БЕЖАТЬ В БЕЛАРУСЬ

Первые беженцы появились в Беларуси в конце 1980 – начале 1990-х годов в пору пробуждения в некоторых бывших советских республиках национального самосознания, выразившегося в изгнании оттуда «нежелательных» национальностей – как правило, русскоязычных. Тогда в Беларусь ежегодно прибывало около 10.000 человек. До принятия в 1991 году Закона «О гражданстве» Республики Беларусь они успели устроиться на работу и прописаться.

БЕЖЕНЦЕВ НЕМНОГО

С принятием Закона «О гражданстве» эти люди автоматически получили его.
Важнейшим в решении вопроса беженцев в Беларуси стал 1995 год, когда открылось представительство Управления Верховного комиссариата ООН по беженцам и принят «Закон о беженцах». Однако из-за решения организационных проблем процедура предоставления убежища началась только в 1997 году.

В целом, за период проведения процедуры признания беженцем, то есть с 1997 года, в территориальные органы по гражданству и миграции Беларуси обратились более 3 тысяч иностранцев из 42 государств. На 1 октября 2007 года всего было признано беженцами 799 человек. В этом году статус беженца получили 3 человека – два гражданина Грузии и один гражданин Афганистана (ребенок, родившийся в семье беженцев).

Наибольшее количество беженцев прибыло из Афганистана. Это связано с тем, что долгое время множество граждан Афганистана обучалось в высших учебных заведениях СССР, в том числе и на территории Беларуси. Особенно много афганцев обучалось в военных училищах. Также во времена СССР детские дома принимали на воспитание афганских сирот. После того, как в начале 1990-х годов к власти в Афганистане пришли моджахеды, им стало опасно возвращаться домой. Эти афганцы к моменту прошения убежища хорошо выучили русский язык и имели исчерпывающую информацию о стране – именно они получили первые белорусские документы беженцев.

Кто-то из просителей убежища стремится проскочить Беларусь транзитом, чтобы попасть в более богатые западные страны, а кто-то решает остаться в Беларуси. В числе аргументов за решение остаться в Беларуси иностранцы называют отсутствие расизма, доброжелательное отношение властей к беженцам.

Если беженцы прибывают поездом или автобусом, то чаще всего они подают заявление о предоставлении убежища в Витебской, Гомельской, Минской областях или в Минске. Если прибывают самолетом – то прямо в Национальном аэропорту Минск (Минск-2).

Согласно белорусскому Закону «О беженцах» орган, в который обратился ходатайствующий об убежище, обязан в трехдневный срок проверить его и передать дело в ведение Департамента по гражданству и миграции при МВД Беларуси. Большинство просителей убежища, особенно афганцы, имеют в Беларуси крепкие землячества, которые помогают им поселиться в Минске и обосноваться здесь посредством брака с местными гражданами.

В соответствии с международными нормами решается, как будет рассматриваться заявление – по полной процедуре или в ускоренном порядке. Ускоренный порядок по существу является отказом в убежище и подготовкой к депортации. Применяется он, когда сразу ясно, что заявитель не является беженцем. В общем-то, в любой стране основная задача ведомства, рассматривающего прошение о предоставлении убежища, выявить людей, действительно нуждающихся в убежище, от тех, кто через статус беженца желает получить вид на жительство в более благополучной стране.

Если принято решение о рассмотрении ходатайства по полной процедуре, просителя убежища выпускают на свободу, и он имеет возможность жить в Доме временного поселения в Витебске. Если же об упрощенном рассмотрении – заявитель остается под стражей до его депортации из Беларуси.

ЛЮДИ БЕЗ СТРАНЫ

Одна из проблем во всем мире с просителями убежища – когда человек сообщает о себе ложные сведения, и при отказе в убежище его невозможно выслать в страну, гражданином которой он является, поскольку страна, которую он называл своей, заявляет, что такого гражданина у нее нет, а неизвестного принять не может. Согласно мировой практике, таких людей стараются подержать в тюрьмах или лагерях беженцев с умышленно созданными мерзкими условиями и ограничениями, пока те не расскажут о себе правду. Если в Западной Европе после нескольких отсидок (иногда до полутора лет) таких людей просто оставляют жить в лагере беженцев (дешевле содержать в лагере, чем в тюрьме), то, посидев несколько раз по 15 суток в белорусских приемниках-распределителях, иностранцы быстро вспоминают свою родину.

ГДЕ И КАК ОНИ ЖИВУТ?

В 2003 году за счет средств Верховного комиссариата ООН по делам беженцев в аэропорту «Минск-2» был открыт пункт приема беженцев, где они с относительным комфортом могут прожить несколько дней.

Это помещение находится за неприметной дверью без вывески в здании аэровокзала. Две жилые комнаты с двухъярусными деревянными кроватями. В одной комнате может ночевать 8 человек, в другой – 4. Имеется маленькая кухня с холодильником и электрочайником. Есть санузел с душем. На полу – ковровое покрытие, на кухне и в санузле – красивая плитка. Перед поселением сюда необходимо обязательно пройти медосмотр. Мера необходимая, поскольку существует опасность прибытия лица, больного опасной экзотической болезнью. Поскольку наплыв беженцев в Беларусь небольшой, большую часть времени это помещение пустует.

После решения рассматривать ходатайство о предоставлении убежища по полной процедуре заявителя, если он не имеет возможности самостоятельно найти и оплачивать себе жилье, направляют в Витебск, в Дом временного проживания лиц, ходатайствующих о предоставлении статуса беженца.

Здание, предоставленное государством, было отремонтировано и оборудовано на средства УВКБ ООН, и эта организация оплачивала коммунальные услуги первые 2 года.
От него до центра города – 20 минут на общественном транспорте. Здесь постоянно дежурят охранники-вахтеры – международный стандарт, так как считается, что просящему убежище угрожает опасность. Дом рассчитан на 30 человек. Каждому человеку или семье предоставляется комната в одной из трех квартир. В общем, как в коммуналке или в небольшой уютной ведомственной гостинице. Обстановка комнат напоминает гостиничные номера. На кухне имеется все необходимое для приготовления пищи. Также имеется комната отдыха с телевизором (сотрудницы по привычке называют ее «ленкомнатой»).

Еще одно подобное заведение на 24 человека строится в Гомеле.
Посторонним вход в Дом временного проживания запрещен. Мне, чтобы посетить его, пришлось брать разрешение в Департаменте по гражданству и миграции. Сопровождавшая меня сотрудница этого Департамента предупредила, чтобы я не делал фотоснимков проживающих и не задавал им вопросов. Причина – меры безопасности. Все обитатели имеют право свободного выхода в город. Надо лишь предупредить служащего о цели выхода. По словам служащего, создано это для того, чтобы администрация знала, где искать его, если что-то случится и человек не придет ночевать. Также обитателям Дома разрешено перемещаться в пределах Витебской области. Но в реальности это не соблюдается – просители убежища часто гостят у земляков в других регионах Беларуси, и власти относятся к этому терпимо.

Ежемесячно обитатели Дома получают пособие в размере одной базовой величины – смешные деньги. Более существенно помогает им представительство УВКБ ООН через Красный крест и Белорусское движение медицинских работников. Помощь этих организаций заключается в оплате проживания просителя убежища при получении отказа до окончательного решения его будущего, в оплате определенных медицинских услуг, иногда дают деньги на продукты и одежду. Но материальную помощь оказывают не всем, а выборочно, по усмотрению служащих представительства УВКБ ООН, поскольку просителям убежища законодательство разрешает в упрощенном порядке устраиваться работать наравне с гражданами Беларуси. Однако найти работу в Витебске довольно сложно.

На момент моего посещения в Витебске проживали чернокожая девушка из Эфиопии с маленьким ребенком. А также состоявшаяся семья из бабушки, молодой мамы с новорожденным из Украины.
Директор Дома с горечью рассказывала, что все его обитатели очень скрытны и недоверчивы к служащим – «Мы им помочь хотим, а они какие-то нелюдимые».

После признания ходатайствующего об убежище беженцем – только с этого момента он юридически считается беженцем, ему необходимо покинуть этот Дом временного проживания и начать жить самостоятельно. В отличие от богатых стран Западной Европы, в Беларуси беженцам не предоставляют в городах квартиры. Как правило, в качестве жилья государство может выделить пустующий дом в сельской местности, который обычно требует ремонта. К счастью, на ремонт и благоустройство жилья УВКБ ООН выделяет помощь. Так несколько семей обрели себе жилье в Лиозно и Логойске. Намного проще получить жилье и устроиться работать в населенных пунктах около Чернобыльской зоны – там много пустующих домов и рабочих мест. В Хойникском и Брагинском районах появились интернациональные деревни-поселения беженцев.

А ВЬЕТНАМЦЫ ТОЖЕ БЕЖЕНЦЫ?

Множество вьетнамцев, работающих на рынке «Ждановичи», беженцами не являются. В конце 1980-х – начале 1990-х правительство СССР приглашало в страну вьетнамских рабочих в основном для работы на фабриках типа обувной или ткацкой. Попасть из джунглей Вьетнама в Оршу или Минск считалось большой удачей. Вьетнамцы быстро обросли связями здесь, заключив браки (часто фиктивные) с местными жителями и в настоящее время прочно заняли свое место в белорусском обществе. Из-за жизни вьетнамцев в замкнутой общине государственным органам тяжело добывать о них информацию для статистического учета. Впрочем, своим образом жизни – рыночная торговля и работа на том же рынке в сети весьма качественных и недорогих кафе «Сайгон», вьетнамцы не создают проблем для общества и государственные службы им не досаждают.

1
Оставить комментарий

  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Анонимно

Ничего себе не создают проблем!!!??? Да они на Ждановичах работать никому не дают.Ребята имели общепит,так они им начали угрожать, что их кафе не будет и прошлось уйти с рынка. Эти вьетнамцы- огромная проблема. Люди на ждановичах шубы покупают любимым и хотят хорошо поесть, но в сайгоны и т.п шаурма зайти страшно, как только подумаешь, что они руки вымыть не могут после туалета, т.к. там раковины нет.