ГЛУХАЯ ПОРА ЛИСТОПАДА

События осени 1917-го в зеркале либеральной печати Беларуси

5. «Последний день буржуя»

Две сильнейшие в истории СССР юбилейно-пропагандистские кампании пришлись на мое детство: столетие со дня рождения Ленина и пятидесятилетие Советской власти.

Помнится, ленинский «накат» всюду был такой, что казалось, будто 22 апреля 1970 года свершится нечто Окончательное, после чего уже можно не жить.
А «полтинник» Великого Октября запомнился тем, что однажды осенью 1967 года одноклассник Саша Утевский принес в школу еще никем не виденную у нас в Молодечно юбилейную монету-полтинник («вчера отец привез из Ленинграда») и эту монету у него выменял на горсть серебряной мелочи сам директор школы №6 Степан Тимофеевич Демешко.
Еще приходил на пионерский утренник какой-то старый еврей, который рассказывал, что видел Ленина в революционном Петрограде. Про Зиновьева и Троцкого ничего не рассказывал. А, наверное, мог бы…
Все последующие годы существования СССР в автоматических кассах мозолили глаз объявления «Юбилейные и гнутые монеты не принимаются». Юбилейные и гнутые… Не о нас ли с вами это сказано?
На праздничных открытках и плакатах к очередной годовщине Октября штыки красногвардейцев представлялись как молнии, которые рассекают пространство и время, отделяют свет от тьмы. Все, что было прежде, изображалось как сплошной мрак, «гнет помещиков и капиталистов, жандармский произвол».
Мне однажды показалось непонятным, как мог в «отсталой царской России» последний русский царь ездить в автомобиле и разговаривать по телефону. Ведь царь, ясное дело, раскатывает в санях, а с воеводами общается посредством гонцов-скороходов… Зато с 7 ноября (25 октября по старому стилю) 1917-го наступала Эра Светлых Годов.
Но, кстати, любопытно: каким действительно был последний день добольшевистской власти? Причем — не в отстраненном Петрограде, а в нашем Минске.

Среди архивной периодики есть раритет, который долгие годы был недоступен исследователям — газета «Минская жизнь». Издавал ее губернский комитет партии Народной свободы (конституционные демократы или попросту кадеты), редактором был Ричард Яновский. Последний предреволюционный номер являет собой рельефный слепок уходящей эпохи.
Итак, во вторник 24 октября (6 ноября н. ст.) 1917 года минский обыватель, натолкавшись в очередях у продовольственных лавок и вволю наругавшись с уличными спекулянтами, платил мальчишке-газетчику 15 копеек за «Минскую жизнь» и впрыгивал на ходу в вагон конки.
На тесной площадке раскрыть газету невозможно, и поначалу лишь просматривались заголовки и объявления на первой странице. В минских кинематографах в тот день показывали вот какие фильмы:

ГИГАНТ: шедевр русской кинематографии «Женщины и их кумиры» (жизненная драма в 5 больших частях). В главных ролях знаменитые Мозжухин, Вырубов, Юренева и Рейзен).
ЛЮКС: последняя новинка «Сын греха» (драма в 5 частях по роману Анри Ватайля).
МОДЕРН: «Дочь каторжника» (уголовная драма в 4 больших частях).
Но это пища, некоторым образом, духовная. А как насчет материального?.. Читаем объявление:

ПРОДАЕТСЯ ЗАЕМ СВОБОДЫ

Банкирская контора «Поляк и Вейсбрем» (Минск, Губернаторская, собственный дом № 20) без комиссии покупает и продает ценные бумаги, производит оплату купонов и тиражных билетов.
Из нашего сегодня поясним, что облигации пятипроцентного «Займа Свободы» были выпущены Временным правительством с целью уменьшить инфляцию, вызванную военными расходами. Но заем популярностью не пользовался, и основная часть облигаций осталась нераспроданной. Большевики, которым тоже вечно не хватало денег, поступили затем остроумно: декретом СНК РСФСР от 12 февраля 1918 г. облигации займа были приравнены к обычным деньгам и выпущены в обращение.
А вот серьезный комментарий к недавнему событию в Петрограде:

К ПОКУШЕНИЮ НА П.Н.МИЛЮКОВА
Московская газета «Время» сообщает:
Сегодня ночью начальником милиции Ивановым из Зимнего дворца было передано распоряжение немедленно принять все меры к предупреждению нападения на квартиру Милюкова (министр иностранных дел Временного правительства. — С.К.).<…>
Ночью у дома Милюкова были замечены какие-то подозрительные субъекты; увидя милиционера и догадавшись, что их планы раскрыты, они бросились бежать в разные стороны и скрылись. Имелись указания, что штаб-квартирой для участников нападения была назначена чайная, расположенная поблизости дома, где проживает Милюков.<…>
Как в прошлом году, так и теперь покушение было организовано после большой исторической речи Милюкова по вопросам внешней политики, разница только в том, что тогда П.Н. вскрыл предательство двора, теперь — вдохновителей Циммервальда. Как тогда, так и теперь Милюков вскрыл тонкие нити, связующие известные круги с Берлином. Как тогда, так и теперь стоит на очереди вопрос: «Глупость или измена?» Как теперь, так и тогда противники не смогли найти слов, чтобы парировать уничтожающую критику и раскрытие преступления, и предпочли ответить «как тать в нощи» ударом продажного кинжала. Были ли в обоих случаях одни и те же наемные убийцы, или другие лица, мы не знаем, ибо они одинаково успешно скрылись как от царской полиции, так и республиканской милиции «усиленного наряда», характерно лишь то, что в обоих случаях убийцы собрались действовать одними и теми же средствами и выбрали одну и ту же «штаб-квартиру» — бывшую чайную Союза русского народа, а ныне, вероятно, большевиков.
Правда, прошлый год себя обиженным речью Милюкова считал «дер альте Штюрмер» (царский министр-германофил — С.К.), Распутин, царица и пр. компания, теперь — Троцкий и иже с ним!..

Все тут понятно. Павел Николаевич Милюков (1859-1943) — лидер партии кадетов, сторонник войны до победного конца разоблачал намерения большевиков совершить государственный переворот и удовлетворить интересы германцев. Поэтому его стремились убрать…
Наш минчанин приступал к чтению внутренних страниц газеты. На фронтах было в общем вяловато:

СООБЩЕНИЕ ИЗ СТАВКИ
Северный фронт
Перестрелка, более оживленная на Двинском направлении в районе западнее озера Свентен, где противник временами открывал сильный артиллерийский огонь.
Западный, Юго-Западный и Румынский фронты
Перестрелка и действие разведывательных партий.
Балтийское море
Без перемен.

Но зато сплетение интригующих фактов таилось под внутренней рубрикой:

МИНСКАЯ ЖИЗНЬ
Секвестр бань
Минский Совет предполагает подвергнуть секвестру все торговые бани города Минска.
Отмена реквизиции
Назначенная на конец октября реквизиция скота отменяется.
Мануфактура
За недостатком реквизированной мануфактуры отложена выдача карточек на получение мануфактурных товаров.
Учет продуктов
Городским продовольственным комитетом организован учет вывозимых из Минска товаров и продуктов.
Обувь
Губпродком организовал шитье обуви. Будут продаваться мужские ботинки по 21 р. 85 к., дамские по 15 р. 50 к., детские по 10 р. Обувь будет распределяться через профсоюзы и кооперативы.

А что на российских просторах?..

ПОГРОМЫ
Кременчуг. Разгромлены винный и Красного Креста склады; убытки очень велики.
Действующая армия. В штабе Юго-Западного фронта получены сведения о разгроме имения князя Сангушко-Славуто, близ которого был расположен запасной полк. 19 октября толпы солдат ворвались в замок и стали грабить; озверевшая толпа гнусно надругалась над двумя девушками — племянницами князя, убила их и старика-князя и ксендза, пытавшихся заступиться за девушек; толпа подожгла хлебные амбары, в которых сгорело несколько тысяч пудов зерна, и превратила богатейшее имение в пустыню. Затем толпа направилась в местечко Славуту, подожгла его и начала громить еврейские лавки. Прибывшие броневики и три эскадрона кавалерии окружили погромщиков; бесчинствующая толпа сдалась и выдала зачинщиков.
ГРАБЕЖИ
Москва. Ночью вблизи Пушкина ограблена на 300.000 р. суконная мануфактура.
НАСИЛИЕ
Або. Перед вынесением приговора по делу о хищении масла у общества «Валио» толпа матросов ворвалась в здание суда и освободила преступников.
ОБСТРЕЛ ПОЕЗДА
Ростов-на-Дону. Между разъездами Карабулак и Илиев Владикавказской ж. д. подвергся обстрелу разбойников санитарный поезд. Убито два санитара, ранено шесть. Пулями пробиты вагоны и тендер паровоза.

Впрочем, крепко «шалят» также в Минске и окрестностях:

ОГРАБЛЕНИЕ
К проживающему в Трех Корчмах близ Минска Т.Цирлину ночью забрались злоумышленники и, взяв под угрозой 100 р. и самовар, скрылись.
БЕСПОРЯДКИ
В имении Тростенец Сеннинской волости помещицы Юрловой произошло вооруженное столкновение между крестьянами из-за леса. Крестьяне д. Тростенец не давали рубить лес крестьянам других деревень. В драке участвовали солдаты. Убито и ранено 4 человека. Вызваны войска.
НАПАДЕНИЯ И ГРАБЕЖИ
Вблизи Минска у застенка Куль Самохваловичской волости совершено ограбление возвращавшихся из Минска в Койданов настоятеля койдановского костела кс. Бронислава Свирщевского и кс. П.Алькевича. Грабители в солдатской форме отняли деньги, часы, шубу и др. вещи на сумму до 3000 р. и скрылись на лошади и повозке, принадлежащей ксендзу Б.Свирщевскому. Производятся усиленные розыски.
ПЬЯНСТВО
Милицией 3-й части задержаны: София Борозневич за продажу водки, Иван Пашковский за буйство в пьяном виде. Той же милицией на Комаровке под картофлянником обнаружен завод для выгонки спирта.
КРАЖИ ИЗ МАГАЗИНОВ
Из магазина Грана по Юрьевской ул. совершена кража готового платья на 12.000 р.
Из магазина Найман по Преображенской ул. совершена кража портняжеских прикладов и галантерейного товара на 6.800 р.
Из молочной Файна по Петропавловской ул. совершена кража масла на 5.000 р.

Куда же смотрела революционная минская милиция, созданная, как известно, 4 марта 1917 года легендарным Михаилом Фрунзе? Да за ней самой тогда нужно было присматривать! Из редакционного отчета:

В МИЛИЦИИ
На днях состоялось собрание ответственных работников Минской городской милиции под председательством исполняющего дела начальника милиции И.К.Гамбурга. (Тов. Фрунзе-Михайлов разгромил у нас старую полицию с ее налаженным уголовно-сыскным аппаратом, но прослужил Михаил Васильевич в Минске всего лишь до сентября 1917-го — большевистская партия перебросила его в город Шую. Дальше разбирайтесь, мол, сами с этой новой милицией… — С.К.)
По вопросу о разгрузке Нижнего базара постановлено попытаться осуществить план переброски перекупщиков и торговцев казенным и краденым товаром на площадь за мост.
В отношении обысков у торговцев собрание постановило: 1) милиция должна лишь ставить своей задачей обеспечение безопасности граждан; 2) не должна брать на себя функций, присвоенных полицией, и почина нахождения продуктов милиция на себя не берет, а оставляет это продовольственному комитету и его контрольному отделу, которому оказывает лишь всемерную поддержку.
Далее постановлено специальной охраны публичным домам не давать, а предложить владельцам их образовать собственную охрану. Считаясь с тем, что большинство посетителей публичных домов являются солдаты, обратиться к коменданту с предложением высылать воинские патрули на ночное время к публичным домам.
Прикомандирование казаков собрание нашло крайне желательным в размере 15 человек. Это в значительной степени увеличит силу милиции и избавит ее от необходимости постоянно прибегать за помощью к воинской команде.

Хлесткий фельетон о расхищении грузов, предназначенных для Действующей армии, завершался звонкой подписью «Жан Д’Ор» — явным псевдонимом, который можно перевести как «Иван Золотой»:

УГЛУБИТЕЛИ РЕВОЛЮЦИИ
Одиннадцатая заповедь — не зевай! — за последнее время для многих стала первой и единственной… Комиссия снабжения фронтового комитета оповещает о плодотворной работе этих лиц в нашем районе. Грузы в пути тают, как воск от огня.
Муки исчезает в среднем до 130 пудов из вагона, масла до 220 пудов, крупы 12 процентов, сала 3 процента.
Грабители, памятуя изречение «блажен иже и скоты милует», заботятся не только о себе, но и о своих четвероногих друзьях, воруют не только для себя, но и для скота, ибо в каждом прибывающем вагоне сена бывает нехватка до 370 пудов, из каждого вагона жмыхов исчезает до 100 пудов.
Впрочем, нет худа без добра, и за кражу жмыхов, например, можно только поблагодарить, ибо жмыхи эти, предназначенные в корм лошадям, приходят сюда с большой примесью толченого стекла, и от них дохнут кони.
Пусть уж дохнут здесь в тылу, чем там на фронте…
Комиссия снабжений признает грабеж преступным, а центральный исполнительный комитет союза хипесниц считает его «углублением революции», противников же грабежа — контрреволюционерами и корниловцами.

И еще сатирические «злобы дня»:

УЛИЧНЫЕ СБОРЫ
Они вошли в обычай с начала войны для сбора на раненых, на солдатские семьи и подарки защитникам Родины. Революция воспользовалась ими в пользу социалистических и националистических партий. Мы привыкли давать, мы еще плохо разбирались в партиях, и все партии, воспользовавшиеся для сборов улицей, сулили нам рай земной… К нашему великому несчастию власть попала в руки социалистических партий. Социалисты хорошие краснобаи, их обещания так заманчивы, но они плохие работники…
Мы добродушно не разбираемся в партиях, по-прежнему верим хорошим словам и даем на улицах свои рубли и гривенники, не задумываясь, куда пойдут наши деньги: на пагубу или на спасение Родины…

Предвыборное воззвание на газетной странице выглядело штукой заурядной:

Граждане! Голосуйте за список № 6, за кандидатов партии Народной Свободы в члены Учредительного собрания от Минского избирательного округа:
1) Винавер Моисей Максимович
2) Новгородцев Павел Иванович <…>
17) Яновский Ричард Карлович <…>
22) Самойло Владимир Иванович.

Сегодня крайне любопытным кажется имя под номером 22. Поясним в чем тут дело: В.И.Самойло (1878-1941) — деятель белорусского возрождения, публицист и литературный критик, которого лично знал и ценил поэт Александр Блок. В минских и виленских газетах он писал о просвещении народных масс, о необходимости белорусских школ.
Широко известно, что именно Самойло ввел молодого Янку Купалу в круг национальной интеллигенции, а в 1905 году помог напечатать в газете «Северо-Западный край» его первое белорусское стихотворение «Мужик». В 1906 году Владимир Самойло основал книжное издательство «Минчук», которое готовило к печати сборник Купалы «Жалейка».
Однако ни в советской, ни в национально-демократической литературе не встречалось упоминаний о Самойло как о региональном активисте кадетской партии. Почему? Думаем, потому, что факт этот крайне «неудобен» для всех. Декретом от 28 ноября (11 декабря) 1917 года Совнарком РСФСР объявил кадетскую партию «партией врагов народа», члены руководящих учреждений которой подлежали суду революционного трибунала. Вот такое маленькое открытие насчет литературного крестника Янки Купалы…
А далее собственно «партийная жизнь»:

21 октября в доме Губернской земской управы состоялось общее собрание членов партии Народной Свободы. Председателем собрания был избран Д.К.Вощинин, секретарем Д.Д.Бохан (известный минский литератор и общественный деятель, герой войны с немцами. — С.К.).
Был заслушан доклад про проект устава партии. Затем были произведены выборы председателя и членов Минского городского комитета партии. Председателем почти единогласно избран И.Ф.Стражевский.

И еще о пользе чтения старых газет. Как-то привыкли у нас считать, что перенос столицы из Петрограда в Москву (март 1918 года) — это инициатива и заслуга сугубо большевиков. Но вот, пожалуйста, публицистический двухколонник в номере «Минской жизни» за 24 октября 1917 года:

В МОСКВУ
Как будто случайное обстоятельство теперь требует переезда правительственных учреждений и самого Правительства в Москву: северная столица теперь входит в полосу настоящих военных действий, исход которых может быть сомнительным до тех пор, пока не изменится настроение войск, сбитых с толку пропагандой большевиков и попустительством полуленинцев всех рангов. <…>
Есть, конечно, возражения против переноса столицы в Москву. Во-первых, как это сделать технически? Громадные ведь будут расходы, нет необходимых зданий в Москве, запустеет Петроград и его департаментские дворцы. Но война научила нас тому, что технически неисполнимого на свете почти ничего нет. Можно, конечно, перебираться постепенно — переносить сперва только некоторые учреждения, а другие оставить на время или даже навсегда в Петрограде; можно занять опустевшие министерства казармами, учебными заведениями и т. п. А в Москве сперва тесниться. Затем Петроград в будущем останется столицей обширной области, для которой он будет естественным центром. Областное же устройство ввести придется. Останется за ним и торговое его значение. Но все-таки опустеют в Петрограде многие палаты и дома. Отдельные люди понесут крупные убытки. Но что же делать? Лес рубят — щепки летят. <…>
Пусть спросят Россию, но Россию подлинную, деловую, общественную, народ­ную, а не «выборгско-кронштадтско- гельсинфорскореволюционную» — где должна быть столица!

Вот оно что! Выходит, что еще Временное правительство Керенского, а не Совнарком Ульянова-Ленина, инициировало возвращение столицы в Москву…
Напоследок обыватель читал в номере «Минской жизни» колонку врачебных объявлений и приходил к печальному умозаключению. Оказывается, что…
Доктор Я.Ф.Кацев (из Вильны), прием на Захарьевской ул., № 38, вход с Коломенской…
а также
Доктор В.Фрумкин (из Варшавы). Магазинная ул., № 22 (близ Губернаторской), вход с Нижней Ляховки, второй подъезд…
и также
Доктор Степан Матвеевич Фамелис. Угол Серпуховской и Магазинной ул., № 5, вход с Магазинной…
— лечат исключительно венерические, мочеполовые болезни и сифилис.
Но разве ничем иным люди тогда не болели?..
Посетовав на падение нравов, минский обыватель ложился спать. Он не знал, что в Петрограде занимается заря новой коммунистической эры.
Уже 8 ноября (ст. стиля) кадетская газета «Минская жизнь» будет закрыта большевиками.

Оставить комментарий