ПРИГРАНИЧНЫЙ РОК-РЕЖИМ

Прошедший уик-энд расположился в напряженной близости от белорусско-литовской границы у подножья компактного замка Норвилишки. Новый международный фестиваль «be2gether», отступивший 50 метров от шва, соединяющего два государства, распростерся на километр, предоставив гостям место для парковки, кемпинга и двух гигантских танцполов, окруженных продуктовыми палатками. Тысячи людей и непрерывная музыкальная программа – за трое суток меломанам предлагалось услышать 32 группы со всего мира… Ничего подобного на расстоянии вытянутой руки белорусы еще не видели.

Только ленивый не использовал беспрецедентную возможность причаститься к мировой культуре, ради которой туристические агентства организовали визовый коридор. Первые минчане (электронные музыканты, журналисты и прочие любопытствующие) в пятничный обед уже встречались на каждом углу Вильнюса – все они коротали время до фестиваля, открытие которого планировалось в шесть часов вечера.

Заранее распечатанная инструкция гласила: «…когда достигнете перекрестка Уряляй и Дауленай, поезжайте еще 12 километров по веселой гравийной дороге...». На протяжении «увеселительного» отрезка пути, чихая от густой дорожной пыли, тянулись стройные ряды тех, кто пробирался автостопом либо автобусами, пока мимо со свистом пролетали автолюбители. Огромный кусок рельефного поля медленно, но верно покрывался пестрыми палатками и флагами, по которым четко угадывались белорусы, литовцы и… манчестерцы. Общение белорусов и литовских панков проходило на импровизационном коктейле из русского, литовского и английского языков – качественный и недорогой алкоголь способствовал лучшему взаимопониманию. Рок-н-ролл стремительно набирал обороты.

Когда в вечернее небо устремилась цепочка огненных воздушных шаров (это счастливые души меломанов взмывали в небо от экзистенциального восторга, пытаясь увернуться от пограничного вертолета, сканирующего местность трое суток подряд), шоу близилось к кульминации.

Хэдлайнерами первого дня фестиваля, несомненно, были англичане «The Young Knives» и заслуженные провокаторы всея Америки, панки по профессии, «The Bloodhound Gang». В отличие от прочих участников из Норвегии, Польши, Литвы и Эстонии, выступление которых длилось по часу, этим двум группам в распоряжение давалось полтора часа на собственное усмотрение. Предваряя свой выход, «Bloodhound Gang» появились в конференц-зале: «Правило таково: прежде чем задать вопрос, вы подходите к столу, выпиваете стопку ликера – после этого мы даем ответ… Бесплатный ликер, ну? Кто первый? Чем больше вы выпьете, тем лучше зазвучит наша музыка…» Никаких протестов музыканты не принимали, невзирая на возраст и пол журналистов.

Первый вопрос был насколько прямолинейным, настолько бесполезным по отношению к провокаторам, у которых за душой ничего святого, кроме правила «нет никаких правил»:
– Вы – американцы…
– …к сожалению.
– …на последнем концерте в Латвии вы говорили со сцены про fucking литовцев. Про то, что вы ненавидите Литву. Но не настолько, насколько Россию или Эстонию…
– Да. А сегодня ночью мы будем говорить, насколько ненавидим латвийцев. Но мы ненавидим их не так сильно, как русских. В Финляндии мы говорим, насколько ненавидим русских. Но не до такой степени, до какой ненавидим шведов, – разъяснил идеологию вокалист Джимми Поп.
– Но никого мы так сильно не ненавидим, как белорусов и американцев, – дополнили картину мира два метра неадекватности басиста Эвила Джареда. – Кто следующий? О… у этого журналиста нет вопросов, он хочет просто выпить!
– So, guys… («Итак, парни…»)
– …girls («…девчата»), – поправил журналиста Джимми, известный любитель путаницы среди половой принадлежности.
– Вы собираетесь выступить в России?
– Да, это будет наш пятый приезд. На первом концерте было больше охранников, чем зрителей. Тогда же Эвила едва ли не арестовали прямо на сцене…

Джимми не сказал, что причиной задержания стало то, что Джаред (любитель экстремальных рабочих условий) в рамках выступления разделся догола и незамысловато прикрывал естество гитарой. На сей раз последовало логическое развитие сюжета – для начала музыканты посылали толпу, толпа посылала музыкантов: «Fuck me? – уточнил Джимми. – If you fuck me, I’ll fuck you, be sure». Затем Эвил резюмировал: «То, что я сейчас сделаю, вы никогда не забудете…». После этих слов Джаред отошел к краю сцены, снял штаны, на глазах у притихшей толпы приковал цепью самый чувствительный мужской орган к коробке из-под колонки (или к самой колонке?) и вытащил ее на середину сцены. Под общие овации с гримасой боли панк-эксгибиционист освободил себя от оков и кинулся с гитарой к толпе. Программу дня закончили бесподобные диско-дивы из Литвы «Pieno Lazeriai», после чего все желающие попали в лапы ди-джеям до упора лежа в предрассветное время.

Уже в обед следующего дня поле находилось в беспрерывном движении – никто не хотел пропустить что-нибудь интересное. Вегетарианская буддистская кухня, свежая паэлья, родные драники, квашеная капуста и сардельки – ассортимент позволял каждый раз пробовать что-то новое. Люди рисовали картины, осваивали тренажеры для скалолазов и космонавтов, сами составляли себе программу посещения концертов и нисколько не смущались присутствием пограничников с «нюхательными» собаками.

Первым безудержным весельем второго дня стало выступление «Ляписа Трубецкого»: с равной самоотверженностью Михалок декламировал вечные истины на латинском языке и пел злободневные песенки, не забывая о Немезиде, чакрах и безопасном тантрическом сексе. «Therapy?» в роли хэдлайнера второго дня, затем популярный в Литве Андриус Мамонтовас. Дальше те, чьего выступления ждали едва ли меньше, чем «The Bloodhound Gang», – «Morcheeba» обновленным составом смотрелась непривычно, но звучала ничуть не хуже прежнего. Под занавес родные «Drum Ecstasy», которым удалось зажечь и ночь, и литовских зрителей несколькими взмахами своих волшебных палочек. Далее по программе сет от француза Алекса Гуфера и полный интернационализм до следующего утра.

Последний день, как остатки с барского стола и бонус для тех, кто страстно желал продолжения банкета. Нам же перед пересечением границы предстояло отправиться в Друскининкай, чтобы благодаря банному комплексу вернуть себе человеческий облик, спустя три дня единения с природой.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о