще эту собственность. В Украине этот процесс уже состоялся. Поэтому украинские политики пошли дальше».

Остается добавить, что на возвращение сбережений украинцам госпожа Тимошенко отвела себе два года. В случае, если это не получится, «помаранчевый» премьер обещает уйти в отставку. В этой ситуации нам остается внимательно наблюдать за «украинским опытом» и решать, насколько он приемлем для нас.

КАК РЕШАЮТ ПРОБЛЕМУ ВОЗВРАТА СГОРЕВШИХ ВКЛАДОВ БЫВШИЕ РЕСПУБЛИКИ СССР

Со вкладчиками Сбербанка СССР раз­обрались только Литва и Казахстан. В Литве за счет приватизации вкладчикам выдавали не более двух тысяч долларов. В Казахстане рассчитались облигациями по курсу 100 долларов за 15 тысяч советских рублей.

В Молдове возвратами сгоревших вкладов занялись с 2003 года, а сам процесс рассчитан на 15-20 лет. В Азербайджане законопроект по индексации вкладов, подготовленный в начале прошлого года, предусматривает полное возмещение вкладов в сумме до 2.000 советских рублей. Большие вклады обещают возместить частично, но точная сумма компенсации не называется. Правительство планирует рассчитаться с долгом за 8 лет. Кыргызстан планировал решить проблему долга за 6 лет, начиная с 2003 года, однако пока компенсация выплачена только 6% вкладчиков. В России правительство ежегодно утверждает объем частичных компенсаций средств. российским вкладчикам выплачено менее 1,5% долга. В Беларуси пока не отработан четкий механизм возврата долгов. Но частично выплаты производились. Правда, судя по той информации, которую озвучили отдельные депутаты по время последней сессии, суммы возврата такие мизерные (некоторым выплачивали по 450 рублей), что за ними никто не хочет идти.

В Украине все вещи прямо называют своими именами. Например: Верховная рада Украины – ВРУ, Партия регионов Украины – ПРУ...

Оставить комментарий