ВОРОВСТВО ПО-КРУПНОМУ

В Минске, в переулке Инструментальном, есть дом №9, построенный силами более трех десятков дольщиков. Дом скандально известный. Сами дольщики называют его результатом хорошо организованной финансовой пирамиды. Деньги с людей собрали, но в квартиры не пускают. Против главного сборщика средств с доверчивых минчан – фирмы «Конверсион», использовавшей миллионы рублей не по назначению, – заведено уголовное дело. Оно до сих пор не закончено.

СКОЛЬКО СТОИТ КВАДРАТНЫЙ МЕТР?

Нанесенный ущерб дольщикам предложили покрыть самостоятельно, пригрозив в противном случае оставить без квартир. Пятерым наиболее активно отстаивающим свои права потерпевших дольщикам дали понять: жилья за свое поведение они точно не получат ни при каких обстоятельствах. Квартирам, за которые они заплатили десятки тысяч долларов, нашли новых хозяев.

Пятерка дольщиков, которых обещают оставить ни с чем («с остальными потом собираются разобраться. Но тут они немножко прогадали»), на этой неделе гостила в редакции «ЭН», рассказывала о последствиях аферы, миллионных долгах и намерении бороться до последнего.

Сергей Глушков (далее С.Г): – В моей квартире уже сделали перепланировку. Видно, заранее для кого-то готовили.
Алла Козубай (далее А.К): – У меня в офисе покрасили стены в другой цвет.
Анна Волчкова (далее А.В): – Им нужны наши квартиры. Продать, род­ственников заселить. За наши деньги построили, и теперь главное это жилье не отдать.
– В квартиры дома №9 кто-нибудь заселился?
Марина Лапко (далее М.Л): – Не только заселился. Там делают ремонт директор УП «Олимпийский дом» (застройщик) и еще пять человек, которые заплатили ему по новым счетам, которые он выставил. Среди заселившихся есть и большой чиновник. Мы же люди с улицы, нам ничего нельзя даже за соб­ственные деньги.

– Сколько денег вам пришлось заплатить за несостоявшееся новоселье «Конверсиону», и какую доплату теперь требует УП «Олимпийский дом»?
А.В: – По договору я строила двухкомнатную квартиру по 950 долларов за кв. метр. Но, как выяснилось позже, дольщикам вписывали лишние метры, которых не было даже в проекте. Разной оказалась и стоимость метра. Например, у меня метр вышел в 1.025 долларов. Лично я выплатила 41 тыс. долларов наличными и 89 млн рублей по безналу. Общая сумма – 79 с лишним тыс. долларов. После заключения нового договора уже с «Олимпийским домом» начали приходить квитанции о доплате. Сначала 21 миллион, потом 34, и, наконец, 54 млн рублей.

М.Л: – У меня вообще оказалось пять значений метража будущей квартиры: 146, 149, 151, 155 и 156 кв. метров. И за какую площадь мне платить? За свою четерехкомнатную квартиру я заплатила все, что требовалось по договору – 130 тыс. долларов. Последняя доплата, которую от меня потребовали, – 79 млн рублей. И это сумма, как сказали, неокончательная.

– То есть?

Юрий Гаравский (далее Ю.Г): – Окончательных сумм доплат застройщик даже сам не знает. К нам периодически приходят платежи. Суммы доплат с каждым разом увеличиваются. При этом никто не удосуживается объяснить, почему. Мы неоднократно обращались по этому поводу. Обоснуйте суммы доплат. Покажите, почему именно такие деньги мы должны заплатить. И сколько, в конце концов, стоит 1 кв. метр? До сих пор никаких пояснений. Может, это они нам должны, а не мы им!

– Застройщик считает иначе…
Ю.Г: – Последний платеж, который мне предложили внести, – более 50 млн рублей. Хотя в декабре 2005 года я заплатил все, но без последнего взноса. Дело в том, что в это время против «Конверсиона» было заведено уголовное дело. Недостающие 20 млн рублей по ранее заключенному договору я заплатил позже. Но буквально через 15 дней после внесения средств мне выставили новый счет – 42 млн рублей.

А.К: – Я внесла 82 млн наличными и 23 тыс. долларов безналом. В общей сложности 64 тыс. долларов под строительство офиса 67 кв. метров. Это было 100% от суммы, указанной в первоначальном договоре. Но потом пошли новые платежи. В последней квитанции предлагалось оплатить 38 млн рублей.

С.Г: – По договору я выполнил все финансовые условия на 101,5%, заплатив около 120 млн рублей. Оказалось, нужно доплатить еще 46 млн рублей. А может, и больше. Вот еще один нюанс. Мы заключали договора на количество этажей 4-6-8. Но дом строился на 6-8-9 этажей.

Ю.Г: – А если в доме увеличивается количество квартир, соответственно, уменьшается себестоимость одного кв. метра. В нашем случае все произошло с точностью до наоборот.

ГДЕ ДЕНЬГИ?

– Пока велось уголовное дело, «Конверсион» продавал объекты: офис, ресторан, магазин. Полученная от этих сделок сумма должна была частично покрыть нанесенный ущерб. То есть пойти в зачет дольщикам. Выходит, суммы доплат не только не уменьшались, а, наоборот, увеличивались?
Ю.Г: – «Конверсион» отдал с этих сделок 540 млн рублей и оставил 5 квартир общей площадью 950 кв. метров. Деньги от их продажи также должны были пойти в счет погашения долга. Нам показали бумаги, свидетельствующие, что эти квартиры были проданы, но всего лишь по 950 долларов за кв. метр. Но это нонсенс продавать в январе 2007 года жилье за такую цену!

А.В: – Похожая ситуация с продажей ресторана площадью 1 тыс. 700 кв. метров. Два года назад его оценочная стоимость была 1 млрд 300 млн рублей. Прошло два года, цены выросли. Нам же показали бумаги, что ресторан продан всего за 600 млн рублей. Врали на каждом шагу. Мы ходили с такими макаронами на ушах… Если говорить на молодежном слэнге, нас «разводили».

М.Л: – По документам продавались даже места возле подъездов…

Ю.Г: – Что вообще не является объектом продажи.

– О махинациях, сопровождавших строительство дома, все наслышаны. Как это отразилось на качестве объекта?
М.Л: – О качестве ремонта говорить невозможно. Балкон уже сейчас не открывается. Потолки, стены – все в ужасном состоянии. Кроме того, по нашим подсчетам дом лишился целого этажа. Изначально высота потолка по договору составляла три метра. Мы имеем 2.70. Умножаем недостающие 30 см на 9 этажей и получаем один лишний этаж.

Ю.Г: – При строительстве дома на окна установили однокамерные стеклопакеты. Их никто не ставит. Нет санитарного разрешения.

С.Г: – Тем не менее дефекты в ремонте – это уже вторая часть марлезонского балета. Для начала нам нужны наши, построенные за собственные деньги, квартиры.

КТО ПОМОЖЕТ?

– Как далеко вы готовы пойти, чтобы вернуть отобранное жилье?
М.Л: – До конца.

Ю.Г: – А что нам делать? У нас долги, дети растут. Поймите, мы строили жилье не для продажи, а чтобы жить. Рядышком с домом садик, школа. У меня маленькая дочь. Ей был годик, когда началось строительство. Мы ездили, смотрели. Теперь дочке 4 года. И она спрашивает: «Папа, а почему мы туда больше не едем?» Это была мечта. В садик рядом с домом дочка сходить не успела. Теперь вот как бы к школе успеть заселиться.

А.В: – У меня трое детей. Третий сын – инвалид. Мне пришлось оставить работу, чтобы за ним ухаживать. Работает один муж. Кормит шесть человек. Если с ним что-то случится, придется идти на улицу. А кто будет отдавать долги? У меня 21 тыс. долларов кредита, взятого в залог квартиры, где я живу. Она стоит 50 тыс. долларов. То есть погасив с ее помощью долг, у меня останется только 29 тыс.. Но за эти деньги я даже однокомнатную квартиру не смогу купить. Поэтому буду бороться до конца, иначе придется жить на улице.

М.Л: – У меня в залоге две квартиры – моя и мамина. Я предполагала вселиться в новую квартиру, старую продать и раздать долги. Сейчас ни туда, ни сюда.

Ю.Г: – Я лично взял 108 млн рублей у трех человек.

А.К: – Кстати, когда мы начали активно отстаивать свои интересы, застройщик постарался, чтобы нами и теми, кто давал нам в долг, заинтересовалась налоговая инспекция. Приходилось отчитываться до копейки.

А.В: – Налоговая была категорична. Требовала любые справки. Некоторых фирм, выдававших справки, уже к тому моменту не было. Но все равно где хочешь, там и бери. Одна женщина умудрилась семь раз выйти замуж и потеряла одно свидетельство. Так она целый месяц доказывала, как перешла с одной фамилии на другую.

– Если случится худшее, вам обещают вернуть утраченные миллионы?
М.Л: – 50%, а может, и этого не вернут. Но это все равно мало что изменит. Самое главное сейчас, чтобы суд отказал УП «Олимпийский дом» в иске о расторжении договоров.

– Есть какие-то варианты для выхода из этой ситуации?
А.В: – Надо вмешиваться Президенту. Иначе ничего не будет. Хотя мы много писем написали главе государства, но, кажется, ни одно из них до него не дошло.

КРАТКОЕ СОДЕРЖАНИЕ ДЕТЕКТИВА

Ловля на живца началась весной 2004 года, когда между УП «Конверсион» и УП «Олимпийский дом» был заключен договор о строительстве 4-6-8-этажного 4-квартирного жилого дома по пер. Инструментальному, 9 в Минске. К строительству были привлечены более трех десятков дольщиков. Они исправно вносили денежки, чтобы зимой 2006 года вселиться в новые и уютные квартиры. Бдительность усыпил авторитет заказчика дома – Национального олимпийского комитета. Вот и не подозревал никто о проводимых за спинами дольщиков тайных финансовых аферах. Прозрение наступило зимой 2005 года, когда выяснилось, что «Конверсион» задолжал за строительство более 1,5 млрд рублей. В отношении руководства фирмы возбудили уголовное дело. В ходе следствия Департамент финансовых расследований КГК установил, что фирма «путем обмана и злоупотребления доверием завладела имуществом физических лиц в виде наличных денежных средств в общей сумме более 700 тыс. долларов. «Олимпийский дом» исключает «Конверсион» из числа инвесторов строительства и заключает с дольщиками новый договор. Последним предлагается покрыть недостачу… своими средствами! Ссылки на то, что деньги по ранее заключенным договорам внесены в полном объеме – слабое оружие против такой авторитетной махины, как «Олимпийский дом». Плати еще или останешься без квартиры.

Несмотря на признание дольщиков потерпевшими и признание их требований по пересмотру сумм доплат, пятерым дольщикам в итоге были предъявлены иски о расторжении договора о долевом строительстве. Вмешательство Генпрокуратуры позволило приостановить иски до окончания уголовного дела в отношении фирмы «Конверсион». Дальнейшее развитие событий отказываются прогнозировать даже юристы.

СПРАВЕДЛИВО ПОДМЕЧЕНО

Юрий Гаравский:

– Когда с нами расторгали первоначальный договор, дом был готов на 80%. Это говорит о том, что деньги, перечисленные «Конверсионом» УП «Олимпийский дом», полностью покрыли расходы на строительство объекта. Чего сейчас от нас хотят?

Анна Волчкова:

– Если проиндексировать внесенные нами средства, стоимость одного кв. метра жилья составит 1.700 долларов. Мы полностью оплатили стоимость своих квартир, исходя из реальной стоимости метра жилья.

Оставить комментарий