НЕИСПОЛЬЗУЕМЫЙ ПОТЕНЦИАЛ, ИЛИ КАК ЖИВЕТСЯ В ЕС

По данным литовской статистики товарооборот между Литвой и Беларусью в прошлом году составил 920 млн долларов. Темп роста взаимного импорта и экспорта с начала нынешнего года – порядка 20%. В этом году товарооборот, по словам первого секретаря Посольства Литовской Республики в Республике Беларусь Видмантаса Вербицкаса ожидается на уровне 1 млрд долларов. Но и этот рубеж Беларусь и Литва готовы перешагнуть. Во многом благодаря росту взаимных инвестиций.

ИНВЕСТИЦИИ СТУЧАТСЯ В ДВЕРЬ

– Господин Вербицкас, еще летом в Друскининкае состоялся III Литовско-белорусский экономический форум, на котором в числе многих обсуждался и вопрос привлечения в Беларусь литовских инвестиций. О каком их объеме Литва готова вести диалог со своими соседями?
– В дверь стучатся несколько миллиардов евро, которые могут быть инвестированы в Беларусь. В этом году, кстати, запланированы крупные инвестиции группы УБИГ (Укио банко инвестицине группе). Целый комплекс инвестиций в спортивно-развлекательную сферу, бизнес, торговлю на 350 миллионов долларов. В сравнении с прошлым годом рост прямых инвестиций Литвы – в 18 раз.

– Значит ли это, что Литву устраивает инвестиционный климат в Беларуси?
– Прямые заграничные инвестиции составляют малую часть. Мы можем констатировать, что Беларусь не использует свой потенциал. Можно по-разному отнестись к расследованиям организаций Международного банка или других консультационных фирм, но все они говорят, что в Беларуси налоговая нагрузка довольно высокая и конкуренционная среда бизнеса неблагоприятная по сравнению с Россией, Украиной, Польшей. И это препятствует прямым денежным поступлениям в вашу страну не только из Литвы. Я знаю, что некоторые международные финансовые структуры готовы вложить инвестиции в сферу логистики, но при этом они хотели бы работать по мировым правилам игры в таможенном законодательстве. Например, одной из основ успешной работы логистических схем являются таможенные склады временного хранения. Допустим, две компании подписали договор о поставке в течение года определенного количества товара за определенную цену. При отгрузке товара, который следует в таможенные склады, никто не предъявляет санкций из-за расхождения данных на бумаге и реальном количестве товара (недостача или излишек). Контрактом определен годовой объем, а не каждая поставка. Если где-то закралась ошибка, составляется акт, при необходимости приезжает представитель поставщика, проверяет данные, и по этому акту ведется расчет товарооборота. В Беларуси в случае выявлении расхождений данных в количестве, массе товара, например, налагается штраф или товар вообще подлежит конфискации. По мнению бизнеса, такие карательные меры неадекватны нарушениям.

– В Литве с этим полный порядок?
– Никогда нельзя говорить о полном порядке. В мире ведется жесточайшая конкуренция за инвестиции. Самым главным показателем для бизнеса является стабильность в стране – политическая, правовая, налоговая, финансовая. Также прозрачность налоговой системы и экономической политики государства, ее прогнозируемость. Не на последнем месте и высота налоговой нагрузки. И бизнес всегда будет искать для себя условия получше.

Иногда на привлечение инвестора на свою сторону влияют неожиданные условности. Несколько лет назад я работал в Польше. Мы боролись с Польшей по привлечению инвестиций из Франции. И Литва проиграла эту сделку, так как у нас не было франкоязычной школы, в отличие от Польши. Вот другой пример. Литва привлекла крупного инвестора из Таиланда, и одним из решающих факторов здесь оказалось языковое совпадение. Название города Клайпеда в переводе на таиландский означало чуть ли не успех для бизнеса. Так что даже такие моменты иногда бывают определяющими.

ЛУЧШАЯ ЗАЩИТА БИЗНЕСА – ЭТО КОНКУРЕНЦИЯ

– В Беларуси активно поддерживают собственного производителя и тщательно защищают от конкурентов. Как чувствует себя литовский производитель, столкнувшийся с сильными конкурентами после вхождения Литвы в ЕС?
– Политика ЕС в вопросе конкуренции и защиты производителя неоднозначна. В ЕС действуют четкие правила конкуренции внутри союза – это равенство, конкуренция и недискриминация производителей. Все предприятия работают по таким же принципам ведения бизнеса. Литовский производитель в сущности своей и до вступления в ЕС работал по схожим правилам, а в некоторых случаях конкуренция из-за ограничений была жестче. Страны – члены ЕС имеют некоторые ограничения на полное открытие своих рынков в сфере услуг – транспорт, финансы, строительство, медицина и т.п. И это только на переходный период. Во множестве случаев с 2008 года часть ограничений исчезнет.

Решение о принятии защитных мер производителя ЕС или поддержки принимает еврокомиссия, ссылаясь на правила ВТО, подписанные международные соглашения, обращения производителей о защите рынка.
Конечно, определенные нюансы имеются в сельском хозяйстве. Здесь включается политика ЕС по льготированию, охране или поддержке сельхозрынка. Впрочем уже сейчас инициатива еврокомиссии и парламента направлена на упразднение помощи сельскому хозяйству. В этом году были упразднены некоторые экспортные субсидии для продукции сельского хозяйства и продуктов питания для третьих стран.

– Одна из проблем нашей экономики – продать товар. Проблема запасов готовой продукции наиболее остро стоит перед концерном «Беллегпром». Легкая промышленность Литвы, не в пример нашей, успешно конкурирует в ЕС-пространстве и не обрастает такими запасами. Прослеживается ли здесь какая-то связь с интеграцией Литвы в Европейский союз?
– Еще в 1996 году, в процессе подготовки договора с ЕС, зашла речь о дополнительном протоколе по торговле товарами легкой и текстильной промышленности. Документ сулил дополнительные меры защиты производителей обеих сторон при поступлении товаров конкурентов на внутренний рынок. Ассоциация легкой промышленности Литвы настаивала на том, чтобы дополнительного протокола не существовало. Литовские производители заявили о желании свободной торговли с ЕС товарами легкой промышленности. Правительство опасалось, что после этого нахлынут товары из стран ЕС и промышленность Литвы попросту ляжет. Но руководители компаний, которые настаивали на свободной торговле, понимали, что протекционизм без новых технологий, без давления извне, не поможет становлению и продвижению отечественной промышленности. Договор вступил в силу в 1998 году. В 2004-м Литва вступила в ЕС. За 6 лет легкая и текстильная промышленность Литвы сумела перестроиться, переоборудоваться, создать свои бренды и, как следствие, успешно конкурировать на рынке ЕС.

– Другими словами, если Беларусь когда-нибудь вступит в ЕС, наши предприятия должны заранее позаботиться о своем будущем благополучии.
– Самая лучшая защита для бизнеса – это конкуренция. Бизнес, который спит на подушке, может закрыться в один день. В прошлом году в Литве обанкротился известный производитель кинескопов – фирма «Экранас» в Паневежисе. В свое время компания не успела переориентироваться. Вскоре стало очевидным падение спроса на продукцию предприятия. И ЕС в один день решил больше не заниматься протекционизмом. «Экранас» остановилась. Тем не менее, ни один рабочий из «Экранаса» не остался без работы. В Паневежисе сейчас расширяются несколько компаний, которые занимались компонентной сборкой или узлами на том же «Экранасе». У этих компаний были мысли по продвижению бизнеса в другом направлении – в сфере высоких технологий. Они как раз и смогли работать в структуре ЕС-рынка.

ПЛЮСЫ ЕС

– Похоже, литовская экономика от вступления в ЕС только выиграла. Граждане Литвы такого же мнения?
– Последние опросы общественного мнения показали положительное отношение населения к ЕС. Поначалу граждане рассуждали о ЕС с позиции финансовой выгоды: сколько денег в свой карман получит каждый из них. Но чтобы спонсировать всех и вся, такого нет ни в каких объединениях. С другой стороны, аграрии, например, как раз и оказались той категорией, кто реально почувствовал финансовую поддержку. После вступления в ЕС они начали получать прямые выплаты за продукцию, за незасеянные поля и т.п.

– По слухам, вступление в ЕС обязательно сопровождается повышением цен на различного вида товары и услуги. Литва испытала ценовой шок, войдя в рынок ЕС?
– Нас действительно пугали скачком цен. И вроде бы небезосновательно. Почти сразу подорожали товары молочной группы, некоторые хлебо-мучные изделия, мясо… Но вскоре все ощутили, что такое на самом деле европейский рынок. Не прошло и двух месяцев, как на прилавках появились финская, датская, немецкая, польская продукция по прежним ценам. И литовский производитель, который хотел заработать на вступлении страны в ЕС и сам насыщал информационное поле разговорами о росте цен, почувствовал, что может потерять рынок, своего клиента. Все вдруг поняли необходимость обратного снижения цен, чтобы сохранить объемы реализации продукции. Не стоит лезть в карман потребителя. Нужно искать резервы в другом месте: модернизировать производство, работая по другим направлениям, может быть, пересматривая стратегию, перечень товаров. Ситуация постепенно нормализовалась. Даже пессимисты, прогнозировавшие ухудшение уровня жизни, говорят, что жить стало лучше.

В период с 2007-го по 2011 годы Литва должна освоить из Фондов ЕС около 11 млрд евро.

Оставить комментарий