«ОЛИВАРИЯ»: НАДЕЖДА НА УТОЛЕНИЕ ЖАЖДЫ

С Николаем ДУДКО, генеральным директором ОАО «Пивзавод Оливария», мы беседовали, естественно, о пиве. И начали разговор с того, что сегодня волнует всех, кто так или иначе связан с производством и продажей любимого миллионами хмельного напитка. К сожалению, те самые миллионы потребителей пива пока не отдают себе отчета в том, что проблемы пивоваров очень скоро могут стать проблемами пиволюбов…

– Николай Аркадьевич, в связи с принятием нового закона о рекламе многие аналитики единодушно пророчат отечественной пивоваренной промышленности чуть ли не экономический коллапс…

– Эксперты, работающие с пивом в разных странах, такие, как специалисты компании ВВН, нашего акционера, у которой 18 предприятий в разных странах Европы и СНГ, белорусский закон о рекламе оценивают как самый жесткий. В России после принятии аналогичного закона произошло торможение роста продажи и потребления пива. Если у них до закона рост составлял 15-20% в год, то в прошлом году уже около 10%. Там тоже ввели запрет на использование образов людей и животных, в том числе и мультипликационных. Но там не запретили наружную рекламу – лишь ограничили. О рекламе во время спортивных мероприятий спорят до сих пор, ведь, к примеру, Лига чемпионов по футболу без спонсорства никак невозможна: крупные европейские пивовары, будь то «Heineken» или «Carlsberg», обязательно в этом предприятии участвуют. Если рекламу «Heineken» смотреть нельзя, тогда невозможно будет увидеть и саму Лигу чемпионов. А по отношению к болельщикам это слишком жестоко! Просто реклама – это одно, а спонсорство – это когда та или иная компания помогает спортсменам лишь за то, что на их форме и на спортивных аренах размещается ее логотип. Так вот, в России у многих футбольных и хоккейных клубов после вступления закона в действие возникли проблемы с поиском новых спонсоров.

ОАО «Пивзавод Оливария», кстати, тоже является спортивным спонсором. Мы уже несколько лет помогаем минскому футбольному клубу «Смена». И горды тем, что не без нашего участия в нынешнем сезоне он дебютировал в высшей лиге. А что они будут делать в следующем году – даже не знаю, ведь те весьма приличные деньги, что они сейчас получают от нас, нам тоже надо будет как-то заработать…

– Не считаете ли вы, что к этому законопроекту приложило руку некое антипивное лобби?
– В России существуют крупные частные алкогольные компании и корпорации, которые борются за потребление своего продукта. В Беларуси же производство алкоголя – в основном государственная сфера деятельности. Большая часть пивоваренных предприятий на сегодняшний день также принадлежит государству. Негосударственных только три: Лидский пивзавод, «Бобров» и наша «Оливария». Так что о каком-то лоббировании вряд ли можно вести речь.

– Тогда получается, что государ­ство само наступает на горло соб­ственным интересам, принимая столь дискриминационный по отношению именно к пивоварам закон?
– Очень на то похоже. А еще надо учесть, что существует как бы вторичная польза от пивоваренных предприятий: это и налоги в госбюджет, и развитие сопутствующих отраслей – в том числе сельского хозяйства. Плюс создание рабочих мест, улучшение имиджа страны. А главное – чем больше потребляется пива, тем меньше потребляется водки и дешевых плодово-ягодных, с позволения сказать, «вин» (эти «чернила» почему-то называют «пищевым продуктом»), тем меньше уровень алкоголизма, о чем, в общем-то, давно всем известно.

– Что стоит за лозунгом «Убрать пиво с улиц!», который стал часто раздаваться в нашей столице?
– Был момент, когда городские власти приостановили выдачу разрешений на установку шатров и палаток на улицах до принятия окончательного решения. Но в конце концов было принято положительное решение, при этом поставлены дополнительные задачи по повышению уровня обслуживания населения, по повышению культуры в этих кафе. Но! Если мы говорим о Законе о рекламе, то по нему такое кафе установить будет гораздо сложнее, потому что оно будет считаться «наружной рекламой», так как на шатрах, зонтах, тентах, ограждении всегда имеется логотип производителя пива. В каждом регионе существует соб­ственное мнение о том, что называется «наружной рекламой», но в большинстве мест вышеперечисленные атрибуты как раз и считаются таковой. Но, извините, если у магазина будут стоять просто столики, это будет совсем другой уровень, во-первых. И, во-вторых, в жаркую погоду за таким столиком без зонта не очень-то и посидишь. В этом году мы уже прошли первые испытания экстремальной майской жарой – и многие буквально спасались под этими зонтами и тентами. А вот вступит в силу Закон о рекламе – и в следующем году их уже не будет…

За образец для белорусского Закона о рекламе был взят российский, только в более ужесточенном виде. И пока этот закон окончательно не вступил в силу, мы сейчас готовим свои доводы, объяснения, собираем информацию, конкретные примеры, чтобы, быть может, еще на каких-то стадиях доказать: закон настолько суров, что на здоровье нации в итоге он скажется только отрицательно. В странах Балтии с ростом производства и продажи пива потребление крепкого алкоголя шло вниз, а в России до принятия закона, по крайней мере, не росло. Молодежь уже больше расположена не к водке или «чернилам», а к пиву.

– Давайте именно о пиве и поговорим. «Оливария» когда-то славилась сортами «Леккерт», «Граф Чапский»… А какие сорта пива пользуются наибольшим спросом сегодня?
– Все развивается… Белорусы начинали с «Жигулевского», «Белорусского», «Бархатного» и «Мартовского» – вот, по большому счету, и все сорта, от которых в советские времена начинали отсчет все производители. Но появлялись передовые технологии, возможности для улучшения качества, какие-то новые идеи, технические новинки – исследованиям, связанным с пивом, в мире уделяется очень много внимания.

Мы постоянно выпускаем 8 основных сортов пива: «Безалкогольное», «Десятка», «Крепкое», «Бровар-1», «Золотое», «Троицкое», «Дата 1864» и «Экстра». Плюс дополнительно еще несколько, в том числе «Рождественское». Что касается популярности, то примерно половину всего объема реализации делят между собой два сорта – «Золотое» и «Десятка». «Десятка» – легкое, некрепкое, летнее пиво, оптимальное для утоления жажды. По данным маркетинговых исследований в Беларуси, более половины потребителей предпочитают легкие сорта пива (43% продаж приходится на сегмент 3,5-4,4 градуса, 38% – 4,5-5,4 градуса). И, кстати, основной потребитель пива – в возрасте от 18 до 35 лет; те, кто предпочитает водку, – старше. А ведь то, что заложено в молодом возрасте, сломать гораздо сложнее. У нас в Беларуси процессы развития потребления пива пошли с небольшим отставанием, лет на пять. Поэтому наша аудитория в своей массе еще моложе. Ну и будем надеяться, что она от нас не уйдет. Хотя основной потребитель пива – не студенчество и не молодежь вообще, то есть те категории населения, защитить которые, по мысли парламентариев, и призван Закон о рекламе. Социологические исследования с должной степенью репрезентативности свидетельствуют, что основному потребителю пивоваренной продукции от 18 до 35 лет. Есть вероятность, что эта группа людей и дальше, становясь старше, останется верна своим питейным традициям и привычкам. По логике, должно быть так. Поэтому есть расчет, что потребление пива должно расти.

– В Беларуси среди пивоваров чего больше – конкуренции или сотрудничества?
– Я бы сказал – сотрудничества. Потому что мы все выросли из одной отрасли – пищевой промышленности, руководители предприятий общались и общаются между собой сначала в одном министерстве, потом в одном концерне. У нас даже была Ассоциация пивоваров, в рамках которой мы собирались и делились своими проблемами, договаривались о каких-то совместных действиях и т.д. Традиция такая у нас, в общем-то, сохранилась. Все пивовары видят, что грядущий Закон о рекламе очень резко ограничивает наши возможности и все-таки не до конца логичен. Представители пивоваренных заводов даже выступали в парламенте, но им не удалось ни в чем убедить законодателей. Потому что когда выступает каждый пивовар в отдельности – это одно, а когда говорится от имени всей отрасли – это совсем другое…

Делить рынок между собой нам не приходилось. Да и поделить его, мне кажется, по большому счету невозможно. Скажем, в Гродненской области Лида – вне конкуренции и имеет самую большую долю продаж. Так же, как Брест и Речица в своих регионах. То есть там, где есть сильные производители, очень ярко выражены их преимущества и предпочтения местного потребителя. Точно так же в Минске на долю «Криницы» и «Оливарии» приходится более половины рынка. А мы – так вообще половину своего пива продаем в столице и на Минщине. Хотя, справедливости ради, надо заметить, что иногда сталкиваемся с проявлениями местного протекционизма, хотя постепенно проникаем на «чужую» территорию. Сегодня самый сложный в этом отношении регион для нас – Гомельщина, где, например, у частных предпринимателей есть квоты по закупке местного пива, и если они их не выполняют, то рискуют угодить под некие нехорошие санкции.

– Кстати, о протекционизме, но уже на государственном уровне. Периодически в прессе муссируются слухи о возможном ограничении или запрете ввоза в нашу страну российского пива.
– Нет, это тоже невозможно. Но существует другая перспектива. Скажем, в России в начале 90-х годов из всего продаваемого пива процентов 15-20 составляло импортное. Но по мере того, как становились на ноги местные производители и приучали потребителя к своим брендам, в том числе и при помощи рекламы, население постепенно привыкало пить такие же по качеству продукты, но гораздо более выгодные по цене. В результате на сегодняшний день доля импортного пива в России составляет всего около 2%. А в Беларуси – около 15%. А те самые международные бренды, что прежде ввозились в Россию, теперь там же и производятся. Конечно, настоящий, допустим, «Гиннесс» – это тот, что сварен в Ирландии. Но если говорить о качестве продукта под тем же названием, изготовленном в другой стране, то владелец торговой марки тщательно отслеживает сырье, процесс и все остальное. Так что вопрос аутентичности такого пива – некритичен. Гораздо существеннее то, что производитель – местный, а налоги и зарплата работников остаются в стране. А ведь в прошлом году за пиво Беларусь заплатила за границу, по некоторым данным, более 40 миллионов долларов США! Я считаю, что эта доля должна постепенно снижаться, а местное пиво – отвоевывать эти деньги для страны. Несколько лет назад пиво в основном завозилось в Беларусь неофициально, без уплаты налогов и таможенных платежей, проходило по «серым» схемах на рынках. По статистике даже как-то получалось, что в один год в страну было завезено 1.200.000 декалитров пива, а вывезено – 1.100.000. Оставалось 100.000 дал, а это – в двадцать раз меньше, чем производят мощности пивзавода «Оливария»! Естественно, это абсурд. Вот почему ввели акцизные марки, которые позволили реально сосчитать, сколько пива импортируется на самом деле.

– Некоторые владельцы популярных брендов придерживаются такой бизнес-идеологии: я, мол, нашел свой сегмент рынка – 5, 10 или 15 процентов – и никому его не отдам, а с меня довольно и того, что есть. Как в этом смысле позиционирует себя ОАО «Пивзавод Оливария»?
– Сегодня мы, можно сказать, контролируем 10-11% пивного рынка Республики Беларусь. Но на этом останавливаться не собираемся, будем расти! На этот год мы планируем увеличить свою долю на рынке на 20%, а в натуральном выражении – на 30-35%. Сам рынок в этом году уже вырос на те же 15%, а мы для себя планируем еще больший рост. В какой-то части, наверное, за счет каких-то других производителей. Но мы так вопрос не ставим. Главное – пиво у нас по качеству очень хорошее. Ну и, конечно, большое внимание уделяем этикетке, упаковке, количеству торговых мест и их оборудованию – теми же холодильниками, например. Плюс удачные маркетинговые ходы, в частности, огромные инвестиции в рекламу. За счет этого мы имеем право рассчитывать на то, что часть потребителей других марок пива сочтут наши сорта лучшими.

– Кстати, пиво в какой таре наиболее востребовано сегодня?
– «Оливария» реализует примерно одинаковое количество пива в стеклянных и в полуторалитровых полиэтиленовых бутылках, наиболее популярных у нас нынче. А по всей Беларуси на сегодняшний день ПЭТ составляет на рынке около 60%. Мы монтируем оборудование для розлива пива в бутылки ПЭТ емкостью 1 и 1,5 литра и больше.

– Стало быть, «Оливария» планирует расширение своего производства?
– Да. По сравнению с прошлым годом мы уже увеличили наши мощности на 50%, а в следующем намерены прибавить еще процентов 40. В абсолютных цифрах это выглядит так: в нынешнем году план по производству – 4,5 млн дал, в 2008-м – около 6 млн дал. Мы уже арендовали большой склад за пределами основной нашей площадки, на улице Радиальной. Здесь, на старом месте, останется производство, а вся логистика, в том числе очень большой транспортный участок переедет туда.

– Николай Аркадьевич, на многих предприятиях, подобных вашему (в смысле, пищевой отрасли: пивоваренных и ликеро-водочных заводах, кондитерских фабриках и т.п.), иной раз можно услышать: «Вот у нас есть такой мастер, человек-легенда, какого ни у кого больше нет!»…
– А «Оливария» здесь не исключение: наша мастер-пивовар Надежда Михайловна Котова давно работает, как говорится, «в пене» – еще в советские времена трудилась на «Кринице». А перейдя сюда, добивается результатов, которые восхищают признанных мэтров пивоваренной отрасли. Она впервые в Беларуси сделала безалкогольное пиво, которое в производстве сложнее обычного. Одной из первых в СНГ она разработала процесс получения крепкого пива без добавления спирта.

– А почему ваш пивзавод называется «Оливария»? Что означает это слово?
– «Оливария» – это видоизмененное древнегреческое слово «надежда». Название родилось при основании акционерного общества в 1994 году. Предприятие пребывало на грани банкротства, оборудование обветшало… Решался вопрос: а стоит ли вообще заниматься этим делом дальше? И вот тогда небольшая горстка людей решила развиваться, бороться за пиво, а для начала добиться хорошего его качества. И эти люди назвали новое акционерное общество в честь своей надежды на лучшее будущее белорусского пива.

2
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Владимир

Пиво было в Советское время и я его пил с охотой.А сейчас нет пива нормального у нас в Белоруссии,а конская моча,его и пивом назвать не льзя.

Владимир

Сейчас и пива то нету хорошего у нас в Белоруссии,вот раньше было пиво при союзе и пили с охотой,а сейчас у нас не пиво,а конская моча.Его и пить противно.Одно только пиво можно пить, так это Жигули Российское.А всё остальное бурда разлитое в бутылки.