ЭКСКЛЮЗИВНЫЙ «ЕЖ»

На этой неделе первая белорусская электронная газета «Ежедневник» отмечает юбилей – год со дня своего вхождения в медиапространство Беларуси. О том, как это было и чего нам ждать, «ЭН» рассказал один из создателей «Е» – председатель совета директоров TUT.BY Юрий ЗИССЕР.

НЕДОАНАЛИТИКА «Е»

– Электронное деловое издание в формате PDF придумал Александр Николайчук, бывший журналист «Белорусской деловой газеты» и naviny.by. Творческие ресурсы он нашел быстро: в газету пришли настоящие «звезды» белорусской деловой журналистики – Сергей и Александр Сацуки, Вадим Сехович, Александр Власкин, Андрей Александрович, Валерий Левков, Екатерина Харина. Меня пригласили поучаствовать в проекте как человека, смыслящего в бизнесе и разбирающегося в интернете и всем, что с ним связано. Именно я настоял на бесплатной форме доставки газеты читателям. Хотя поначалу была идея сделать подписку платной.

– Не хотели рисковать?
– Просто посчитали, что реклама доходнее подписки. Сейчас у нас 12 тыс. подписчиков. «Е» выписывают министерства, ведомства, Администрация Президента, руководители различных компаний, их подчиненные. Самые разные люди. Нашлись и поклонники «Е» за границей. Будь подписка платной, боюсь, мы с большим трудом наскребли бы даже тысячу читателей, а, может, и того меньше. Вообще, в первый год мы думали собрать тысячи 3 подписчиков. Непонятно ведь было, как все это воспримется.

– Правда ли, что это вы придумали дополнять номера «Е» анонсом интересного события в стране и мире и доверить это Почтальону Печкину?
– Дело в том, что первые выпуски в формате PDF я рассылал по электронным адресам в виде аттача собственноручно как чуть ли не единственный в газете человек, смыслящий в настройке электронной почты. И в какой-то момент мне захотелось сделать небольшую приписочку. Стали появляться какие-то обрывочные фразы, которые выросли в короткие тексты. Через месяц мне это надоело. Я исписался, устал. Так что с тех пор Печкин – образ коллективный. Под ним пишут все журналисты. По сути, это коллективный блог. Но от имени собственного «Печкин» мы ушли. Его создатель, писатель Успенский, любит со всеми судиться. Мы пытались с ним связаться и договориться на предмет использования имени «Печкин», писали письма его юристу. Ответа так и не получили. Чтобы не рисковать, решили сделать образ Печкина более современным и переименовали его в Постмастера во избежание претензий. Но если читатели пишут в газету, то ответ они обычно получают от Печкина.

– А как складываются отношениями с рекламодателями? Знают, предлагают?
– Первые 4 месяца – мертвый сезон. Думали, повесимся. Я сам тогда боялся светиться, что являюсь участником проекта «Е». Не знал, что из всего этого получится. Да и никто не знал. Потом прошла информация, что это вроде как проект TUT.BY (на самом деле оба проекта объединяет лишь мое личное участие). И рекламодатели удачно среагировали. Впрочем, думаю, они заинтересовались не только поэтому. Все посмотрели, что собой представляет газета, убедились, что издание состоялось. А значит, можно тратить деньги на рекламу.

– «Е», не пытаясь угнаться за новостными лентами интернета, выигрывает тем, что подает на экран компьютера внушительную порцию эксклюзива, причем уже с самого утра. Журналисты «Е» работают по ночам?
– Журналисты пишут статьи для «Е» в течение дня. В 22.00 начинается верстка, потом контроль качества, и номер сдается в 1-2 часа ночи. Весь процесс выпуска газеты проходит по интернету, все – от редакторов до корректоров и верстальщиков – работают на своих домашних компьютерах из дома.

– Многие газеты, особенно на Западе, давно перестали публиковать серьезные аналитические материалы, отдав предпочтение новостям. «Е» намеренно пошел по следам информационной журналистики в интересах читателя, которому сейчас важнее быстро схватить суть?..
– …Да еще с картинкой. Совершенно с этим согласен. Во многих газетах обсасываются новости с той глубиной, которая мне не нужна. Первое время журналисты «Е» по старой привычке глубоко копали. За это их критиковали знакомые, которые жаловались, что им некогда много читать. Подавай поменьше и полегче. И теперь материалы в «Е» я люблю называть недоаналитикой.

– Коллеги часто пользуются недоаналитикой «Е»?
– Первое время СМИ нас редко цитировали. Чаще это делали в блогах. Один блоггер даже написал Google, что «Е» – это спам, и нас внесли в черный список. Потом в своем блоге он хвастался, что внес газету в спам. Нам потом пришлось писать оправдательные письма. Сейчас «Е» цитируют регулярно.

– В нынешний вид «Е» планируется внести изменения?
– Думаем о развитии все время, но пока сложно сказать, каким оно будет. Увеличить объем? У нас маленькая страна, в которой происходит не такое уж безумное количество деловых событий в сутки. Но в любом случае я вижу будущее за электронными газетами. Причем не обязательно в формате PDF. Это могут быть просто он-лайн версии изданий. Причем абсолютно бесплатные. Мне очень нравится пример с «Нью-Йорк Таймс». Еще в середине 90-х годов главного редактора газеты спросили: «Боитесь ли вы конкуренции со стороны интернета?». Он ответил, что испугается интернета, когда свежий выпуск «Нью-Йорк Таймс» можно будет почитать в туалете, продолжить чтение за утренним кофе, положить в задний карман брюк, дочитать в метро и выбросить в ближайшую урну. Но уже в 2001 году в «Нью-Йорк Таймс» по-настоящему испугались и ограничили доступ к архиву, сделав его платным. Через два года эти ограничения сняли. По отчетам за 2005 год вышло, что объемы денежных поступлений от рекламы, размещенной в интернет-версии издания, вдвое превысили объемы от рекламы в печатной версии. А это уже приговор. По крайней мере, печатным ежедневным газетам. Придет время – и таких газет не будет. Не потому, что их перестанут читать, а потому, что их не будут выпускать из-за слишком больших затрат на бумагу, рассылку, печать. В интернете этого всего нет.

В ИНТЕРНЕТ НУЖНО ВХОДИТЬ ПОЧАЩЕ

– Интернет-пространство нуждается в регулировании и контроле?
– Нуждается в той же мере, как и наше естественное пространство. Люди должны быть защищены от оскорблений, насилия, жестокости. В этом я согласен с нашими государственными чиновниками. Другой вопрос, каким образом организовать эту защиту? Есть законодательство, есть Административный кодекс, Уголовный. Они работают. А многие наши чиновники не понимают интернета, не пользуются им и думают, что для всемирной паутины нужны какие-то специальные законы.

– Технически возможно ли эффективно контролировать интернет-пространство?
– Невозможно. Даже в Китае все равно обходят этот контроль. Самый эффективный метод применила Северная Корея, когда просто отключаются внешние каналы и получается внутренний интернет. Пользователь видит только сайты, находящиеся внутри страны. Надеюсь, до такого мы не дойдем.

– Среди причин, побудивших наше государство всерьез взяться за интернет, называется обилие порнографии. Между тем, по статистике интернет-провайдеров, именно информацию эротического и порнографического содержания чаще всего скачивали с ресурсов пользователи. Стоит ли бороться с тем, что имеет спрос?
– По западной статистике, интернет-пользователи тоже начинали с порносайтов. И большие деньги крутились именно там. В «Нью-Йорк Таймс» даже была статья о том, что приемы интернет-маркетинга отрабатывались поначалу именно на порносайтах. В последние годы порнотрафик тонет в остальном трафике. Люди поняли, что, кроме порнографии, есть и кое-что еще. Не знаю, можно ли успешно бороться с порнографией… Разве можно бороться с биологией?

– Взрослые убеждены, что порнография развращает детей, портит их психику…
– Если подросток нормальный, то через пару просмотров ему просто надоест, он разберется, что это такое, без последствий для себя. Мне кажется, смотреть порнографию – это вполне нормально. Наоборот: если подросток не интересуется порнографией вовсе – значит, с его половым развитием серьезные проблемы.

– Тем не менее, порнография у нас запрещена. Но пока государство не нашло на нее управу.
– На Западе провайдеры добровольно ведут некие черные списки и фильтруют самые известные порносайты, чтобы уменьшить число претензий родителей. Впрочем, многие уверены, что родители сами должны заботиться о защите своих детей.

– Это возможно?
– Вполне. Такие возможности есть в Windows. Нужно всего лишь настроить домашний компьютер и подключить его к черным спискам.

– Стоит ли государству бояться интернета?
– В него нужно почаще входить. И тогда интернет не будет восприниматься как что-то враждебное. Помню, в конце ноября прошлого года нечем было заполнить страницу одного из номеров «Е». Наш журналист в экстренном порядке залез на десяток сайтов госструктур, внимательно их изучил и описал общую картину в полушутливом виде. На следующий день Совмин стоял на ушах. По слухам, якобы Сидорский даже вызывал к себе кого-то по этому поводу. Потом из Минобразования в «Е» пришло письмо с просьбой об их реабилитации.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о