Прививки – не панацея!

В позапрошлом номере «ЭН» (№ 47 от 22 ноября 2007 г.) была опубликована статья «Сектанты-антипрививочники, или Материнство с умом», в которой приводились малоизвестные простым людям медицинские сведения о прививках и их негативном воздействии на детский организм. Мы обещали еще раз вернуться к этой противоречивой теме, которая, как мы и ожидали, вызвала большой резонанс среди читателей.

Наш корреспондент обратился в Республиканский центр гигиены и эпидемиологии и общественного здоровья. Врач-эпидемиолог, заместитель заведующего отделением иммунопрофилактики Раиса ЖУК: «Участковый педиатр обязан проинформировать родителей перед проведением прививки – рассказать о возможных реакциях и осложнениях, осмотреть ребенка (а именно: измерить температуру, проверить кожные покровы, лимфатические узлы, прослушать сердцебиение, дыхание, пощупать внутренние органы). Конечно, риск осложнений от прививки гораздо меньше, чем опасность заражения болезнью. Но поскольку у нас в стране любое медицинское вмешательство осуществляется с согласия пациента (а если речь идет о детях – с согласия их родителей), а прививка приравнивается к инъекции – то по закону любой родитель имеет право написать в письменной форме отказ от вакцинации. Выбор – личное право каждого человека». То есть, иными словами, врачи в поликлинике не имеют права оказывать на нас давление, обвинять в безответственности и запугивать «страшными последствиями». А вот привести статистические данные о заболеваемости непривитых детей и о количестве поствакцинальных осложнений у привитых Раиса Ивановна затруднилась.

Следующей инстанцией, куда я приехала искать правду о прививках, была Республиканская клиническая инфекционная больница. Мне удалось побеседовать с ассистентом кафедры инфекционных болезней Белорусской медицинской академии последипломного образования, врачом высшей категории Николаем ШАВЛОВЫМ.

– Прививки, которые сегодня делают нашим детям, дают 100-процентную гарантию защиты от болезней?
– К сожалению, медицина – это такой раздел человеческой деятельности, в которой гарантировать 100-процентный результат просто невозможно. Поэтому мы не можем утверждать, что прививки обеспечат полную защиту без каких-либо побочных реакций. С чем это может быть связано? Существует четкий график профилактических прививок, который отработан и показал свою эффективность, но каждый ребенок индивидуален. Может получиться так, что прививка делается в период, когда у ребенка снижен иммунитет. В таком случае возможна недостаточная реакция на прививку или не совсем адекватная реакция организма. В каждом конкретном случае взвесить все «за» и «против» просто нереально.

– Правда ли, что такими детскими болезнями, как краснуха, свинка, лучше переболеть в младенчестве, поскольку они проходят достаточно легко, но уже могут иметь серьезные осложнения в подростковом или детородном возрасте?
– Здесь следует сказать о том, что иммунитет различают прививочный, который развивается в ответ на вакцину, и инфекционный, который развивается естественным путем после перенесенного заболевания. Что касается инфекционного иммунитета, то он более прочный, в отличие от прививочного, и будет защищать человека всю оставшуюся жизнь. Иммунитет прививочный, искусственный, спустя некоторое время будет иссякать. Для разных вакцин эти сроки различны. С такой ситуацией столкнулись во второй половине прошлого века, когда была налажена массовая вакцинация против дифтерии, которая четко доказала свою эффективность. В 70-х годах от эпидемиологов поступило предупреждение, что дифтерия может сместиться в старшие возрастные группы. Так оно и случилось. То есть когда-то дифтерия была сугубо детским заболеванием, а в 70-х годах мы стали встречать дифтерию у взрослых, причем разного возраста – и в 30 лет, и в 60. Был пересмотрен график прививок, и сейчас ревакцинация против дифтерии проводится каждые 10 лет, чтобы защитить все возрастные группы. Что же касается таких заболеваний, как краснуха, эпидемический паротит, то здесь вакцина защищает наиболее уязвимую группу – детей.

– Давайте рассмотрим мой личный пример. Мне в детстве делали все прививки, но, несмотря на это, лет в 16 я заболела краснухой и переносила ее очень тяжело. Имел ли смысл делать прививку в детстве?
– В вашем случае может быть несколько вариантов ответа на вопрос, почему вы все же заболели. Во-первых, действие вакцины могло иссякнуть по прошествии стольких лет. Во-вторых, не факт, что у вас была именно краснуха. Обычно ее определяют по характерной краснушной сыпи, но в настоящий момент известно достаточно много заболеваний, которые могут спровоцировать похожие симптомы. Так что самым достоверным способом диагностирования краснухи является лабораторный метод, который применяют не так часто. В-третьих, существуют определенные условия хранения вакцин, которые должны строго соблюдаться. Вариантов может быть множество.

– Случается, что по вине участкового педиатра, не заметившего признаки болезни у ребенка, прививка вызывает серьезные осложнения?
– Понятно, что участковый педиатр в детской поликлинике, у которого в коридоре сидит очередь из шестидесяти человек, не может должным образом осмотреть каждого ребенка. Самое распространенное осложнение – повышение температуры (ведь прививкой мы искусственно создаем в организме модель инфекционного заболевания). В редких случаях могут быть более серьезные поствакциональные осложнения. Современные вакцины полностью безопасны в плане заражения другими заболеваниями (медицине известен факт, когда в 40-е годы прошлого столетия прививали против желтой лихорадки, и группа привитых была заражена вирусным гепатитом В), но никто вам не даст гарантию, что вакцинация пройдет успешно. И вот здесь стоит вопрос выбора: или защищать от инфекций, рискуя спровоцировать какие-то нежелательные реакции, или не защищать, тогда человек подвергается риску заболеть, в том числе тяжелой формой и с летальным исходом. К слову, заболеваемость столбняком практически равна нулю за последние годы (совершенно четко – благодаря вакцинации, ведь сам источник заражения – ржавые предметы, загрязненные почвой, которыми могут быть нанесены раны, как были, так и остаются, и многие люди ранятся каждое лето на дачах и, тем не менее, не болеют, потому что у них искусственно выработан иммунитет благодаря прививке).

– А вы не допускаете такую вероятность, что не регистрируются, не значит – не болеют? Ведь у докторов всегда есть веский аргумент – «вы от этого привиты».
– Что касается столбняка, то тут однозначно нет – он слишком хорошо диагностируется. Насчет некоторых других заболеваний – возможно… Да, есть определенный прессинг со стороны сан­эпидслужбы на лечебную сеть, на врачей, что заболевания, против которых проводятся прививки, должны быть ликвидированы. Такая директива существует. Как решать эту проблему? В идеале, скрывать ничего нельзя. Но когда существуют отчеты, показатели, врачи иногда идут на сокрытие диагноза, но это никому не во благо, как любое вранье, оно добра не даст никому.

– Какой ребенок легче перенесет заболевание – привитый (если прививка все же не сработала) или непривитый?
– Если в силу каких-то причин привитый ребенок все же заболевает, можно рассчитывать на то, что его иммунная система хотя бы частично среагировала. Она не защитила его полностью, но инфекционный процесс разовьется не по полной программе, а будет немного ослабленным. А если прививки не было совсем, можно ожидать более тяжелую форму развития заболевания.

– Какова ваша личная позиция – прививать или не прививать детей?
– Мои дети привиты по полной программе, хотя… (долгая пауза – прим. авт.) стопроцентной уверенности, что это панацея, у меня нет, к сожалению. Что касается отказов от прививок, я считаю, что каждая мать имеет право решать судьбу своего ребенка. Но для того чтобы решать эту судьбу, мама должна быть достаточно хорошо информирована. И, тщательно взвесив все «за» и «против» и прийдя к выводу, что от прививок можно ожидать больше неприятностей, чем пользы, она вправе написать отказ. Я надеюсь, придет время, когда люди научатся защищать себя какими-то естественными путями. Прививки – это все-таки искусственное вмешательство в природу человека, которое на определенном этапе сыграло свою роль.

ЧТО ДУМАЮТ РОДИТЕЛИ?

Татьяна, мама Кати (1 год, 2 мес.): «Может, конечно, нам с мужем повезло, но мы в детстве прививались, как и все, и ничем не болели. Поэтому своему ребенку я тоже делаю все прививки. Про осложнения не слышала, а если они и бывают, то остается пожалеть тех детей, кому не повезло».

Юлия, мама Милы (2 года): «Мы сделали 2 прививки АКДС, но дочка очень тяжело их переносила. Кроме того, у нее за ушками появились экземы, от которых теперь остались пятнышки. Мы с мужем сами врачи, и, взвесив все «за» и «против», приняли решение больше не делать прививки».

Евгения, мама Арсения (5 лет) и Константина (3 года): «По рекомендации знакомого врача мы делаем импортные прививки, платно в медицинском центре. Хотя дети вообще-то часто болеют, в садик почти не ходим».

Галина, мама Маргариты (23 года) и Кости (15 лет): «Мой сын болен ДЦП. Долгое время врачи убеждали меня, что причина его недуга – моя резус-отрицательная кровь. Я не задавала лишних вопросов, пока не узнала, что у сына такая же кровь, как и у меня, иными словами, никакого резус-конфликта не было. Уже спустя много лет мне сказали, что причиной паралича могла стать простая прививка, но теперь это уже никого, кроме нас, не волнует».

Виктория, мама Даши (4 года) и Валеры (1 год): «Мы тоже делали все прививки. Я никогда не могла подумать, что они способны вызывать более серьезные осложнения, чем аллергия и температура. Статья в предыдущем номере, конечно, насторожила…»

Вот такие разные мысли таких разных людей… Как же хочется верить, что прогнозы Николая Михайловича насчет иных путей решения проблемы инфекционных болезней сбудутся, и нам больше не придется выбирать для своих детей меньшее из двух зол. Здоровья вам и вашим детям!

Оставить комментарий