ОБМАН ЗРЕНИЯ

Отстаивать свои права с пеной у рта – нормальная реакция здравомыслящего индивида. Но встречаются ситуации, когда защищаться приходится не только человеку от государства, но и государству от человека. Когда стороны конфликта не могут найти общий язык, точек соприкосновения. Жительница деревни Малое Залужье Смолевичского района Надежда Ивановна Полегошко вот уже четыре месяца борется с госорганами Смолевичей, пытаясь добиться справедливости. В свою очередь, госорганы стараются доказать Полегошко, что справедливость на их стороне.

СГОВОРИЛИСЬ

Надежде Ивановне 78 лет. Вырастила пятерых детей. А после смерти мужа получила статус ветерана войны. Сегодня Надежда Ивановна живет одна. За пределы деревни выбирается редко. 18 мая 2007 года Надежда Ивановна была в Слободе. В деревню ее завез сын. В местном сельсовете жители округи покупали дрова и торфобрикет Смолевичского Гортопа. «Я заплатила за брикет 102 тысячи 750 рублей, – рассказывает Надежда Ивановна. – Машину для доставки брали с соседкой на двоих. Каждая платит по полцены. Привезли мне брикет. Я себя пару дней неважно чувствовала, лежала, а потом узнала от соседки, что она заплатила за брикет 140 тысяч. У нее льгот нет, а у меня есть. Понимаю, что переплатила. Вместо 75 тысяч заплатила 102». Узнав о переплате, Надежда Ивановна позвонила в Гортоп. Бухгалтер организации сказала, что посмотрит. И оказалось, точно – переплатила. «Позвонила я через несколько дней, а мне кассирша сообщает, что деньги я уже забрала. Спрашиваю, как это забрала? Мне и говорят, что есть квитанция с моей подписью. Я божусь, что нигде не расписывалась. Не прошло и несколько часов, как ко мне приезжают кассирша и бухгалтер Гортопа. Показывают какую-то бумагу. Вот, говорят, ваша подпись. Я хоть и малограмотная, 3 класса образования, но почерк у меня не такой. Мой почерк вообще сложно подделать. Я им говорю, что не расписывалась, пусть деньги возвращают. Они не вернули». Тогда Надежда Ивановна позвонила прокурору. Рассказала о случившемся. Прокурор обещал выслать людей и проверить. Вскоре в доме Надежды Ивановны появился работник Смолевичского РУВД Александр Сидоров. «Поспрашивал он меня и уехал». Надежда Ивановна поняла, что против нее все сговорились. А узнав, сколько заплатили за дрова и торфобрикет некоторые из ее односельчанок, решила, что тех тоже обсчитали. Так, Марию Иосифовну Котловскую, по подсчетам Надежды Ивановны, обсчитали на тридцать тысяч рублей. А Анну Максимовну Казак – на пятьдесят.

ЖЕРТВА ОБСЧЕТА

Мария Иосифовна Котловская живет недалеко от Надежды Ивановны. Она тоже потенциальная жертва обсчета, но в Гортоп не обращалась. У Котловской 1-я степень инвалидности по зрению, и звонить она не может.

«Сколько сказали, столько и заплатила, – говорит Мария Иосифовна. – Откуда я знаю, сколько нужно. Ходить не могу, зрение плохое. Не звонила и не добивалась. А раз переплатила, так назад, наверное, уже не вернут. Что я увижу? Вы мне покажите черное и белое, я и не определю». Александр Сидоров вновь заехал к Надежде Ивановне. Дал ей чистый лист бумаги и попросил поставить подписи в три столбика и написать несколько предложений. Сидоров объяснил, что лист отошлет в Минск на почерковедческую экспертизу. Спустя пару недель Надежде Ивановне пришел ответ – почерк в квитанции принадлежит ее руке. Тут Надежда Ивановна решила, что подкупили всех. «Как им не стыдно, – удивляется пенсионерка, – старого человека обманывать?».

«ВСЕ КРУГОМ ВИНОВАТЫ»

На столе оперуполномоченного ОБЭП Смолевичского УВД Александра Сидорова лежит заключение экспертизы по проверке жалобы Полегошко. Экспертиза проводилась в Экспертно-криминалистическом центре при УВД Миноблисполкома. «Мы выслали Надежде Полегошко заключение, в котором говорится, что состава преступления нет, – объясняет Александр Сидоров. – По накладным (в руках Сидорова появляются копии накладных) Полегошко заплатила 61 тыс. 875 рублей за торфобрикет. 2.191 рубль – за погрузку. И за доставку – 38.652 рубля». Но после того как решили с соседкой оформить два заказа одним рейсом, подошла к кассиру. Та выписала квитанцию и выдала Надежде Ивановне 19.330 рублей. Александр Сидоров показывает злополучную квитанцию: «Здесь она расписалась. 18 мая, когда выписывала брикет, сразу же деньги и получила. В Слободе. Полегошко же утверждает, что почерк не ее. Мы взяли образцы подписи для сравнительного исследования. Экспертиза пришла к выводу, что подписи в товарной накладной и квитанции принадлежат Надежде Ивановне Полегошко. Но женщина продолжает настаивать на своем. Дошло до того, что позвонила директору Гортопа и сказала: «Ладно, мне ваши двадцать тысяч не нужны. Вы лучше кузов дров привезите». Это разве серьезно? По ее словам, все кругом виноваты». Я спрашиваю, какова вероятность ошибки экспертизы. «Эксперт проходит специальные курсы, – говорит Александр Сидоров. – Только после них он получает допуск на проведение экспертизы. Человек подписывается под уголовной статьей. Ошибиться – ему же дороже». Сидоров считает, что неразбериха вокруг квитанции вызвана атмосферой в сельсовете 18 мая. Большая толпа жителей. Сумятица. «Может быть, деньги неправильно пересчитала. Может быть, забыла».

«САМА ПОДПИСАЛАСЬ»

А как же судьба двух односельчанок Полегошко, которых Гортоп якобы обсчитал на тридцать и пятьдесят тысяч рублей? С этим вопросом я направился в Гортоп. Ольга Антонова, та самая кассир, которая выписывала Надежде Ивановне квитанцию, о случившемся вспоминает так. «Пришла Надежда Ивановна в сельсовет. Присела. Было очень много людей. Она нервничала. Я ей выписала накладную по полной стоимости. А она сказала, что у нее есть второй человек. Накладную я уже заполнила, решила не черкать. Выписала расходный лист на сумму за полдоставки. Она сама подписалась, и я ей вернула эти деньги. В тот день она ничего не говорила, не возражала. Прошло две недели, начала звонить. Говорит, что деньги не брала».

«РАСЦЕНКАМИ НИКТО НЕ ИНТЕРЕСУЕТСЯ»

Ольга Антонова обратилась к накладным. Вскоре нашла накладную Анны Максимовны Казак. В ней указано, что женщина имеет льготы, однако доставка оценена в полную стоимость. Почему? Ведь по другим накладным видно, что соседка Казак тоже делала заказ. «Казак заказывала дрова, – объясняет кассир. – А их мы вообще не имеем право выписывать по цене за полдоставки». Значит, ошибки нет. Казак не обсчитали. В накладной Котловской тоже указана полная стоимость за доставку. Хотя она заказывала брикет, и, как сама утверждает, на двоих с соседкой. Однако просмотрев другие накладные, мы не нашли пару, с которой Мария Иосифовна могла бы разделить стоимость доставки. Откуда же берется такая путаница в ценах? Почему жительницы Малого Залужья уверены, что их обманывают и не хотят верить никому и ничему. Ольга Антонова считает, что вся проблема в неосведомленности. «Расценками никто не интересуется, – говорит она. – «Брикет. Дрова» – вот все, что они говорят, когда оформляют заказ».

ИМЕЕТ ПРАВО

Чем же закончится эта история? Возможно, в деревню Малое Залужье приедет съемочная группа «Белорусского Времечка». Вероятно, заявительница воплотит свое желание и напишет письмо Президенту. Или Надежда Ивановна смирится с ситуацией. Постарается узнавать расценки заранее. Попросит, чтобы покупкой брикета отныне занимались ее дети. В любом случае, за ней закреплено право ознакомиться с заключением экспертизы и оспорить результаты проверки в прокуратуре или вышестоящих инстанциях.

1
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
alexandra isaeva

Slava, you are the BEST!