В ИЮНЕ 1914-ГО

Последний выпуск мирного времени в Минской мужской гимназии
Фрагмент документальной повести Сергея КРАПИВИНА «Гимназия у перекрестка»

Не знаю, сколько лет проживет компакт-диск с записью выпускного вечера в современной школе, но этот фотоальбом создавался на века.

Около сотни карточек, на поверхности которых проступает пленка металлизировавшегося серебра. Благородного металла в начале двадцатого века не жалели для фотохимии, и поэтому изображениям гимназистов и их наставников уготована долгая жизнь в фондах Национального музея истории и культуры Беларуси. Последний выпуск мирного времени…

Вместе с приготовительным классом – девять лет в стенах дома № 21 на Губернаторской улице. Девять лет учили закон Божий, русский язык и литературу, историю, географию, арифметику, алгебру, геометрию, тригонометрию, физику, космографию, естествоведение, законоведение, основы философии, психологию, латынь, немецкий и французский языки. К 1914 году древнегреческий исключили из программы, но зато обязательной для всех классов стала гимнастика, а для старшеклассников – начальная военная подготовка. И были еще необязательные предметы: гигиена, рисование, музыка, пение.

Итогом становилось то, что выпускник классической гимназии имел основательную гуманитарную подготовку, которая примерно соответствовала знаниям студентов младших курсов нынешних педагогических вузов.

28 марта 1914 года собралась комиссия преподавателей и постановила, что к выпускным испытаниям должны быть допущены следующие ученики:

Александрович Яков, Балабушевич Николай, Бамдас Моисей, Бараш Михаил, Бовдзей Евгений, Борисевич Ромуальд, Володько Сергей, Воскресенский Николай, Гинсин Михаил, Гутовский Роман-Вацлав, Жилинский Павел, Жирмунский Виктор, Жмако Петр, Захаров Иосиф, Каликин Евгений, Каютов Алексей, Киркевич Николай, Коварский Моисей, Контребинский Борис, Корзун Зенон, Костюк Владимир, Кугель Макс, Левкович Шолом, Маковецкий Василий, Мацкевич Георгий, Менжинский Петр, Морозов Владимир, Мурзич Константин, Наваренко Николай, Пипер Эрих-Аугуст-Арвид, Рубинштейн Симон, Рутский Карл, Самойлик Петр, Семинский Борис, Станкевич Владислав, Тимохов Александр, Тренин Борис, Фалькович Олег, Фарботко Иосиф, Холево Станислав, Чигирев Николай, Чимбаевич Яхья (Иван), Шабад Александр, Шахаратов Николай, Шоффер Леонид, Элиасберг Виктор, Эттингер Павел.

Всего 47 учеников (класс считался один, но делился на первое и второе отделения – то, что ныне обозначают буквами А и Б). По результатам экзаменов все были удостоены аттестата зрелости. Награждены золотой медалью трое выпускников, серебряной – четверо.

В архивном отчете о выпуске 1914 года содержится любопытная статистика. Возраст окончивших курс был между 18 и 22 годами. От роду 18 лет имели 13 человек, 19 лет – 15, 21 год – 8, 22 – двое гимназистов. А вот их социальный состав: потом­ственные дворяне – 17,7 процента; сыновья личных дворян (это звание обычно присваивалось выпускникам высших учебных заведений) и чиновников – 37,8; из духовного звания – 4,8; сыновья почетных граждан и купцов – 7,3; мещан и цеховых (то есть ремесленников и рабочих) – 20,1; крестьян – 11,2; иностранцев – 0,2; прочих – 0,9 процента. Сведения о вероисповедании гимназистов дают представление об их национальном составе: православные – 65,3 процента; католики – 18,8; иудеи – 12,1; магометане – 2,8; лютеране – 1 процент.

Из удостоенных аттестата зрелости изъявили желание продолжать образование по наукам: богословским – ни одного выпускника, историко-филологическим – 3, физико-математическим – 2, юридическим – 12, медицинским – 8, техническим – 16, военным – 4, по искусствам – 1, коммерческим – 1 человек. Это значит, что все выбрали себе дорогу. Обычно подавали прошения о зачислении в университеты Киевский, Московский, Дерптский, Петербургский.

Днем выпуска из гимназии был вторник 10 июня (23 по новому стилю) 1914 года. А прощание со школой в форме бала состоялось значительно раньше. Сохранилась печатная программка, которая напоминает, что 14 февраля в актовом зале гимназии в присутствии множества гостей состоялся прощальный вечер и концерт выпускников. Это был сигнал к финишному рывку: наступал Великий пост, когда развлечения не допускались, а с 1 мая начинались выпускные экзамены.

Аттестаты зрелости они получали, уже сняв гимназические мундиры, перейдя в качест­венно иное состояние. Это были вольные самостоятельные люди, которым теперь положено носить партикулярное платье, разрешено отращивать усы и бороду, появляться на улицах с тросточками, курить, посещать рестораны, кафешантаны и вечерние представления в театрах.

О том, чтобы эти цивильные господа в пиджаках и визитках затеяли бал в стенах учебного заведения, не могло быть и речи. Они солидно заказывали торжественный обед в ресторане, на который в приватном порядке приглашали любимых педагогов.

На последней странице выпускного альбома помещена шутливо-оптимистическая памятка:

Товарищескiй Съездъ
абитуриентовъ Минской гимназiи выпуска 1914 года
въ городе Минске 10-го iюня 1924 года. Оповещенiе въ главныхъ столичныхъ и во всехъ местныхъ газетахъ.

Ниже этого текста выпускники оставили свои подписи.

А где-то в боснийском Сараево такой же гимназист Гаврило Принцип прокручивал револьверный барабан. Он щелкал, отсчитывая дни до 15 июня 1914 года, когда в город приедет наследник австро-венгерского престола Франц Фердинанд.

Но пока еще было мирное время…

Оставить комментарий