ПИРАТСКАЯ БЕЛАРУСЬ

«Около 90 процентов товаров, реализуемых на российском потребительском рынке, - подделки». Об этом во всеуслышание сообщил первый замначальника Главного управления по борьбе с экономическими преступлениями МВД России Николай Бобков.

В перечень подделываемых товаров попало все - от сложной бытовой техники до детского питания. Но волна возмущения потребителей не поднялась. Просто потому, что никто не смог сказать, как защититься от суррогатов.

В Беларусь большинство суррогатов, соответственно, поступает из-за границы. У нас за последнее время подпольных производителей зафиксированы единицы. Поскольку никто ситуацию в глобальном масштабе не отслеживает, посему и масштабы определять некому.

Таблеточный бизнес

Высокие прибыли, сравнимые с прибылями от наркоторговли, и обуславливают бурный расцвет рынка фальсифицированных товаров. На поддельных лекарствах, например, можно заработать до 500% прибыли. Причем, если продаваемая под видом известного брэнда одежда и обувь, как правило, зачастую неплохого качества, то фальсифицированные лекарства могут и не обладать заявленными свойствами. То же самое касается биологически активных добавок. Написать в аннотации могут что угодно: вплоть до того, что от приема этих добавок увеличивается рост. Народ с удовольствием раскупает такие добавки, но на деле они оказываются совершенно бесполезны. Правда, чаще всего и безвредны. На биодобавках мошенники зарабатывают до 400% прибыли…

Бурному расцвету рынка фальсификата во многом способствует слабость законодательства. Как российского, так и белорусского. В России, например, мошенники пользуются тем, что факт преступления возникает только в момент продажи фальсификата. Там вы можете прийти на фабрику и заказать партию таблеток из соды и сахарной пудры. Заказ упаковки в полиграфических фирмах тоже не является преступлением. Даже когда вы вкладываете фальшивые таблетки в фирменную упаковку – вы тоже не нарушаете закон. И только когда продавец продал фальшивый товар покупателю, возникает преступление. Но на этом этапе изготовителя найти уже невозможно.

В Беларуси тоже были зафиксированы прецеденты подделки медпрепаратов. Один - наиболее показательный.

Из оборота минских аптек была изъята крупная партия мирамистина - препарата, предназначенного для профилактики венерических и других инфекционных заболеваний. В ходе проверки выяснилось, что поставленное лекарство представляет собой обыкновенную воду, в которую для образования необходимого количества пены добавляли шампунь. Изготовлением лекарства занимался провизор из Витебска. Как было установлено, провизор наладил изготовление поддельных лекарств прямо у себя на квартире в Витебске. Всего ему удалось изготовить из шампуня и воды 6 тыс. упаковок мирамистина, 3 тыс. из которых он реализовал в Минске самостоятельно, используя для этого поддельные документы.

Вывод, увы, неутешительный. Если умельцы из Витебска больше двух лет размешивали водичку с шампунем и рассовывали по аптекам, то где, собственно, хоть какая-то гарантия того, что нынче лекарства в аптеках - настоящие?

Проблема приобретает глобальный масштаб. По данным Всемирной организации здравоохранения, 25% выявленных поддельных медицинских препаратов изготовлено в основных промышленно развитых странах. Это объясняется тем, что страны, имеющие недостаточное собственное фармацевтическое производство, закупают фальсифицированные медикаменты по супернизким ценам, не беспокоясь об их качестве.

Воздух свободы

Наверняка вся женская часть населения со мной согласится - купить нынче нормальный импортный шампунь тяжело. Вроде, и бутылочка знакомая, и штрих-код соответствует, а эффект не тот. И запах, вроде, не тот, что был в прошлом году. И цвет, и консистенция… В общем, подделка. Требовать сертификат тут бесполезно. Даже если эта бумага присутствует, она выдана на партию, а не на вашу бутылку. К тому же шампуни сертифицировать в некоторых случаях необязательно. Достаточно, чтобы было свидетельство о гигиеническом соответствии. Это свидетельство гарантирует только то, что в бутылке именно шампунь, а не депилятор. И не более того.

Начальник отдела сертификации товаров народного потребления РУП «Белорусский государственный институт метрологии» Алла Ходасевич так прокомментировала эту ситуацию:

«Конечно, орган сертификации проводит анализ маркировки. Выезжаем за границу, есть схема сертификации продукции именно за границей, если производитель собирается поставлять свой товар в Беларусь и ему нужно получить серийный сертификат на три года. Мы стараемся собрать у себя образцы маркировок. Для того чтобы в Минске определить, что принесенный нашим продавцом товар - настоящий, у нас должны быть эти образцы-эталоны. Но, к сожалению, на сегодняшний день нет эталонов всей продукции, которую сертифицируем. И потому говорить, что она не поддельная, довольно тяжело. Но сейчас уже начали собирать базу данных по идентифицирующим признакам настоящей продукции».

Все те же российские СМИ отмечают, что около 60% продаваемой парфюмерии - подделки. Здесь, в Беларуси, на мой взгляд, все 90% выйдет. Десять процентов оставим на бутики - там цены солидные, значит, могут их владельцы себе позволить и «натурпродукт» продавать. Но что тогда продается на рынках? Дмитрий, продавец парфюмерии с одной из минских выставок-продаж:

- Мы получаем товар из разных источников. Но товар, конечно, серый. То есть нелегально ввезенный в страну.

- Каким же образом она пересекает границы?

- Это вы у таможни спросите. Как-то перекрыли одну из российских таможен - и в Беларуси на две недели исчезли определенные виды туалетных вод.

Защитники

В нашей стране силовые структуры пока активно интересуются только борьбой с аудио- и видеопиратами.

Все-таки страна подписала несколько соглашений и договоров, присоединилась к конвенциям - международной об охране прав исполнителей, Женевской об охране прав производителей фонограмм…

Но как-то все без толку. Все равно сейчас сложнее купить лицензионный диск, нежели контрафакт.

Что интересно, в Беларуси ловили не только тех, кто диски клепал, но и тех, кто шил сумки и нашивал лейблы известной фирмы, разливал краску в банки опять же зарубежной фирмы, подделывал зубные нити… Но о таких милиционеры стараются не распространяться. Так и говорят: нет, мол, заявления от владельца торговой марки - нет уголовного дела.

Позвонила в Республиканское общество защиты потребителей. Спросила, часто ли к ним обращаются те, кто заплатил за подделку. Там вообще уверенно ответили, что это «не наша компетенция». А чья, позвольте?..

В России же у службы по борьбе с фальсификацией есть свой способ отслеживания подделок. На упаковку приклеивается индивидуальный номер, сгенерированный программой и содержащий данные о производителе, дате производства и прочее. Причем для каждой единицы товара номер свой. Покупатель может обратиться в диспетчерскую службу СБФ, зачитать номер, и диспетчер проверит по базе данных подлинный ли товар. Мошенники лишены возможности подделать этот номер. Но если в диспетчерскую службу поступят два запроса с одинаковыми номерами, сигнал тут же поступит в УБЭП. А дальше – дело техники. Обзавестись такой системой можно, в принципе, и в Беларуси. Если бы кто-то был заинтересован в том, чтобы наша страна не оставалась пиратским островом.

Оставить комментарий