БОРИС ГРАЧЕВСКИЙ ПИШЕТ РАССКАЗЫ ОТ ЖЕНСКОГО ЛИЦА

Борис ГРАЧЕВСКИЙ посетил белорусскую столицу в рамках Минского международного кинофестиваля «Лiстапад-2007». Корреспонденту «ЭН» посчастливилось пообщаться с папой «Ералаша». Прямой, но вместе с тем тактичный, добрый и дерзкий, смешной и в меру пошлый – Борис Юрьевич создает довольно противоречивое впечатление. Его пронзительный взгляд психолога заставляет чувствовать себя открытым и незащищенным, голос – слушать и вслушиваться, шутки – просто смеяться…

КОРОЛЬ ЗАТЯГИВАНИЯ УРОКОВ

– Борис Юрьевич, расскажите, пожалуйста, о своих школьных годах – хорошо учились?
– До 4-го класса учился на одни «пятерки». Потом поумнел и стал учиться на «четверки», чтоб родители от меня отстали. Любил литературу, с удовольствием решал математику. Только вот одна вещь не дает мне покоя: всю жизнь прожил, так и не понял, зачем учил синусы и косинусы, тангенсы и котангенсы, логарифмы… За свои 58 лет нигде так и не воспользовался этими знаниями… Зачем, спрашивается, столько усилий прилагал?!

– А уроки не срывали?
– Никогда. Могу признаться, что был королем затягивания уроков. У меня была очень хитрая система: я цеплял учителя за самое интересное, так, чтобы он забывал обо всем на свете и начинал нам с интересом что-то рассказывать. Я делал заинтересованное лицо и задавал кучу вопросов. Потом звенел звонок, и учитель растерянно говорил: «Ой, я же не успел спросить вас…». За это меня очень уважали одноклассники!

– Правда ли, что в вас была влюблена учительница рисования?
– «Влюблена» – сказано очень громко. Мне было лет десять тогда. Она любила садиться рядом и наблюдать, как и что я делаю. Скорее, ей было просто интересно – в простой сельской школе ученикам не было дела до ее рисования. А во мне она заметила мальчика, у которого что-то получалось и который в столь юном возрасте уже отличал Рембрандта от Гогена.

– В продолжение темы о живописи: как так получилось, что вы работали экскурсоводом в Третьяковской галерее?
– С детства у меня было две страсти: музыка и живопись. Ни того, ни другого я не умею. Музыкой я занимался год, пока у папы была любовница – «училка» музыки. Я служил для них связующим звеном. Потом он ее бросил, хоть я этого очень не хотел, и на этом мои занятия закончились. Было обидно – я очень хотел играть…

Моя вторая страсть – живопись. Я безумно хотел рисовать, но у меня ничего не получалось вообще… От большой любви к живописи я открыл кружок в одной подмосковной школе и раз в две недели возил детей в Третьяковку. Там водил их и сам все рассказывал. Было очень приятно, когда некоторые взрослые присоединялись к нашей экскурсии и слушали, о чем я говорю.

«ДАЖЕ САМЫЙ ЯРКИЙ РЕБЕНОК МОЖЕТ ЗАВТРА ЖЕ СГОРЕТЬ»

– Вы работаете с детьми и со «звездами». С кем работать сложнее?
– С детьми работать легко. Фокус заключается в том, что трудно найти детей, с которыми легко работать…

– Каким образом вы их отбираете?
– У нас есть специальное актерское агентство, где мы отбираем детишек, в которых есть что-то особенное. Потом действует довольно сложная система: мы проверяем, перспективный ребенок или нет, будет работать или не будет. Даже самый яркий может завтра же сгореть… Сначала отобранные ребятишки сидят в массовке. Есть специальные люди, которые следят, как дети себя ведут. Если в ребенке замечают способности, ему дают крупный план со словами, а в следующий раз он уже будет иметь роль.

«Я ЖИВУ С БОГОМ В СЕБЕ»

– Вы верующий человек?
– Когда я начинаю думать, откуда все взялось, понимаю, что ответ связан с какой-то сверхъестественной силой. Однако я не позволяю себе тратить время на походы в церковь и молитвы – я живу с Богом в себе.

– Склонны к необдуманным поступкам?
– Нет, абсолютно не склонен. Я иногда могу вытворить что-нибудь странное, но вообще я человек рациональный и идиотские поступки не совершаю. Стараюсь не совершать.

– Вспыльчивы?
– Да. Правда, быстро отхожу. Вот совсем недавно на режиссера своего орал: «Мы с тобой о чем договаривались? А ты что снял?». Меня в тот момент два человека держали…

– Расскажите, пожалуйста, о своих кулинарных пристрастиях.
– Когда у меня была жена, она грандиозно готовила. Сейчас происходит обратная реакция: мне абсолютно все равно, что есть. Главное, чтобы это было не пережарено. Единственное, что я не ем, – это мед. А пристрастий никаких у меня нет: кусок хорошего мяса – и достаточно.

– Без чего ваша жизнь была бы неполноценной?
– Я могу выделить два понятия: книги и секс. И без того, и без другого можно прожить. Но когда в твоей жизни они присутствуют, начинаешь по-другому смотреть и воспринимать окружающий мир.

– Вы романтичный человек?
– Да, романтичный. Очень грустно, что многие не замечают во мне этого. На самом деле под личиной ехидного человека прячется милый и ранимый романтик…

– Стихи не пишете?
– Пишу, когда становится грустно и тошно… Очень личные. Еще рассказы пишу. Тоже грустные. От женского лица.

– Почему от женского?
– Потому что от мужского может написать каждый мужчина, а от женского – далеко не все. Я не гей. Просто психологию женскую знаю.

– А музыку грустную не сочиняете?
– Музыку я слушать люблю. Чаще всего классику: Бетховена, Моцарта, Баха, Шопена… Сейчас нет проблем с выбором любимых мелодий – они доступны, и выбор большой. Зато раньше, я помню, чтобы получить хорошую музыку, я ждал, когда будут финальные игры по фигурному катанию, ставил микрофон перед телевизором и записывал. И молил Бога, чтобы проклятый комментатор ничего не сказал и не испортил мне фонограмму!!!

– Какой у вас темперамент?
– Я холерик. И такой, и сякой…

– Можете охарактеризовать себя тремя словами?
– Хитрый, умный, остроумный.

«БОЛЬШЕ НЕ ХОЖУ С ЖЕНЩИНАМИ В КРАПИВУ…»

– Какие женщины вам нравятся? Существует ли какой-то идеал?
– Нет никакого идеала. Мне может понравиться и блондинка, и брюнетка, и высокая и низкого роста. Я могу обратить внимание на изгиб бедра, груди… Могу быть сражен взмахом ее волос. Единственное, чего терпеть не могу – это короткие стрижки у женщин. С каждым отрезанным сантиметром волос дамы теряют свою женственность.

– Какой была ваша первая любовь?
– Несчастной. Это очень трогательная история. Моей возлюбленной было 4 года, мне – 3. Она была дочкой прачки, я – сыном культработника. В те времена это была огромная социальная разница. Но мои родители были не против. Они видели, что я влюбился, потому что я из прачечной не вылезал, сидел там постоянно, выпендривался, пытался ей понравиться. А она вообще меня не замечала. Я очень переживал из-за этого. А потом она вдруг согласилась со мной погулять. Я был так горд собой! Пошел с ней, а она завела меня в крапиву и бросила! Вот так в три года я познал женское коварство.

– Женщин не боитесь после этого?
– Не боюсь. Просто в крапиву с ними больше не хожу.

Борис Юрьевич долго отказывался читать свои стихи. Однако нам удалось уговорить его поделиться одним из своих лирических произведений специально для читателей «Экспресс НОВОСТЕЙ».

«Я вами брежу, вами я живу.
Прикрыв глаза, я вновь и вновь вас вижу…
И больше нету сил, и я уж не дышу,
А ноги к пропасти все ближе, ближе…».

1
Оставить комментарий

  Подписаться  
новее старее большинство голосов
Уведомление о
Kurt Kristensen

Прочитал комплименты Грачевскому. Передернуло ! Народ ! Очнитесь ! Неужели желание сняться в Ералаше, превыше собственной чести ? Ведь хуже этого жидяры в Российском кинематографе, нет другого еврея. Как призналась одна из певиц, пытавшаяся заикнуться о съемках у него в Ералаше …А эта тварь ответила — отсоси — сниму на вторых ролях ! А как этот жид пытался сгубить карьеру Саши Лойе ? Помните конопатого рыжего мальчика с выразительными голубыми глазами ? Как Грачевский унижал его мать на съемках ! Так этот мальчуган оказался сильнее в свои 7 лет всех звезд современной эстрады, заявив в лицо этому жиду — я… Подробнее »