ПОСТРОЙ МЕНЯ ПО-ФРАНЦУЗСКИ

Корректировок, по мнению Михаила Шурима, требует не только проводимая политика энергосбережения. Необходимо серьезное вмешательство в работу агросектора. «Если говорить о проблемах сельского хозяйства, то позиция главы государства и позиция местных органов власти противоположна».

Михаил Шурим получил в свое время колхоз в Мядельском районе и «воспринял это как серьезное поручение». Чтобы помочь колхозу выжить, он попытался реализовать один заманчивый проект. С помощью бывшего Посла Франции Стефана Шмелевского в Беларусь были приглашены французские специалисты по свиноводству. «Знаете, чем свиноводческая ферма во Франции отличается от нашей? Тем, что там используются современные технологии. И если наша свиноматка дает 15 поросят в год, то французская – 32». Французы согласились помочь предприимчивому белорусу с развитием свиноводства в Мядельском районе, но при одном условии. Работу необходимо начинать с нуля. Это значит не модернизировать существующий свинокомплекс, а построить новый. «В этом случае французы были готовы привезти к нам свое оборудование и посадить за работу своих соотечественниц».

Но построить эффективный свинокомплекс хотя бы на 200 свиноматок с себестоимостью продукции, соответствующей мировым стандартам, в Беларуси оказалось делом сложным. «Я был готов взять ипотечный кредит под залог уже имеющегося имущества. Но выяснилось, что наши банки таким кредитованием не занимаются».

ЗА 50 ЛИТРОВ – НА СОСИСКИ

Сегодня все хотят покупать хорошие и вкусные продукты, но не каждому это позволено. Например, по оценке Михаила Шурима, родной Мядельский молочный завод уже давно морально и физически устарел, а качество выпускаемой им продукции довольно низкое. Но интересы завода превыше интересов потребителя, поэтому последнего ограничивают в выборе. «Есть официальный запрет на ввоз в Мядельский район некоторых брендов. То есть пока мы наблюдаем искусственное создание рынка. Как долго это будет длиться, неизвестно. Только на секунду представьте, что закрылся Мядельский молочный завод. 17 колхозам будет некуда девать молоко».

С оглядкой на возможные проблемы в работе Мядельского молокозавода Михаил Шурим решил подстраховаться и договорился о возможности сдавать молоко на Минский молочный завод. «Так мне чуть не вырвали остатки волос. Сказали: «Только на Мядельский молочный завод».

Гендиректор УП «Теплосети» в интересах потребителя пошел другим путем. «Я поехал в Израиль посмотреть на их коров. В Беларуси корова, дающая 20-25 литров молока в сутки, считается хорошей. Израильскую корову, дающую меньше 30 литров, отправляют на сосиски. Здесь существует минимальный и максимальный предел – 30-50 литров. То есть, если корова дает в день больше 50 литров, ее также отправляют на сосиски, потому что непонятно, с чего это она так много дает молока».

Молочно-товарная ферма в Израиле не ровня нашей. «Современный доильный зал. Коровы – с чипами на ногах. Можно безошибочно узнавать «производительность» конкретной коровы в любой день. Если корова много бегала и суетилась, ее пора осеменять. После дойки она идет не в стойло, а к месту осеменения. Если она была слишком пассивной, ее ведут к ветврачу».

Вместе со строительством современной молочной фермы израильские коллеги посоветовали Михаилу Шуриму построить и небольшой молочный завод. «Современная молочная ферма не может быть эффективной без маленького молокозавода». Но в Минском обл­исполкоме и слышать не захотели о каких-то подвижках по улучшению качества молока и тем более о строительстве молочного завода. «Сказали: «Нечего тут устраивать конкуренцию Мядельскому заводу». А я ведь планировал не только заниматься молоком, но и начать производство «шоко» (молоко с какао), продукта, которого в Беларуси нет. Могу сказать, что в Израиле сегодня нет такого ребенка, который бы не пил его по утрам».

С отказом облисполкома зависла и реализация еще одного проекта. «Я общался с коллегами из Канады, где мне показали уникальную вещь: специальную систему переработки навоза в биогаз, за счет которого можно получать электроэнергию. Я не знаю, где в мире этот проект окупается. Электроэнергия, получаемая из возобновляемых источников энергии, в 10 раз дороже, чем при использовании газа. Но на Западе правительство доплачивает производителям разницу до реальной стоимости. У нас ничего не доплатят. Но расходы я возьму на себя. Я просто хочу, чтобы мне помогли с ипотечным кредитом. Я его верну. Мы бы сделали один пилотный проект, чтобы показать, как эта система работает. Если мы сегодня не начнем строить на селе нормальные конкурентоспособные производства, а не латать дырки, мы загробим сельское хозяйство в стране. Это моя точка зрения».

Оставить комментарий