ЭТО НЕ СЕРЬЕЗНО!

У людей порой складываются непростые отношения с пиджаками. Их можно ненавидеть, как личину, которой мучительно трудно соответствовать. Нравится – не нравится, но человек в пиджаке запаян в обстоятельства. Он срастается с маской, с образом. Или прячется в скорлупе пиджака. Или всей душой протестует и объезжает свой пиджак, как лошадь.

Пиджаки бывают деловые и клубные, немного детские и униформенные, концертные. Пиджаки бывают исторические. В нашей скромной ретроспективе – «после войны» и «партхозактив». Замечательные стереотипы, и это очень хорошо. Потому что здоровое присутствие традиции означает, что пиджак не родился под забором, что он никто и звать никак. Да, иногда пиджаки очень волнуют. А что там кроется под лацканами, кто же знает. Есть ли там вообще что живое?

Этими вопросами внезапно задались себе несколько человек. Желание объяснить, что же такое пиджак, возникло у фотографов Игоря Савченко, Игоря Пешехонова, Сергея Кожемякина, Ивана Петровича, Даниила Парнюка, Екатерины Гуртовой и Сергея Михаленко. Так появился проект журналиста Любови Гаврилюк «Запаянный в пиджак». Результаты исследований были представлены широкой публике 14 сентября в галерее «Подземка».

Вечер открытия проекта «Запаянный в пиджак» совершенно логично подразумевал соответствующий дресс-код, однако среди пришедших полюбопытствовать почитателей пиджаков почти не оказалось. Скорее всего, в тот день было просто достаточно холодно: изучаемая часть гардероба, вероятнее всего находилась под лацканами пальто (великолепная тема для последующих проектов!) Однако те пиджаки, что все же добрались до «Подземки» в пятницу вызывали не меньшее любопытство, чем фотографические работы подопытной детали гардероба. Так что же пиджак для их обладателей?

Анна ЧИСТОСЕРДОВА, Арт-директор галереи «Подземка»:

– Данный пиджак (из обширной коллекции пиджаков!) как никакой другой способен дать мне возможность попасть хотя бы внешне в несколько иную возрастную группу. Я не могу сказать, что пиджак в ответе за статус своего обладателя, но с помощью него я пытаюсь сегодня придать себе более-менее вменяемый человеческий вид. Нет-нет, я вполне хороший человек и без пиджака, но, подозреваю, немного пиджачной серьезности и строгости иногда мне не помешает. Что, в общем-то, мне совершенно не свойственно.

Даниил ПАРНЮК, фотограф:

– Это единственный пиджак, который я нашел у себя дома. К тому же он такой дивной расцветки. Забавна история о том, как он у меня появился. Полгода назад в Минске проходил аукцион среди буддистов, на котором от продажи всевозможных штучек и фетишей собирали средства для строительства буддийского храма в Карелии. На ведущем этого буддийского аукциона был этот пиджак. Кстати, ведущий, помимо того, что он был в этом пиджаке, был самым привлекательным объектом из всех предложенных. И тогда я спросил, можно ли купить ведущего. Мне, естественно, сказали, что ведущий не продается. Тогда мне пришлось купить его пиджак. Жаль, с ведущим я бы жил припеваючи! А по поводу серьезности пиджака, скажу, что она настолько серьезная, насколько вы ее таковой видите.

Любовь ГАВРИЛЮК, куратор выставки, журналист:

– Вы видите что-то необычное в этом пиджаке? Он ни в коем случае не серьезен. Вообще пиджак – это вынуждено серьезная часть гардероба. А человек, между тем, остается самим собой: его можно одеть в самое серьезное, но когда на его пиджаке что-то непременно начнет загибаться, морщиться и подвисать, станет понятно, что это за человек. Но, конечно, важнее всего то, что за лацканами пиджака.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о