«ПОДКРИТИЧЕСКАЯ» МАССА

Корреспондент «ЭН» потрогал белорусский атомный реактор

С начала 1990-х годов, а также с увеличением цен на российские энергоносители тема строительства белорусской АЭС стала вновь актуальна. Объединенный институт энергетических и ядерных исследований «Сосны» НАН занялся ее проектированием. Кроме того, сейчас в институте ведутся научные работы по преобразованию долгоживущих радиоактивных ядер в стабильные или короткоживущие с помощью нейтронов.

На практике это означает, что работы идут в направлении, чтобы в подобном реакторе радиоактивные элементы, к примеру, отходы атомных станций, которые остаются опасными в течение нескольких сотен или тысяч лет, перерабатывать в элементы, которые распадаются в течение часов или даже секунд.

Для этого в институте был сооружен «подкритический» реактор малой мощности. «Подкритический» – значит, что в нем масса радиоактивного материала меньше критической массы, при которой идет активное выделение энергии. Но энергию научный реактор все-таки выделяет – всего 100 ватт – мощность лампочки накаливания.
При этом реактор загружен ураном-235 общей массой 70 кг. Такой массы урана хватило бы для 5 атомных бомб, что сброшены на Хиросиму.
Однако, несмотря на это, уран в этом реакторе настолько безопасен, что его показывают журналистам.

…От проходной автобус везет нас по территории института, которая выглядит заброшенной. В общем, так оно и есть – после того как программа «Памир» была закрыта, институт зачах – множество уникальной техники оказалось ненужной, а большинство помещений здесь пустует.

Останавливаемся около одного из корпусов института – что-то среднее между научным корпусом и ангаром. Там вновь проходим через системы контроля доступа, где дежурит традиционная бабушка-вахтерша. Просят надеть белый халат: «Так положено – вы же идете к реактору». Порядок есть порядок.

Затем спускаемся по лестницам вниз, в подвал, и проходим через несколько толстых дверей, подобных тем, что стоят в убежищах. Сопровождающий поясняет, что мы находимся на глубине 7 метров. Первоначально это строение сооружалось для работы над проектом «Памир», и здесь велись работы с его энергетическим реактором. Толщина стен здесь доходит до двух метров. Наконец сопровождающий открывает последнюю дверь толщиной не менее полуметра, и мы входим в помещение, где находится реактор.

Как ни странно, но здесь можно находиться без средств защиты, а сам реактор – трогать голыми руками и даже достать из него тонкие стержни с ураном, что и продемонстрировал сопровождающий. Прошу разрешения замерить радиационный фон своим бытовым дозиметром. Разрешают. Около реактора дозиметр показывает не больше 80 микрорентген в час. Около самой «активной» зоны с урановыми стержнями – максимум 150. Для сравнения – нормальный фон в Минске – 20-25, ненормальный (опасный) – 60 Мрч, в зоне отселения Ветковского района, где продолжают жить люди (150 км от Чернобыльской АЭС) – 200 Мрч, около смотрового павильона Чернобыльской АЭС, который в сотне метров от 4-го энергоблока – 980 Мрч.

Рядом стоит еще одна установка подобных размеров. Обе находятся рядом на рельсовых шасси, а в двухметровой стене этого помещения имеется отверстие, куда направляется излучение от реактора. За стеной излучение принимается измерительной научной аппаратурой. Благодаря тому, что обе установки подвижны, их можно по очереди устанавливать напротив стенового отверстия.

После огромных помещений атомных станций научный ректор откровенно разочаровал своими размерами. Но именно на нем отрабатываются новые технологии, которые в будущем, возможно, позволят нейтрализовывать опасные радиоактивные отходы.

Оставить комментарий