СОЛНЦЕ НА СПИЦАХ

110 лет назад было принято ограничительное постановление «О езде на велосипедах по городу Минску»

Сколько сегодня в Минске велосипедов — не знает никто. А вот столетие назад порядка в учете было больше: в 1906 году городская управа зарегистрировала 297 велосипедов, в 1913 году это число увеличилось до 495.

Что ни сообщение в хронике столетней давности — то тема для историка-бытописателя:
Велопробег Петербург – Минск. Известный минский велосипедист и конькобежец Освецимский совершает пробег на велосипеде Санкт-Петербург — Минск. Он выехал из Санкт-Петербурга во вторник 8 мая и по расчетам в воскресенье 13 мая от 7 до 10 часов вечера прибудет на трек Минского общества любителей спорта, где его будут встречать. («Минское слово», 1912 г.)

За город — на велосипедах. Общественные поездки привлекали много участников, особенно в начале сезона: в назначенные по соглашению дни под предводительством командора общественных поездок г. Привалова любители загородных прогулок, нередко в числе 10–15 человек, отправлялись с утра, совершая по 20-25 верст, а небольшая группа в 5 человек ездила даже в Слуцк. (Отчет о деятельности Минского общества любителей спорта за 1899 г.)
В Губернаторском саду. … Днем по аллеям сада бешено мчатся велосипедисты, разгоняя публику своей ездой. («Минское слово», 1912 г.)
Велосипедисты и наездники. Следовало бы кому надлежит обратить внимание на ретивость наших велосипедистов, от которых положительно нет прохода в Губернаторском саду и на сквере, они изволят кататься целыми группами, наезжают сзади на проходящую публику. («Минский курьер», 1920 г.)

Начало процессу регулирования «велосипедного вопроса» было положено 29 августа 1897 года, когда минский губернатор принял исключительно глубоко проработанное постановление «О езде на велосипедах по городу Минску». Первый пункт этого замечательного документа гласил: «Быстрая езда по городу воспрещается».

И далее в том же духе: «Обгоняя экипажи или пешеходов следует умерить ход и заблаговременно дать звонок; лучше повторить звонок несколько раз слегка, а не прибегать к резкому неожиданному звонку. Примечание: употребление трубки или гудка, вместо звонка, при езде на велосипедах в гор. воспрещается. В случае беспокойства лошадей, следует сойти с велосипеда».

Городская дума в начале XX века приняла постановление «О сборе с велосипедов»: «1 р. 40 к. со включением платы за номерной знак». Рупь сорок по тем временам были приличной суммой — семь полубутылок водки или девять фунтов говядины.

И тем более сами велосипеды, как и вообще технические предметы обихода, были недешевы. В Минске в магазине Г.Б.Рубенчика на улице Захарьевской возле гостиницы «Одесса» (примерно, там, где сегодня на проспекте Независимости находится Центральный книжный магазин) знаменитый велосипед «Россия» фабрики Лейт­нера стоил 85 рублей. Английские модели «Гумбер», «Кайнор», «Энфилд» и «Брильянт» оценивались еще дороже.

Культура велосипеда потянула за собой шлейф аксессуаров для езды, создала моду на новые предметы, одним из них был «велосипедический картуз». Читаем у Владимира Набокова в романе «Другие берега»: «… камердинер моего отца, припрятывал для него «дорожный» велосипед «Дукс» со всеми аксессуарами, — карбидом для фонаря, звонками двух сортов, добавочным тормозом, насосом, треугольным кожаным футляром с инструментами и даже зажимчиками для призрачно-белых Максовых панталон».

Почетный председатель Минского общества велосипедистов Евстафий Любанский был колоритной фигурой: помещик нового типа, удачливый предприниматель, хозяин спиртзавода и обширных земельных наделов, депутат Первой Государственной думы. Владел он пригородным имением Лошица, и в здешнем парке этот жуир, кутила, лошадник, покровитель пожарных и спортсменов устраивал красочные представления с участием велосипедистов.

В обществе на «циклистов» смотрели нередко косо. Черносотенские газеты пугали читателей «свидетельствами» докторов медицины про то, как «возникающие от венозного застоя эрекции до того мучают велосипедистов, что часто они вынуждены прерывать езду».

Но вопреки всему поэт Влад. Анфилов бодро восклицал в своей «Оде велосипеду»:
Итак, циклист, не знай печали!
Вращай послушные педали,
Пропагандируй всюду наш
Неуловимый экипаж!

Отправить ответ

Оставьте первый комментарий!


wpDiscuz