Элеонора Езерская

По прежним ее интервью составлялись разные портреты: Элеонора - победительница, Элеонора - капризная девочка, Элеонора - снобка, Элеонора - роковая женщина, Элеонора - человек, живущий вне реальности. Все это и правда, и миф. Элеонора для газетчиков - актриса, примеривающая разные образы, и при этом остающаяся сама собой. Как Людмила Гурченко всю жизнь играла себя, так и наша героиня играет. Себя в разных ипостасях. Единственная роль, которую она себе не позволяет исполнять, - роль недовольной жизнью. И в этом ее отличие от обычных смертных…

Встретились мы на площади Победы, у подъезда ее дома, рано утром. Элеонора собирается за турпутевкой («В четвертый раз еду в Испанию, снова с “Алатан-туром”»), а пока совершаем утренний променад по набережной Свислочи. С диктофоном в руке, в оранжево-синем, в золоте с каменьями, на утренней набережной она - как яркая экзотическая птица. Впрочем, так оно и есть. Для ни на что «эдакое» не претендующей Беларуси Элеонора - яркая экзотическая птица. И она, похоже, понимает, какое впечатление производит:

- Лишний раз я не буду говорить, сколько мне лет. Хотя такое ощущение, что вся страна знает, сколько лет мне и сколько лет моему бой-френду. Я всегда говорю и повторю еще раз: примеры надо брать с Марлен Дитрих или Греты Гарбо, а не с тети Дуси, которая моет пол у вас в подъезде. И тогда все будет нормально, тогда неважно, сколько тебе лет - двадцать пять или пятьдесят. Главное, чтобы с тобой было интересно. Для меня это вообще великое слово: интересно. Только есть один печальный момент. Вот сегодня об этом думала, когда варила себе компот: увы, и радость, и горечь, и удовольствие прожитых лет делают немного циничной. Добра во мне убавилось, я стала более злой и более категоричной, и я это, увы, констатирую. Но ничего с собой поделать не могу…

Хотя прекрасный повод для того, чтобы не унывать и не говорить, что «с ярмарки уже еду», - актриса Людмила Гурченко, которой в будущем году исполняется семьдесят, а вон как поет и пляшет.

- Вы говорили, что стали злее. И в чем это проявляется?

- Увы, начала верить в правоту чьих-то слов о том, что чем больше узнаю людей, тем больше люблю собак (а я - котов). На четырех лапах. (Те, что на двух, – отдельный разговор. Когда меня спрашивают, как твой кот, я всегда уточняю, какой именно: который на двух или тот, который на четырех?)

Того, что на четырех, я люблю гораздо больше. Своего белого британца, который умен чрезвычайно, талантлив необыкновенно. Если все хорошо пойдет, он сыграет одну из ролей в телепроекте режиссера и актера Игоря Забары. Там больше ста серий. Причем мой кот играет на уровне Джека Николсона. Во всяком случае, когда мы снимали две пилотные серии, у меня было такое ощущение, что если насчет хозяйки, которая тоже вроде бы приглашена, еще могут быть какие-то сомнения, то кот прошел сразу и наверняка. И если хозяйка, может быть, не будет сниматься, то кот ее точно прославит, а может быть, и заработает ей на новую норковую шубу.

Знаешь, я всегда любила котов. Как у людей бывает трагическая судьба, так и у животных. В последнюю ночь Славянского базара 1999 года упал с пятого этажа на козырек ресторана мой замечательный кот по имени Казанова… он повредил хребет, и ничего уже нельзя было сделать. И я всегда буду помнить его глаза, полные слез, отчаяния, боли. Везла его в ветеринарную клинику, чтобы усыпить, и сама рыдала. Ну как их после этого не любить?

Все мои коты последнего десятилетия носят итальянские имена. Даже не могу объяснить почему. Был кот Марчелло, раскрученный гораздо больше, чем президентская корова Милка. Кот Марчелло был рыжим, он, кстати, принимал участие в моем бенефисе.

А сейчас у меня Ромео. Правда, никто его Ромео не зовет, мы все его зовем Ромочка. Хотя терпеть не могу имени «Роман».

Элеонора – это брэнд

- А про двуногого кота? Вы говорите, что с годами становятся циничней. По отношению к двуногим котам цинизм проявляется?

- Да, потому что больше всего я люблю, к сожалению, себя.

- Себя любить - это полезно…

- Я всегда говорила: уважай себя, и тогда тебя будут уважать другие. И в этом есть большой смысл и большая правда. Я - эгоистка. Всю жизнь делала только то, что хотела я. Никогда не стремилась сделать карьеру, но в этой стране я оказалась достаточно раскрученной. Мое имя - уже брэнд. Эти, как они себя называют, «звезды» сегодня появились, а завтра про них никто не вспомнит: уже сегодня их никто не узнает на улице.

Фактически осенью будет четыре года, как я не в эфире, но у меня до сих пор берут автографы.

- Мне рассказали про забавный эпизод из Вашей жизни. Вашу состоятельную подругу попросили поучаствовать в празднике города. И вы вместе с ней наливали народу водку прямо на улице…

- Это правда. У ее собственного подъезда. Это замечательная моя подруга, Нина Егоровна Протопопова. Она оптимист в высшей степени. Это звучит даже в ее фамилии. Нина Егоровна у нас из Петербурга. В ней есть что-то от Вассы Железновой, но в то же время это очаровательная женщина. У нее всегда хорошее настроение. Хотя у человека, который занимается бизнесом, у бизнес-вумен, вроде бы не может быть настроение всегда хорошим. Но она полна оптимизма и говорит всегда: все равно все будет хорошо. И этим она меня потрясает.

Одежда: меха и камни

Еще один эпизод из жизни Элеоноры. Свой последний день рождения она отмечала в кругу друзей на даче Машерова.

- Наша жизнь - это любовь и разочарования, работа и встречи. В моей жизни друзья и подруги значат очень многое. Вокруг меня - замечательные люди. Все штучные, все яркие. Серых, дурных, злых и, главное, завистливых я не приемлю. И еще полных дур. Недавно читала интервью с Ренатой Литвиновой, где она говорила, что дура не может быть красавицей. Дура не может быть очень хорошо одета и очень хорошо выглядеть. Мне понравилось, как она развила свою мысль. Сказала же я когда-то одной: знаешь, если ты наденешь Версаче, сверху Живанши, плюс Дольче Габанна, то все равно останешься дешевкой. Ты отдельно - платье отдельно. А вот среднерусского зайца выдать за заморского тушканчика - это талант, это искусство. Им надо владеть. Я этим владею.

- Все любуюсь вашими украшениями…

- Я всегда говорю: моя одежда - это меха и камни. Хотя я очень люблю животных. И когда-то, помню, в Грузии не смогла есть мясо барашка, которого видела за три часа до шашлыков живым. А меха вот люблю.

- Такое противоречие?

- Женщина - она и есть противоречие. Мы сотканы из противоречий, по крайней мере, настоящие женщины.

У меня много подружек, которые моложе меня. Я им говорю: учитесь. Я никогда не дружила с дурами, у меня были подруги, может быть, тогда ярче, умнее, талантливее меня, и у них было чему учиться. (Кстати, московские были в основном подруги.) И я быстро усвоила, что если ты двенадцать дней подряд будешь надевать по новой кофточке, то все равно на тринадцатый день забудут, в какой кофточке ты была в первый день. Но если ты один раз придешь в роскошной меховой накидке, с потрясающим перстнем, это будут помнить долго.

Конечно, хотелось бы иметь много бриллиантов. Но это, увы, невозможно, поскольку точно сразу ограбят. Поэтому и приходится зайца среднерусской полосы выдавать за заморского тушканчика. На этом и стоим.

Зато у меня много шляп и много сумок. Я их не считаю. Ну как в этом сезоне можно было быть без розовой сумочки?

О котах двуногих

- Мы начинали разговор о двуногих котах…

- Мне сейчас не очень хочется об этом говорить. Мы поссорились с моим Витали. Но я его, конечно же, очень люблю. Когда мы в ссоре, мне очень плохо. И ему тоже. Как ни крути, но все-таки нашим отношениям десять лет. И, кстати, могу сказать, что когда мне было плохо, когда я болела, Виталий был на высоте. Он мне очень помог. Когда ему доктор сказал, что мне можно творожный сырок, Виталий принес сразу восемь. А мне разрешалось съесть только кусочек от одного. У него спросили: «Зачем целых восемь?» «Но ведь вы не сказали, какой именно ей можно…» Маленькая деталь, но ведь очень трогательная, характеризующая и человека, и отношения.

Когда я болела после (после очень тяжелой операции), я не могла себе сварить даже кашу. А моя замечательная подруга Люда Гусева и вообще все работники ее ресторана «Верба» многократно прокручивали свежайшее куриное мясо, делали галки, отваривали в овощном бульоне и привозили мне. Присылали и горячий бульон, и свежие фрукты… Если бы не забота моих друзей, я бы наверное не выкарабкалась.

- С каким вопросом к Вам чаще всего пристают на улицах люди?

- Ой, как жалко, что не выходит ваш «Салон». Эти слова мне как нож по сердцу. Кто-то сказал, что страна без него неполная. Так и телевидение, наш экран без меня неполные. Моя ниша не занята никем.

О мужской красоте

- Говорят, перевелись мужчины. Вы так тоже думаете?

- Нет, есть еще достойные мужчины. Правда, все они почему-то моложе меня. Могу назвать человека, моего друга, которого я обожаю. Это Владимир Янковский, Янковский-младший. Эта княжеская порода, тонкая натура, интеллект, талант делают его просто потрясающим человеком. Притом он в жизни настоящий плейбой, что всегда любили и ценили женщины. Кстати, насколько я знаю, не женат (это для дам). Опять же, мой Витали Жуков. Юрий Чиж - прекрасный бизнесмен, мой друг, хозяин «Трайпла». Логойский курорт, который он сейчас строит, - это уже прижизненный памятник. Он очень хороший человек. И как друг он мне очень много помогает. Когда у меня спрашивают: «У тебя евроремонт?» - я отвечаю: «У меня круче. У меня Элеонора-ремонт». И делала мне этот ремонт фирма «Трайпл». Сделала идеально, за 30 дней, причем я меняла даже стены. К тому же мне очень нравится трайпловская вода, она очень вкусная.

О квартире и даче

- Прежде чем я нашла эту квартиру на площади Победы, я пересмотрела около 70 вариантов. В агентстве уже нервничали, но я говорила: извините, это не муж, это квартира, ее быстро менять не будешь. Одно из важнейших достоинств моей квартиры - это то, что я вхожу в подъезд с площади Победы, а не со двора. А вот свой загородный дом в три уровня я купила практически не глядя (на следующее утро улетала в Испанию) и за смешную цену (дом стоил меньше, чем моя шуба). Вязынка - это потрясающее место, по ландшафту - одно из самых красивых в Европе. У меня нет ни одной грядки. Только цветы, альпийские горки, клумбы и газон. Это в дачной части Вязынки, но возле леса, так что я смотрю не на чей-то туалет-скворечник, я смотрю на красивый лес. Хожу утром по росе. Прожив пять-шесть дней там, я возвращаюсь в город совсем другой. И мой кот вместе со мной проходит там, в Вязынке, полный курс оздоровления. Мы с сестрой сделали необычные интерьеры в стиле «кантри», а больше всего я горжусь своим забором - кованым, из железа, выкрашенным в ярко-желтый цвет, на каждом пролете - мои вензеля «ЭЕ».

Когда рано утром выхожу на лестницу своего загородного дома, со стаканом хорошего сока, который я не поленилась и выжала себе сама, и вдыхаю этот фантастический воздух, слышу птиц, вижу березы и ели, я понимаю, что жизнь замечательна. И хочется, чтобы она была без конца…

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!