РОДНОЙ ЧЕЛОВЕК С ЭКРАНА

Помните, когда телесериал «Санта Барбара» прочно вошел в наши квартиры, мы были уверены: попади вдруг кто-то из нас в этот калифорнийский город, знал бы каждого американца поименно, где он живет, какие у него тайны, какой заработок, любимый цвет, число ДТП и амнезий, в которых он попал. Приблизительно такими героями становятся для нас телеведущие, которые каждый день заглядывают к нам в дом с экрана. Знаем ли мы, какие эти люди?

Мы уверены, что да, потому что обычно они обращаются к каждому из нас, говоря свое неизменное «Здравствуйте!»
Актриса и телеведущая программы «Добрай ранiцы, Беларусь!» Светлана БОРОВСКАЯ, которая уже 10 лет будит страну, рассказала корреспонденту «ЭН» о своем телеВидении.

КРОВИ И АЙВАЗОВСКОГО!

– Что бы вы изменили в работе национального телевидения?
– Телевидение – это не просто зрелище. Нередко слышишь: а зачем нам эти сложно сделанные зарубежные передачи, мол, зрители будут и дальше «есть» то, что мы им предлагаем? Я считаю, что нужно профессионально расти самим и развивать зрителя. Естественно, обыкновенный гражданин не каждый день листает альбомы известных живописцев, но было бы неплохо, если бы хоть иногда туда заглядывали. Навязывать круглыми сутками не нужно, но вот бабулька, посмотрев на картину, сказала бы: «Ай, якое прыгожае намаляваў мора!». Если мы ей не покажем работы, например, Айвазовского, она о них никогда не узнает.

– Чем же «кормит» нас телевидение?
– Убеждена: развивать зрителя необходимо, но если он хочет крови и криминальных сообщений, нельзя «кормить» его только «ромашками-лютиками», иначе он не будет смотреть твой канал. Все-таки телевидение обязано выполнять то, что хочет зритель. Оно, в первую очередь, для зрителя. Не секрет, что самые рейтинговые программы – криминальные. Если человек загружен своими проблемами, он не будет читать сочинения философа святого Доминика, скорее возьмет детектив.

– Уличное ли насилие перебралось на экран, или телевидение воспитывает жестокость в зрителях, возможно, в будущих преступниках?
– Зрителю нужно дать криминал, если он его просит. Такие передачи очень быстро набивают оскомину, отвращают, потому что не приносят положительных эмоций. Но если хотите попробовать – пожалуйста. Я обожала время, когда были худсоветы. Все выглядело бы более прилично, нежели сейчас, когда телеведущий не выговаривает 33 буквы, читает информацию по суфлеру и получает премию «Лучший ведущий». У меня есть мечта создать школу телеведущих, в которой будут спартанские условия отбора. В Беларуси много талантливых, молодых и красивых людей, свежих, не испорченных «блеском» телевидения. Их нужно брать сразу после школы и только после жесткого кастинга. Требования должны быть очень высокими. Куда еще выше, если сегодня многие не могут сделать элементарного. Простите, а зачем они тогда такие нужны?

– По каким критериям вы бы отбирали ваших студентов?
– Начинать надо с того, какие книги читает подросток и какую музыку слушает. Если девочке нравится песенка «Ты целуй меня везде, 18 мне уже», уверена, образованным телезрителям она не даст ничего интересного. Внешний вид, безусловно, важен, но бывают случаи, когда лопоухий и конопатый работает так, что невозможно оторваться от телеэкрана.

– Сравнивали ли вы российские телеканалы с нашими? Отличается ли их наполнение и профессионализм ведущих?
– В ведущих я не вижу отличия. К примеру, Дмитрий Курьян работает так профессионально, что мог бы представлять любой канал мира. Скажу без ложной скромности даже о себе: если бы вдруг мы на 2 часа поменялись с российским эфиром и я вышла в программе «С добрым утром, Россия!», поверьте, я бы провела передачу без подготовки. Наши ведущие хороши и как актеры. Убеждена, если тракторист лучший в деревне, то он будет лучшим в мире. И если бы я жила в Москве, то была бы известной личностью на каком-то из телеканалов.

– За чем же дело?
– Просто нет такой необходимости. Я живу здесь, тут дом, дети, родители. Мне все здесь нравится. Жаль, конечно, что наши телеведущие получают в 500 тысяч раз меньше, чем московские, но что поделать, такие условия. Даже если бы мне не платили, я все равно работала бы на телевидении, потому что испытываю от этой профессии такое удовольствие, не передать! Всякий раз не могу дождаться эфира!

ДЕВУШКА, ВЫ С УЧИЛИЩА?

– Светлана, вас ежедневно видят на экранах в течение стольких лет, и, должно быть, у многих сложился образ женщины жизнерадостной и всегда веселой. Не сталкивается ли этот телеобраз с реальным, которому иногда свойственно погрустить или разозлиться?
– Иногда неправильные по­клонники говорят мне: «А что это вы на экране улыбаетесь, а тут такая серьезная?» В его понимании я должна улыбаться, даже когда выбираю туалетную бумагу. Это порой утомляет, но, видимо, тот каждодневный укол задора и радости в сердце, который я делаю зрителям, работает, если меня ассоциируют с вечно счастливой.

– А если неправильный по­клонник окажется еще и хамом?
– Я вообще не люблю грубость. Иногда мужчины за рулем могут позволить себе резко крикнуть на женщину-водителя. Я тоже могу ответить грубо в ответ. Это как в той старой шутке: «Девушка, вы с училища?» – «Да, и еще какая!» Я включаю образ «девушки с училища», который защищает меня от чужой грубости: поднятые брови, негодующий взгляд. Иногда приходится менять образ счастливой девочки на злую тетю. Поэтому я не люблю ходить по улицам. Здорово, когда тебя узнают, но некоторые люди воспитаны не так, как нам того хотелось бы. Кто-то узнал и улыбнулся, кто-то сказал «Здраствуйте!» – это здорово, но есть и те, которые ударят по плечу: «Эй, это ты? А я тебя знаю!». Я не могу просто взять и нахамить в ответ, потому что я народный человек. Не нравится – меняй работу. Я мечтала бы ответить грубо, но не могу, потому что для многих я, как член семьи, который каждый день входит в их дом. Бабушки пишут мне, мол, живу одна, а вы живете со мной уже 10 лет. Ветераны в орденах шлют мне фотографии с подписью «Свете от Жени»! Как я могу предать их? Утром люди просыпаются с разным настроением. Я должна, по крайней мере, их не раздражать. Это минимум. Должна радовать мужчин своим хорошим видом, но не раздражать им женщин.

– Вы согласны с тем, что в Беларуси живут самые красивые женщины?
– Безусловно. Но я не могу судить о тех, кто ходит пешком или ездит на троллейбусах, я их не вижу. С другой стороны, девушки, оккупировавшие клубы и кафе, выглядят уж чересчур гламурно, они словно вышколены журналами «Cosmopolitan», им очень хочется соответствовать героиням этих изданий. Терпеть не могу такие журналы. Как и те, которые полны советов, что сшить, что приготовить из курицы или из клубники, как себя вести, чтобы заполучить богатого дядю или помириться с подругой. Или я такая умная, что мне не нужно об этом рассказывать, или просто не люблю, когда меня учат. А вокруг столько девушек, созданных этими журналами, что даже тоскливо. Один московский артист сказал как-то: «Я штучный товар!». Это дерзко, но он прав.

– Почему многих привлекает жизнь, описываемая этими журналами? Уже немодно быть индивидуальной?
– Я считаю, что многим девочкам просто не повезло с мамами, которые не дали им должного девичьего воспитания: как следить за собой, как вести себя с мужчинами, как говорить, как приготовить. Моя мама так много рассказывала о том, что такое быть женщиной, она била меня по спине, чтобы я не горбилась. Я – ее продукт, но зато вполне самодостаточный человек. Мне очень легко в жизни.

– То есть этот недостаток воспитания сейчас возмещают журналы?
– Есть еще один грубоватый, но очень показательный анекдот. Спрашивают у девушки, почему она стала проституткой, в то время как ее отец – шахтер, а мама – инженер. «Наверное, мне повезло», – ответила девушка. Сегодняшние девушки хотят быть фотомоделями, манекенщицами, мисс чего-то или просто женой олигарха.

Требования к женихам небольшие: чтобы он был порядочным, добрым и заботливым банкиром. Неплохо выйти замуж за банкира, но это не должно становиться целью жизни. Хорошо бы шубку из зайца, а еще лучше из песца, но если у тебя ничего нет, жизнь может быть прекрасной и с теплым шерстяным пальто. Пару лет назад я абсолютно точно поняла ограниченную власть денег. Когда-то моя семья из четырех человек жила на 100 долларов в месяц, однажды я зашла в казино и выиграла огромную сумму, купила и то, и это, и даже то, о чем мечтала: и шубку, и машину. Но без всего этого я бы не страдала, потому что я сильный, счастливый и самодостаточный человек.

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!


wpDiscuz