ВЛАДИМИР СУББОТ: «НИКОГДА, НИКУДА, НИ ЗА ЧТО…»

Жизнь в деревне имеет свой собственный неповторимый вкус. Человек, выросший в парниковых условиях мегаполиса, вряд ли поймет провинциала. Даже того провинциала, который провел большую часть жизни в городе, но для которого дорога домой в 400 километров оказывается гораздо ближе, чем путь на дачу под самым Минском.

Один из таких людей – тележурналист Владимир Суббот, родившийся на Столинщине. Известный и – что весьма важно – признанный не только в стране, но и за пределами Беларуси, в своем деле профессионал, который на телеканале «Лад» ведет собственную передачу «Гаспадар», уже четверть века не изменяет собственному выбору – рассказу о деревне, о сельчанах. К каждому журналист может найти свой подход, представив собеседника с самой неожиданной стороны.

Именно этот своеобразный ракурс, присущий Владимиру Субботу, выделяет его среди остальных журналистов, пишущих, говорящих и снимающих о деревне. За то и ценят. Недавно Владимир Суббот вместе с неизменным телережиссером Валентиной Гумилевской, с которой работает дуэтом без малого двадцать лет, привезли из Киева очередную награду. И заманчивое приглашение работать в Украине.

Парадоксальная вещь: в новом телесезоне, по информации «ЭН», программа «Гаспадар» будет выходить в эфир только два раза в месяц – вместо еженедельного эфира. А жаль, это одна из немногочисленных программ с «человеческим лицом» не только на «Ладе», но и во всем белорусском телеэфире.
Владимир СУББОТ – гость «ЭН».

– Вот уже 34 года я отдал журналистике. И все это время освещал одну тему: люди деревни. Сельская тематика меня затянула, как в омут. Будучи студентом журфака БГУ, я сотрудничал с передачами «Сельская ранiца», «Вячэрнiя зарнiцы» Белорусского радио, где работали такие маститые журналисты, как Лидия Рыбалкина, Татьяна Хоровец, Александра Шлег… Я у них учился мастерству, у них перенимал секреты журналистики. Попал на благодатную почву, где и начал делать первые шаги, как птенец: вначале просто выглядывал из гнезда, позже – шире смотрел на мир, а затем и сам полетел. И не заметил, как женился, пошли дети, старшая дочь хирург, младшая – журналистка, жду внуков. А кажется – только вчера пришел в журналистику. Сегодня, если оглядываться назад (а мне 56 лет), хочется поблагодарить судьбу за выбор жизненного пути.

…Столько встреч, столько самых разных моментов в жизни, что, наверное, надо, чтобы Бог подарил мне спокойную старость, чтобы я вновь все это пережил и переложил на бумагу…

– И как: начали уже работать над воспоминаниями?
– Нет, еще не начал. Думаю скоро приступить.

– Деревня 15 лет назад, скажем, и нынешняя белорусская деревня – в чем разница? И есть ли она, эта разница?
– Огромная. Самое болезненное – вымывается этнос, национальная культура, нивелируется самобытность. Мировая глобализация поглощает и нашу деревню. Если бы лет пятнадцать назад зайти-заехать в Мочуль, Оздамичи, Теребличи, Ремель (деревни в Столинском районе. – прим. авт.), то там не в музее, как в «Полесском Лувре» (я так назвал самобытный музей в Теребличах), а наяву можно было встретить национальные одежды, юбки с лампасами, головные женские уборы. Сейчас все это уже только в музее. Хорошо еще, фольклор остался, песни. Да и люди интересные – всегда есть и будут.
А так – глобализация беспощадно уничтожает сельский колорит.

– Владимир Павлович, за 34 года творческой деятельности вы создали целую галерею (скорее, это не галерея даже – собрание людских судеб, что ли) портретов деревенских жителей. Что ни герой передачи – то это обязательно характер, это – уникум. Где вы находите своих героев?
– Я не ищу – их мне дарит сама жизнь.
Вначале рождается тема. Завтра (19 сентября. – прим. авт.) отправляюсь в очередную командировку. Тема новой передачи – «Захаванне вясковай паркавай спадчыны Беларусi»; ищу в интернете, читаю специальную литературу, звоню, договариваюсь о встречах… Тема выкристаллизовывается здесь, а затем – выбирается маршрут, ищутся ходы, как получше раскрыть тему. А уже по ходу маршрута, как клюква на болоте, соцветьями предстают герои – только успевай срывать. Просто бери и собирай самых ярких и красивых.

– Не успеваете приехать из командировки, тут же опять дорожные сборы, опять дорога. Положа руку на сердце, не надоела такая цыганская кочевая жизнь?
– Это уже образ жизни. 34 года уже в дороге, привык. Журналистика, как говорят, состояние души; я и ночью журналист, и днем – журналист…
Честно? Нет, не надоело. Меня охватывает ужас от предчувствия того, что через какое-то время надо будет уходить. На пенсию. Не надо будет делать передачи, ни забот, ни хлопот. Раньше об этом не задумывался. А теперь – чем ближе это время, тем страшнее становится. Мне страшно оказаться в вакууме. Я, правда, уже определился, чем заняться дальше – есть уже планы, тоже связанные с журналистикой. Правда, несколько иного характера.
Однако моя главная цель – построить в Столине храм, церковь…

– Какой вы веры?
– Обычную православную церковь. Я, как и большинство белорусов, православный.
Я контактирую с руководством Столинского района, там уже определили место, где церковь планируется построить. А я хочу свой вклад внести в это дело – организаторский, да любой, какой в моих силах. Ведь там крестили моих родителей, там венчали и отпевали родителей и дедов. Людям в столинском храме уже тесновато – нужен новый.

– Запомнилась ваша фраза: «До Столина мне ближе, чем на дачу». До полесского райцентра Столин – около 400 километров, а дача явно под Минском. Какой смысл вы вкладывали в это выражение?
– Вы же видите: на эти выходные я поехал в Столин, а семья – на дачу. Я сегодня только два часа спал (разговор состоялся 18 сентября. – прим. авт.), но ничего – отосплюсь. А сколько я вобрал в себя духовного на родном Полесье…

– Вы очень много своих передач сделали именно о белорусском Полесье, в частности, на Столинщине. Это сознательный выбор?
– Однажды Президент мне заметил: «Владимир, а почему ты все время свое Полесье да Полесье хвалишь?». А я в ответ: «Александр Григорьевич, вы за Беларусь, за свою страну радеете, а я – за свой уголок».

– И какая реакция?
– Так я же не плохое делаю – хорошее. Стараюсь ничего не преувеличивать, но ведь из сердца все равно не вырвешь тягу к родным местам.

– На Белорусском телевидении дуэт журналист Владимир Суббот – режиссер Валентина Гумилевская – самый старый и самый прочный. А как начиналось ваше творческое сотрудничество?
– Я решил показать Валентине Николаевне Полесье. Это была наша первая с ней командировка: Мозырь, Петриков, Житковичи, Давид-Городок, Столин, Пинск – мы столько всего увидели, столько почувствовали за время той командировки. Гумилевская увидела, что из себя представляю я, а для меня она раскрылась как человек и режиссер.

Позже было много всякого – целая жизнь, можно сказать. Бывало и не слишком комфортно, но главное всегда побеждало. А главное – это творчество, результат. Думаю, не зря нам четырежды на международных телефестивалях давали Гран-при.

– Давайте вспомним…
– Первый Гран-при мы получили в 1993 году в Риге на первом международном телефестивале «Сельский двор». После развала Советского Союза Латвия выступила с инициативой собрать тележурналистов, снимающих о деревне, не только из республик бывшего СССР, но и Европы: Голландии, Венгрии… Награды удостоилась наша передача «Якое заўтра нас чакае ранне?» Это передача философского плана, снималась во время наводнения, когда из берегов вышла река Горынь.

В Варшаве в 1998 году мы представляли программу «Хутор Глухомань». Такая деревенская идиллия. На хуторе живут трое: Степан, Ольга, жена его, и баба Вера. Мы попытались выстроить и показать взаимоотношения между Степаном и матерью, матерью и невесткой, невесткой и Степаном. Программа тронула как зрителей, так и жюри. Во время фестиваля подошла ко мне журналистка из Словении и сказала: «Я вообще-то раньше к русским относилась не очень хорошо – помню советские танки в Праге в 1968 году. Увидев вашу программу, я поняла: политика и народ, люди – это разное. И я первая голосовала за присуждение вам первой премии».

Затем был Гран-при за программу «Мне сняцца мiлыя ляскi». Председатель колхоза из Калинковичского района решил стать фермером, еще в 1991 году. Его сын Димка, когда мы впервые снимали, плакал; потом отслужил в армии, вернулся, женился, уже сам имеет детей – и мы следили за судьбой этой семьи долгие 15 лет. Это программа покорила жюри в Киеве, на международном телефестивале «Агросвет».

И уже в нынешнем году мы участвовали в международном телефестивале аграрных программ «Агросвет» в Чернигове, где получили Гран-при за программу «Трэба дома бываць часцей…» Героиня передачи – председатель СПК «Полесье-Агро» Любанского района Ни­на Викентьевна Железнова. В фильме она представлена не как председатель колхоза, а как дочь – дочь отца, который живет под Несвижем. И она не забывает его, постоянно навещает. Помните песню: «Трэба дома бываць часцей, трэба дома бываць не госцем …».

Мы получали награды и на других телефестивалях. Я считаю, что в этом больше заслуга Гумилевской – она в нашем тандеме ведущая. Она ведет, а я – журналист, и знаю деревню лучше, чем она. Такой сплав и дает результат.

– Когда вы получали четвертый Гран-при, вас приглашали работать в Киеве. Вас не посещала грешная мысль – бросить все и уехать работать в Украину?
– Есть слова в песне: «Дзе бы толькi за морам не жыў я, Беларусь мая снiлася мне…». Нет, никогда, никуда, ни за что.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о