РУКОПИСИ НЕ ГОРЯТ

Новорожденный год еще не успел отвести взгляд от тарелки с оливье, как в северной столице государства-побратима приключилась серия культурных событий, связанных с именем одного и того же человека – Романа Виктюка. Презентация книги, творческий вечер и ряд спектаклей увлекли от шампанского и мандаринов к биноклям и овациям.

В обед третьего дня нового года в арт-подвале на площади Искусств, отражая лучи лазерного шоу, состоялась презентация книги Анастасии Мурзич «Из точки в вечность», посвященной театру Романа Григорьевича. Десяток лет Настасья самоотверженно следила за развитием театра, допрашивала его обитателей, конспектировала цитаты, собирала фотографии и литературные сочинения актеров. Результатом стал труд, охвативший три поколения актерского состава.

Среди подмигивания свечей, шелеста сценария и настойчивых режиссерских подсказок шесть часов подряд, прерываемый суровой фразой фонограммы «Ваше время истекло!», длилась творческая встреча героев книги, журналистов и гостей. Ведущий актер театра Романа Виктюка и заслуженный артист России Дмитрий Бозин, бывшие актеры театра Александр Зуев и Александр Дзюба, и молодая кровь труппы с упоением зачитывали стихи, исполняли песни собственного или чьего-либо иного сочинения, рассказывали о режиссере в его скромном присутствии, спорили о любви, смерти, страсти и предназначении. Дзюба, посмеиваясь, мешал говорящим, перемешивая карты в хронологии события, раздражая тем самым заслуженную артистку Екатерину Карпушину. Екатерина, в свою очередь, настойчиво поддерживала идею Жана Жене и Романа Виктюка о том, что в спектакле «Служанки» должны играть исключительно мужчины. Актриса пошла еще дальше и, вопреки собственной занятости в спектаклях, заявила, что женщинам в театре вообще делать нечего, когда на сцене мужчины. Чаще всех речь держал мистический Бозин, превращая чтение стихов в медитацию.

Роман Григорьевич, укрытый вместе с Еленой Образцовой занавесом от гостевой массы, долго воздерживался от ответов на вопросы, после чего встал и заговорил… Как водится, ответ режиссера воспринимался присутствующими подсознательно – не словами, а интонациями. Звучала музыка из постановок, и на лицах актеров мелькали кадры из спектаклей, выплывающие из проектора.

«Роман Виктюк – сам по себе зрелище. Он актер, который играет в то, что он ставит спектакль. И самое большое наслаждение он получает, играя и заставляя играть разные роли всех остальных. Поэтому его жизнь – сплошная репетиция…» – собственно, вечер состоял из того, что участники, бросаясь от импровизации к импровизации, зачитывали свои собственные цитаты, занесенные в книгу. Поскольку многие из них были сказаны больше десятилетия назад, герои нередко сами удивлялись своим словам.

«Стой там и сиди!» – фраза вечера, полюбившаяся всем присутствующим, вырванная из истории репетиционных отношений Романа Григорьевича и Александра Дзюбы. Впрочем, о парадоксальности режиссера с удовольствием высказались все присутствующие, и она же тотчас подтвердила себя при взятии интервью после окончания гастролей фразой «Молчи, иначе ничего не успеешь сказать!» При личном контакте Виктюк регулярно кричит, но делает это исключительно драматично, иногда доброжелательно.

Три дня, следующие за презентацией, в ДК Ленсовета шел показ хорошо известных спектаклей. «Мастер и Маргарита», в котором идеальный Воланд в очередной раз сокрушался насчет Ивана Бездомного из сумасшедшего дома: «Он меня самого чуть с ума не свел, доказывая мне, что меня не существует!» Остервенелая «Саломея», исполняющая танец «семи покрывал» среди тринадцати стульев под музыку Мэрилина Мэнсона. И, наконец, бессмертные «Служанки» Жана Жене… Невероятно красивый спектакль с многолетним сценическим стажем – хореография, которая может удержать зрителя на месте три часа без антракта.

Спектакли и презентация прошли при полном аншлаге, символизируя собой точку отсчета «рукописи» Анастасии Мурзич объемом в 688 страниц.

Оставить комментарий