ЗА ПОДАЯНИЕМ ЗА ГРАНИЦУ

В Беларуси заканчивается год ребенка. Под конец 2007 года корреспондент «ЭН» обошел много подземных переходов столицы. Встретил много отчаянных матерей с детьми на руках, слезами на глазах и белорусской мелочью в замерзших ладонях – их дети нуждаются в платной операции или дорогостоящем лечении.

В Беларуси большинство подобных проблем решаются на государственном уровне. Для героинь материала, молдаванки и украинки, даже обследование детей на родине – платная процедура. Они навсегда научились в жизни одному – просить.

ИСТОРИЯ №1. ОДЕССКАЯ

Нина приехала в Беларусь больше года назад из Одессы. Со своей двухлетней девочкой Анной. Анне нужна дорогостоящая операция на глаза, чтобы сохранить девочке зрение в будущем. Операция стоит 3,5 тысячи долларов. В Одессе у Нины не было возможности заработать такие деньги. По совету знакомых она приехала в Минск работать и просить. За год Нина насобирала больше половины нужной суммы. Тот раз в переходе, когда мы ее застали, был последним. От помощи она отказалась: «Я здесь уже обращалась в газеты и на телевидение. Там мне помогли собрать немного денег. Но не очень много. Люди неотзывчивые. Когда узнают, что в стране нелегально и прошу деньги в переходах – вообще часто не понимают и осуждают», – расплакалась Нина, сидя на холодных ступеньках со спящей Анной на руках.

ИСТОРИЯ №2. ТРАГИЧЕСКАЯ

Людмила, жительница молдавского бедного села, полтора года назад попала с мужем в автокатастрофу. Муж погиб сразу, Людмила, к тому времени уже мать троих детей, стала инвалидом I группы. Теперь она с трудом передвигается с палочкой. У ее младшего сына Коли аномалия развития толстой кишки.

Если не сделать операцию до трех лет, то может остаться инвалидом на всю жизнь. У нас, в Беларуси, детям до трех лет делают операции бесплатно. В Молдове даже обследование платное. Для Людмилы – 500 долларов.
– У меня мать и отец тоже инвалиды, правда, второй группы. Они получают пособие по инвалидности – 20 долларов каждый, – рассказывает Людмила улыбаясь, видимо, давно свыкнувшись и со своей нищетой, и с нищетой своей страны. – Вам даже будет трудно представить, насколько мы бедно живем. Особенно в деревне. Я даже «Вести» недавно смотрела, так там сказали, что ваш президент направил официальную материальную помощь в Молдову.
– Если бы вы попросили помощи у соседей, неужели бы никто не откликнулся?
– О чем вы говорите! Там не то что деньгами, никто черствым куском хлеба не поделится. У меня трое детей, я получаю пособие на каждого равное… Приблизительно 3 доллара, если переводить. Этих денег на день хватает. Поэтому очень часто езжу сюда, подзаработать. В деревне, естественно, никто не знает, что я здесь в переходе сижу. А то бы разговаривать перестали. Иногда я подрабатываю. Работала на Комаровском рынке, но мне тяжело, с моими ногами. В Молдове летом я тоже подрабатываю: дома убираю, грядки помогаю пропалывать. Но это летом, зимой же там работы вообще нет. В переходе, который ведет на бывшее место работы Людмилы – Комаровский рынок, – она сидит не с самим Колей, а со своей средней дочкой – Аленой. Коля остался с родителями на родине, а она отправляет туда заработанные деньги.

– Родители погибшего мужа тоже бедствуют?
– Нет, они достаточно состоятельны. Но помогать не хотят.
– Много получается «заработать» в переходе-то?
– Обычно максимальная сумма, которую могут дать, – 20 тысяч. И то очень редко. Кто не верит, кому противно – всякое бывает. Каждый день приходим сюда, как на работу. С 10 утра до 6 вечера. Посидим минут 40, потом идем по «ЦУМу» гулять, чтобы Алена согрелась. Потом опять в переход.

Предложила купить Алене шоколадку или яблок, но девочка ответила, что дома у нее (они с матерью снимают комнату в Зеленом луге) шоколадок много. Мечта Алены – коляска для куклы, которую она недавно присмотрела в отделе игрушек.
– Тебе здесь, наверное, больше нравится, чем дома. Игрушек много, шоколадки, фрукты…
– Нет, дома лучше. Я хочу домой.
– Милиция гоняет? – продолжаю разговор с Людмилой.
– Так как у меня есть справки от врачей, то большинство со справками ознакомятся и разрешают сидеть. Но это зависит от людей. Сегодня целый день гоняют, говорят, не положено. На днях звонила мать и сказала, что врачи настаивают на новом обследовании сына. Обследование стоит 500 долларов, у меня нет даже этих денег. Только год назад заплатили эту же сумму за такое же обследование. А сейчас состояние ухудшилось, и они меня срочно вызывают. У нас ведь все платное в больницах. Даже кусочки ваты нужно с собой приносить. И билет отсюда стоит 100 тысяч, с пересадками ехать нужно. Через Украину. В Украине, кстати, люди тоже лучше живут, чем у нас. Думала, под «новый год» белорусы расщедрятся, удастся что-нибудь подсобрать, но, видно, не судьба.

ПОСЛЕСЛОВИЕ

Во время подготовки материала редакция «ЭН» купила Алене коляску к Новому году.

1
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Tanya Collen

Ochen trogatelno i ochen pechalno. Spasibo Valeria Stasyuk za material dlya razmyshleniya.