ЯВЛЕНИЕ ЭЛВИСА В КРАСНОМ ПЛАТЬЕ

Удивительно, как много необузданной и созидательной энергии таят в себе славянские корни. Какие небывало буйные ростки они способны пускать сквозь подсыхающую кряжистость других культур. Вот из отработанного кем-то материала потек живой сок, плавя кору, загорелся ярким огнищем.

31 августа в клубе «Bronx» минчане танцевали. Танцевали так, что клубу не удалось вдохнуть привычную порцию сигаретного дыма. Музыканты долго не могли уйти за кулисы, чтобы выжать промокшие одеяния. Зал просил еще. Легендарная американская группа, которую, впрочем, принято (на радость тем же американцам) называть группой сибирского происхождения, «Red Elvises» дала свой первый концерт в Минске. Ее основатели – Игорь Юзов (вокал, гитара, автор песен) и Олег Бернов (бас да балалайка) – действительно некогда покинули Советский союз и в 1995 году создали группу, потрясшую видавшие виды США. Гремучая и задорная смесь гитарных соло времен Элвиса, ритмы оттуда же, замешанные на разухабистой славянской придурковатости, балалаечных запилах, аккордеоне (вечная память музыке фильмов Квентина Тарантино и заводному танцу героев Умы Турман и Джона Траволты). Добавьте сюда затейливую лирику про неудавшиеся романы, танец живота, космонавта Петрова и прочие житейские небылицы. Весь этот яркий аттракцион добрался-таки до Беларуси, покорив весь мир и заодно создателя культового фильма «Шестиструнный самурай», включившего в него музыку «Red Elvises». Кстати, название группы, по преданию, пришло в голову вокалисту Игорю во сне: музыканту привиделся Элвис Пресли в красном платье.

После концерта корреспондент «ЭН» поговорила с лидером «Red Elvises» Игорем ЮЗОВЫМ о музыке, о Родине, о «sex-drugs-rock-n-roll».

– Просто потрясающее шоу! Лично я так давненько не танцевала…
– Мы сами не можем прийти в себя от того, насколько здорово нас принял Минск. Обалдеть можно от той энергии, которая исходила из зала. Не ожидали…

– Не ожидали? Почему?
– Нас перед приездом в Минск немножко пугали, мол, в Беларуси живут хмурые северные люди, которые плохо идут на контакт и совсем не обладают чувством юмора. Мы ничего из этого списка не заметили. Минчане – очень позитивные и веселые люди: отжигали так, что мы со сцены уходить не хотели. Очень рады, что сюда заехали с концертом.

– А где нынче постоянное место жительства всех участников группы?
– Мы все живем в разных местах. Я, например, прописан между Лос-Анджелесом и Таиландом. Олег, наш басист, живет в Таиланде. Лена – в Москве.

– А как же репетиции?
– Мы не репетируем, мы просто идем и играем (смеется).

– Играете просто здорово! Кстати, не возникало ли у любящих посудиться американцев претензий к тому, что вы так успешно приняли для себя славное имя короля рок-н-ролла?
– По этому поводу мы ни с кем никогда не судились, но были другие случаи. Например, когда мы только начинали играть, а дело происходило в небольшом городе Санта-Моника, мы устраивали концерты прямо в центре города на улице. Вокруг нас собирались огромные толпы танцующих людей. В конечном итоге, это так надоело владельцам престижных бутиков, которые были расположены на той же улице, что они принялись жаловаться на нас властям города. Но мы с ними, что называется, за полцены договорились. Надо как-то решать проблемы, в одной же стране живем.

– Значит, Америка – уже больше родина, нежели Россия?
– Получается так. Америка – это родина рок-н-ролла. Уже только поэтому и моя родина тоже. К тому же я человек южный: люблю солнце, пляжи и могу умереть без этого тепла, по меньшей мере, в депрессию затяжную впасть.

– Это ли единственная причина для депрессий? Впадаете ли в тоску-печаль после затяжных гастролей, ведь вы отдаете людям так много во время своих концертов?
– Обычно депрессии бывают после долгих загулов. На второй-третий день праздников непременно начинаются терзания, ну зачем же я так много пил. Голова болит, грустно как-то. Вот разве что такие проблемы бывают причиной депрессии.

– Элвисовских проблем с наркотиками не предвидится?
– Таких проблем у меня точно нет, и навряд ли будут. Я уже перерос этот возраст (смеется).

– А из старого доброго рок-н-ролла не боитесь вырасти? Вдруг придется играть ту музыку, которую попросит продюсер?
– Когда я только начинал играть свою особенную музыку, я совершенно не думал о том, что мне это будет приносить какие-то деньги, не надеялся стать профессионалом.
Для меня эта музыка, которую я играю сейчас, – очень важная часть жизни, но если она способна еще и деньги приносить, тогда это просто здорово.

– Как относитесь к корпоративкам? Часто ли приглашают? Соглашаетесь?
– Я очень рад, когда группу куда-то приглашают, да еще и платят деньги. Чувство гордости у меня не настолько обострено, чтобы я отказывался, но бывает, случаются неприятные моменты, когда очевидно, что заказчику совершенно до фонаря твоя музыка. Поэтому, дабы разобраться, что и кому нужно, я обычно запрашиваю очень много денег. Вовсе не потому, что мне очень нужны доллары, просто те, кто действительно хочет услышать нас, порой готовы платить какую угодно сумму, остальные просто отказываются.

– При такой сумасшедшей популярности группы не возникало ли желания создать, скажем, собственный фильм (особенно после успеха «Шестиструнного самурая») или написать книгу?
– Возникают самые разные проекты и планы, но, к сожалению, на реализацию многих из них просто банально не хватает времени. Что далеко ходить: мы уже полгода не можем выпустить пластинку из-за интенсивного гастрольного режима. Только договоримся засесть в студии хотя бы на пару дней, как опять нужно куда-то ехать, новые приключения, новые города, новые люди. Хотя, с другой стороны, если бы мы все же взялись за пластинку, то не приехали бы в Минск, в Украину, а потом очень жалели бы, потому что тут очень любопытно.

– Чем, на ваш взгляд, отличается обстановка на постсоветском пространстве от жизни в США?
– Мне кажется, что в бывшем СССР все стало еще более жестко, чем было раньше. Может, я ошибаюсь и многое помню не совсем точно, поскольку был тогда помоложе. Но все-таки разница очень чувствуется: здесь в людях гораздо больше снобизма, причем абсолютно необоснованного. Наверное, люди еще не научились быть богатыми, не знают, как правильно поступать с теми деньгами, которые у них есть. Это как-то чересчур болезненно происходит. В Америке эта жизненно важная зависимость от денег уже миновала и не смотрится так уродливо.

– При каких условиях вы переехали бы жить в Беларусь?
– (Смеется). Ой, не знаю даже. Родина – это люди, улочки, города, друзья, которые тебе близки, воспоминания. Родина – это что-то большее, чем просто березки или пальмы. К тому же переселиться в 43 года довольно сложно. В Беларуси бы я вряд ли хотел жить, просто уже потому, что нашел свое любимое место на земле. Хотя девчата тут у вас настолько красивые и очаровательные, что, наверное, надо еще раз подумать о переезде…

Оставить комментарий