ПРАВО НА БЕЗНАКАЗАННОСТЬ?

Рассмотрение уголовного дела по статье 145.ч.1 УК РБ «Доведение до самоубийства» состоялось 1 июня в Ленинском суде г. Минска. Первым заявлением представителя потерпевшей стороны в суде стало ходатайство о мере пресечения – заключению подсудимого (находящегося на свободе) под стражу.

Ранее с аналогичной просьбой к зам. министра внутренних дел Филистовичу В.Л. обращалось и руководство ОО «БАМХЖ» – Белорусской ассоциации молодых христианских женщин: «Просим оказать содействие в ограждении членов семьи пострадавшей стороны от угроз и противоправных действий со стороны обвиняемого». Чем обоснована мотивация таких заявлений, и существует ли опасение в том, что обвиняемому удастся уйти от правосудия и избежать заслуженного наказания?

«УСТРАНИТЬ ДОПУЩЕННЫЕ НАРУШЕНИЯ»

На сегодняшний день это повторное рассмотрение данного уголовного дела в суде Ленинского р-на г. Минска. О ходе первого судебного разбирательства и его итоге «ЭН» дважды писали в прошлом году («Право на доказательство» № 34 от 26.08.06 и «Дело Веры Роскач» № 50 от 14. 12.06). В первой статье речь шла о доводах, на основании которых родители и сестра погибшей женщины пытались доказать в судебном процессе, что обвиняемый – муж покойной – виновен в более тяжком преступлении, чем доведение до самоубийства, а суицид – грубая фальсификация.

Почти три с половиной месяца длилось судебное разбирательство, вызвавшее широкий общественный резонанс. И вот, наконец, 20 ноября 2006 года суд Ленинского р-на г. Минска под председательством Гончара В.П. приговорил: признать Олега Р. «виновным в доведении лица до самоубийства путем жестокого обращения с потерпевшей, и систематического унижения ее личного достоинства, и на основании ч.1 ст. 145 УК РБ назначить ему наказание в виде ограничения свободы сроком на три года с направлением в учреждение открытого типа».

С данным приговором потерпевшие (родители и сестра погибшей Веры) категорически не согласились и направили в коллегию по уголовным делам Минского городского суда кассационную жалобу. Суть ее заключалась в том, что обвинительный приговор был вынесен с целым рядом процессуальных нарушений, о чем «ЭН» также писали в № 50 от 14.12.06 г.

Рассмотрев дело, обсудив протест и жалобы, судебная коллегия пришла к следующему: «По изложенным основаниям приговор законным и обоснованным признать нельзя, он подлежит отмене с направлением дела на новое судебное рассмотрение, при котором следует устранить допущенные нарушения, дать надлежащую оценку исследуемым доказательствам».

О том, какие «допущенные существенные нарушения уголовно-процессуального закона, повлекшие отмену приговора», имели место быть на предыдущем судебном разбирательстве под председательством судьи Гончар В.П. – подробно и обстоятельно указано в частном определении судебной коллегии на двух печатных листах. При этом отмечено, что «в нарушение требований закона дело было направлено в кассационную инстанцию по истечении 4-х месяцев», т.е. сверх срока, установленного для обжалования и опротестования приговора.

ЗАЩИТИТЬ «ЧЕСТЬ И ДОСТОИНСТВО»

Все эти обстоятельства, по мнению потерпевших, породили у виновника трагедии не только чувство безответственности за случившееся, но и ощущение полной безнаказанности. Вот только два характерных эпизода:
10.04.2007 г., выступая в Минском Городском суде при рассмотрении кассационной жалобы, обвиняемый Олег Р. позволил себе публично обвинить потерпевшую – сестру покойной Галину Акимову… в коррупции и контрабанде. Более того: накануне суда он даже послал телеграмму следующего содержания с уведомлением на адрес Президента страны: «Убедительно прошу проконтролировать 10.04.2007 заседание судебной коллегии Минска по кассации заказного дела 1-670/06 статья 145/1, сфабрикованного городской прокуратурой и оформленного Ленинским судом, неповторения фактов произвола и коррупции вседозволенности, перечисленных в моем обращении Президенту».

Второго мая Галина отправила заявление в УВД по месту жительства Олега с просьбой привлечь его за это к уголовной ответственности. Но, несмотря на то, что при проверке данных обстоятельств изложенное в заявлении Галины подтвердилось, в возбуждении уголовного дела было отказано. Вот такая у нас свобода слова и мнений. Обвиняемый делает официальное заявление в суде о причастности оппонента к контрабанде и коррупции, но правоохранительным органам до оценки этих измышлений нет и дела. Ни тебе проверки, ни опровержений, ни привлечения к ответственности за клевету. Между тем, как сам Олег настоятельно требовал в суде и многочисленных жалобах привлечь к такой ответственности нашу газету и телекомпанию ОНТ, якобы опорочивших его «честь и достоинство».

ЗАЩИТИТЬ ПОТЕРПЕВШИХ

Чем продиктовано такое поведение Олега Р., что позволяет ему делать подобного рода заявления и угрозы в адрес потерпевших, корреспондент «ЭН» выяснил у адвоката, руководителя ОО «Центр по правам человека», представителя семьи Акимовых в суде Веры СТРЕМКОВСКОЙ: «Все это результат – неизменности статуса обвиняемого в данном процессе на протяжении вот уже почти двух лет со дня трагедии. Чувствуя свою безнаказанность все это время, он перешел от защиты к активному нападению: публичному оскорблению потерпевших. Все это отражено также и в его многочисленных жалобах, которые он отправляет в различные ведомства и учреждения.

Как видим, вся эта информация позорит как прокуратуру, так и судебные органы. К сожалению, надлежащая оценка всему этому до сих пор не дана. Поэтому и на первом заседании повторного суда обвиняемый вел себя так, что судья Валевич Л.А. сделала ему замечание и предупреждение. Чем вызвано такое поведение? Прежде всего, тем, что спустя почти 2 года со дня трагедии решение по делу так и не принято. Все это характеризуется отношением правоохранительных органов к жалобам потерпевших, начиная с момента возбуждения данного уголовного дела, которого, кстати, потерпевшая сторона с большим трудом смогла добиться лишь спустя четыре месяца после трагедии. Кроме того, первоначальное судебное разбирательство состоялось более, чем через год. На нем были существенно нарушены права потерпевшей стороны, о чем обстоятельно отмечено в определении кассационной инстанции, что и послужило одним из оснований к отмене судебного приговора. То есть все это не просто жалобы и эмоции, а подтвердившиеся факты, которым дана соответствующая оценка судебной коллегией городского суда. Но до сих пор потерпевшие чувствуют себя незащищенными. А обвиняемый – неуязвимым. Вот и в очередном ходатай­стве об изменении меры пресечения обвиняемому на содержание под стражей нам опять отказано. Хотя закон, санкция статьи, по которой он обвиняется, позволяет избрать такую меру пресечения. Потерпевшие жалуются в правоохранительные органы и уведомляют суд о распространении обвиняемым ложной и позорящей их информации. В этом они усматривают попытку помешать объективному судебному разбирательству, установлению истины по делу. Однако на жалобы потерпевших вновь и вновь нет должного реагирования. Таким образом, права потерпевшей стороны, гарантированные законом, оказываются незащищенными, поскольку их жалобы в правоохранительные органы с просьбой провести проверку и принять меры к защите их чести и достоинства оказываются без должного реагирования и внимания, и по ним не принимается надлежащих мер.

Давайте посмотрим, с чем в результате такого отношения потерпевшая сторона пришла к новому судебному разбирательству:
– сын погибшей, которому обвиняемый после трагедии подарил дачу, из свидетелей обвинения перешел в категорию пассивных наблюдателей, он давно уже не проявляет интерес к судебному разбирательству;
– отец погибшей получил инфаркт, «скорая» увезла его в больницу прямо из зала суда, и до сих пор он находится на стационарном излечении;
– мать покойной в плохом состоянии;
– сестра Веры Галина живет с ощущением человека, который не может добиться справедливости;
– даже некоторые свидетели обвинения, со слов потерпевших, испытывают моральные и физические страдания, боятся и не хотят вновь выступать в суде…

И это все напрямую связано с одной из самых болезненных проблем нашего общества – проблеме насилия в семьях. На самом высшем уровне декларируются поддержка и защита, стремление положить конец безнаказанности насилия и произволу, а на практике, на примере хотя бы этого дела – потерпевшие чувствуют себя не защищенными. Поэтому, на сегодняшний день, говоря о перспективе правосудия в новом судебном разбирательстве, можно сказать лишь одно: надежда есть, тревога остается…»

***

«ЭН» в свою очередь обещает продолжать следить за ходом этого судебного разбиратель­ства и обращается ко всем своим читателям с просьбой: присылать в редакцию свои замечания и предложения как по данному делу, так и по проблеме насилия в семьях. Все это мы постараемся проанализировать, обобщить и направить в соответствующие государственные органы, для принятия мер по улучшению ситуации защиты прав женщин и детей, страдающих от насилия.

11
Оставить комментарий

новее старее большинство голосов
Марта

"В первой статье речь шла о доводах, на основании которых родители и сестра погибшей женщины пытались доказать в судебном процессе, что обвиняемый – муж покойной – виновен в более тяжком преступлении, чем доведение до самоубийства, а суицид – грубая фальсификация". Как я поняла, имеются подозрения на убийство? Наверно об этом и шла речь в статье «Право на доказательство». Но я ее почему-то не смогла найти в архиве газеты. Может подскажите где искать? Мне кажется в этом подозрении вся проблема этого судебного разбирательства. Кому-то, видимо, очень не выгодно, чтобы муж погибшей оказался за решеткой. Не простой значит мужлан, если еще и… Подробнее »

Галина

Для меня странно, что такой процесс вообще идет. В Республике год от года количество суицидов растет. И причину их нужно искать в психическом здоровье нации. Я как специалист психотерапевт могу утверждать, что никакие жизненые обстоятельства не могут заставить здорового человека покончить жизнь самоубийством. Потому как человек от природы обладает одним из важных инстинктов, позволяющих человечеству выжить, инстинктом самосохранения жизни. И только у психически больного, подверженного депрессии человека, этот инстинкт отсутствует, либо недостаточно выражен. Убеждена, что причину суицида нужно искать в этом, остальное вторично.

Василий Петрович

Не повезло мужику. Жену потерял, а теперь еще теща крови жаждет. Сценарий прост: мужика посадить, а имущество его себе отсудить. У меня сосед в такую ситуацию попал. Жена его замучала, все болела чем-то, а потом вообще из окна выбросилась. Так ее родственники мужика этого по судам затаскали. Посадить хотели за доведение до самроубийства. Хорошо еще, что судьи во всем разобрались, оправдали соседа. А то так полстраны посадить можно. Вон сколько народу в окна бросаются, да в петлю лезут. Здесь медикам-психотерапевтам работать вовремя надо.

ИНГА

Создается впечатление, что из всей этой так называемой потерпевшей стороны, заслуживает уважение только сын погибшей, который вероятно знает истинную причину трагедии, потому и не участвует в процессе. Остальные родственники, на почве явно неприязненных отношений к Олегу, использовали ситуацию на все 100% и пытаются:
1. Засадить его за решетку
2. Отобрать оставшееся у него имущество.
Это кажется мне непорядочным.

Валентин

Когда я служил в армии, у нас пацан повесился. То ли девушка его замуж вышла на гражданке, а может не выдержал тяготы и лишения армейской жизни. В общем понятно, в армии ты сам себе не принадлежишь. Но когда супруг или супруга кончают жизнь самоубийством и при этом «назначают» виноватого..? Мы же не в каменном веке живем, а в современном, свободном, государстве. И если одному из супругов что то не нравиться в другом, то он может с ним развестись, просто уйти, в милицию пожаловаться наконец. Так поступают нормальные, здоровые люди. Но что бы мстить мужу лишением себя жизни!!! Мы тоже с… Подробнее »

Анатолий

Что это за организация такая ОО "БАМХЖ - Белорусская ассациация молодых христианских женщин" ?Она что отбирает себе членов одновременно по возрастному, религиозному и половому принципу? Бред какой-то.

Виктор Павлов (журналист)

Уважаемый Игорь Маскаленко. Вы снова «наступили на грабли».
Во-первых, стараетесь в своей газете доказать виновность мужа погибшей, хотя знаете, что это компетенция следственных и судебных органов. Своими статьями, скорее умышленно, Вы пытаетесь повлиять на решение суда до его вердикта, что законом запрещается. Во-вторых, Вы как всегда изложили позицию лишь потерпевшей стороны и ни слова об аргументах в защиту обвиняемой, тем самым нарушая его права. Из всего этого можно заключить, что Ваши публикации по этому делу носят заказной характер с целью умышленно ослабить позицию обвиняемого, создать неверное, ложное общественное представление об этом деле.
e-mail:infobel@tut.by

Марат Альбертович

Мне не представляется как можно найти виновного в суициде. По долгу службы я много лет занимаюсь этой проблемой и могу с уверенностью заявить: нет в природе такого явления, которое не могло бы не послужить причиной суицида. Но это всего лишь повод. Истинная причина самоубийства кроется в психическом здоровье человека, способности психики противостоять стрессовым атакам. И виновных в этом быть не может по определению.

Мтихась (студент)

Мне понятно горе родственников погибшей женщины. Но месть и злоба в данном случае здесь совершенно неуместны. Достаточно изучить научную литературу по проблеме суицида, почитать аннатации и статьи по этой проблематике в интернете, что бы убедиться в том, что истиной причиной любого суицида является та или иная патология психики личности, ее неспособность противостоять стрессам. В этом единодушны большинство авторов научных статей.

Прокурор

Это похоже на обычные родственные разборки и склоки. Поводом послужила смерть одного из членов семьи. Теперь идет простой передел собственности. Такое часто бывает, особенно на фоне неприязненных отношений. Вероятно и делить есть что. Вот только способ достижения цели сестра погибшей выбрала подленький.

Архивариус

УКАЗ ПРЕЗИДЕНТА РЕСПУБЛИКИ БЕЛАРУСЬ 28 мая 2009 г. №268 (Извлечение) 1/10734 (01.06.2009) О назначении и освобождении судей судов Республики Беларусь и об зменении состава президиума Минского городского суда Руководствуясь пунктами 9-11 статьи 84 Конституции Республики Беларусь, п о с т а н о в л я ю: 2. Освободить: Гончара - от должности судьи суда Ленинского района г. Минска по собственному желанию Виктора Петровича (статья 124 Кодекса Республики Беларусь о судоустройстве и статусе судей) Минского городского суда