НАШ АГРОРАЙ

Оказывается, понятие «Земной рай» – отнюдь не условное. Рай на Земле действительно существует, и его местонахождение известно. Вот его точные координаты 54. 41. 25,5 N, 29. 56. 12,7 E. Для тех, кто не силен в топографии, – это в Витебской области в 179 километрах от Минска, в 57 км от Витебска, в 35 км от Орши и в 20 км от райцентра Сенно. Корреспонденты «ЭН» выяснили, кому «повезло» родиться в Раю и есть ли перспектива для распределенных душ в белорусском агрорае.

Попасть в Рай, как любому не-атеисту, – великое счастье, но только после смерти. А при жизни в Рай попасть достаточно просто. Доезжаем до Толочина, там сворачиваем на дорогу, ведущую в Сенно. Через 42 километра доезжаем до Немойты. Там по дороге Сенно – Орша 12 километров едем до деревни Пурплево, а затем поворачиваем в Рай, до которого еще 2,5 километра. По пути проезжаем Анёлино и Монастырь – понятно, что место Божье.

РАЙ БЕЗ ВОРОТ

Согласно Библии, вход в рай охраняет апостол Петр. При въезде в белорусский Рай у дороги стоит вагончик, похожий на будку КПП. Но состояние полуразрушенного вагончика такое, что вряд ли Петр или кто другой стал бы там находиться. Даже обыкновенных дорожных указателей на въезде и выезде нет. Таким образом, в этот Рай может без проблем попасть даже самый большой грешник.
Медленно въезжаем в деревню. Встречаем паренька, который с озабоченным видом тянет на коляске бидон воды.
– Это Рай? – спрашиваем.
Парень остановился, серьезно посмотрел на нас, а потом с простой доброй улыбкой ответил:
– Рай, просто Рай.

Наш Эдем находится на холмистой местности, откуда открывается чудесный вид. Места здесь много – дома стоят группами по несколько штук на большом отдалении друг от друга, как раз на холмах. Причем большинство домов пустует – души земных жителей Рая уже отправились выше. Кстати, прямо у въезда – три абсолютно новых пустых дома ждут душ, распределенных в райский колхоз – приезжайте и живите. Пока, правда, сюда никто не рвется. Единственного на весь рай молодого специалиста в этот день мы найти не смогли.

Не спеша проезжаем по деревне, надеясь увидеть сельсовет, чтобы пообщаться с главным в Раю человеком. Сельсовета здесь нет. Нет почты, нет школы, нет магазина. Только жилые дома, да пара бараков небольшой фермы.

АДАМ И ЕВА ЗДЕСЬ НЕ ЖИВУТ

Занятые домашними хлопотами во дворах несколько местных пожилых жителей да пара ребятишек с любопытством разглядывают нашу машину, пытаясь угадать, к кому именно мы пожаловали. Останавливаемся пообщаться с обитательницей Рая. Правда, не Евой, а Анной.
Когда-то здесь жил даже помещик, имя которого теперь не помнят. Его усадьба находилась рядом с озером. Его так и называют – Помещичьим.
– Еще несколько десятков лет назад это была крепкая деревня, – рассказывает раечанка. – Потом кто умер, кто уехал. К райскому небогатому колхозу присоединили соседний, который намного беднее райского и был весь в долгах. Из-за долгов на нашей ферме периодически отключают электричество. Ну, а жители деревни платят за электричество в срок, поэтому в жилых домах его не отключают.
Ни Адама, ни Евы здесь нет. В основном в Раю проживают Маковские и Красновские.
Сейчас в Раю проживают (как говорит Анна – доживают) 29 человек. Взрослых мужиков – всего 5 человек. Молодежь из Рая благоразумно уезжает. В Сенно, в Оршу, в Витебск.
Местных «богов» – председателя сельсовета и председателя колхоза – Анна назвать не может – их недавно сменили. По словам Анны, при ее жизни сменилось не менее 25 председателей.
Магазина в деревне нет – дважды в неделю приезжает автолавка. В школу дети, которых в Раю несколько человек, ходят за 2,5 километра в Пурплево. Из всех развлечений доступен только телевизор – с некоторых домов в небо смотрят и спутниковые антенны, недавно переставшие быть роскошью.

На весь Рай имеется только один стационарный телефон. Наша собеседница, 20 лет простоявшая в очереди на установку телефона, недавно, когда сотовая связь стала доступна, наконец-то получила уведомление, что за полтора миллиона рублей ей смогут установить долгожданный телефон. К тому времени Анна пользовалась сотовым и от щедрости «Белтелекома» отказалась: «Да я на полтора миллиона по сотовому до конца жизни смогу разговаривать». Так же рассуждают и остальные жители Рая.

Пока разговариваем с Анной, замечаем, как из-за забора ее двора смущенно выглядывает еще одна пожилая женщина с бидоном воды на тележке. Наконец ее любопытство побеждает смущение, и женщина направляется к нам. Это соседка Вера пришла за водой. В Раю колонки давно не работают, а в большинстве колодцев вода также отсутствует – их некому чистить.

Отвечая на наши вопросы о «райской» жизни, Анна и Вера вспоминают молодость – раньше райские девушки были известны на танцах в округе: «В один год девять свадеб сыграли!».
Теперь Рай угасает. Пожилые жители доживают свои дни, а молодежь сюда не заманишь ни декретами, ни угрозами, ни новыми домами. Никто не желает жить в Раю, где нет детского сада, школы, магазина.

Когда мы ехали в Рай, было желание отведать и привезти с собой символических райских яблок. Но, пообщавшись с местными жителями, о яблоках забыли. Слушая рассказ о беспросветной райской жизни, нам все сильнее хотелось быстрее покинуть это место. К счастью, из этого Рая, в отличие от небесного, выход есть.

Оставить комментарий