Рамаз Сакварелидзе: «Оппозиция может выиграть только во втором туре»

Объединенная оппозиция Грузии угрожает массовыми акциями протеста 13 января, если Центризбирком Грузии не разрешит провести второй тур президентских выборов. Оппоненты Михаила Саакашвили считают, что, по их данным, на выборах победил Леван Гачечиладзе. О том, как прошли выборы президента Грузии и что может произойти в стране «революции роз», «Экспресс НОВОСТЯМ» рассказал грузинский политолог Рамаз САКВАРЕЛИДЗЕ.

– Как прошли выборы? Как вы прокомментируете их результаты?
– Выборы прошли по-деловому. Была высокая активность избирателей. В том числе и в регионах. А вот о настоящих результатах судить сложно. Результаты экзит-пулов оказались очень разными. У группы Саакашвили лидирует Саакашвили (причем он якобы набрал более 50%), а у группы оппозиционной, естественно, лидировал оппозиционер.

– Фавориты гонки были известны заранее?
– Социологические данные относительно кандидатов менялись постоянно. Поэтому сказать однозначно, кто в конечном итоге будет победителем, конечно, было невозможно. Хотя какая-то общая тенденция, разумеется, есть. Так, о том, что лидировать будут ушедший в отставку Михаил Саакашвили и кандидат от объединенной оппозиции Леван Гачечиладзе можно было сказать еще за месяц до голосования. Их показатели менялись от 18% до 25%. То один венчал рейтинги, то другой. Но никто из них не имел 50% и близко, потому можно было предсказывать второй тур.

– Насколько серьезны, по-вашему, факты фальсификаций, которые приводит оппозиция?
– Уместнее говорить не о фальсификациях, а о нарушениях. Они есть, и информация о них поступала на протяжении всего дня голосования. Но лично у меня она не оставляла какого-то трагического ощущения. Нарушения, по-моему, не носили системного характера и не способны были кардинально изменить результаты выборов. Иное дело, могли быть фальсификации на уровне подсчета голосов. Однако этого по телевидению не увидишь, пусть об этом говорят наблюдатели.

– Если состоится второй тур, у кого больше шансов занять пост президента?
– Если будет назначен второй тур, Саакашвили и Гачечиладзе опять будут идти к нему «ноздря в ноздрю». Все будет зависеть от того, кого в конечном итоге поддержат люди, голосовавшие во время первого тура за других оппозиционных кандидатов.

– В какой атмосфере проходила предвыборная кампания? Была ли, скажем, война компроматов?
– Война компроматов была. Предвыборная кампания ее только продолжила, а началась она в во время ноябрьских событий. Особенно жесткий характер она имела в отношении Бадри Патаркацишвили. Почему именно он? Это и для нас загадка. Вероятно, тут имело значение его большое состояние, способное повлиять на политические процессы в стране. О нем говорилось примерно то же, что о неугодных олигархах в России. Мол, деньги заработаны неправедным путем. Тут еще имеют значение его тесные связи с Борисом Березовским. Война Саакашвили против Патаркацишвили и напоминала борьбу между Путиным и Березовским. В остальном же назначение выборов облегчило ситуацию, страсти, разгоравшиеся в ноябре, поутихли.

– Насколько вообще демократичны выборы в Грузии? Например, все ли кандидаты имеют доступ к телевидению?
– Доступ имели все, но само телевидение больше внимания уделяло Саакашвили. И рекламный ролик его часто крутили, и все его встречи освещали. Он же у нас и на каждом автобусе был. Перегиб с его политической рекламой ощущался, и это сыграло для него отрицательную роль. «Перекормил» собой. Рейтинг его в Тбилиси значительно упал.

– В случае победы Саакашвили, пойдет ли он на установление в стране авторитарного режима?
– Многие элементы диктатуры он уже демонстрировал. Проявились они еще жестче в ноябре минувшего года, когда разгромил телевидение и расстрелял газовыми и резиновыми пулями людей, у которых не было ни оружия, ни агрессивности по отношению к полиции. Вопрос в том, заберет ли он свои диктаторские замашки на второй срок или он сделал вывод из ноябрьских событий. Ответить сложно, поскольку сейчас Саакашвили мягче, чем когда-либо прежде. Он снял всю агрессию с себя и убрал от публики людей из своего окружения, которые агрессию демонстрировали прежде. Насколько радикальны и долговременны эти изменения в Саакашвили, не ответит никто, кроме времени.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о