Александр ШУРАВИН: «В геологию необходимо вкладывать деньги»

12 миллиардов рублей – на разведку нефтяных месторождений

Согласно плану развития энергетической системы Беларуси, местные виды топлива к 2010 году должны занимать 25% в топливно-энергетическом балансе страны. Увеличение местных видов топлива связано с поручением белорусского правительства и Президента РБ снизить зависимость страны от внешних поставщиков энергоресурсов. Возможно ли это? По оценкам специалистов, запасов торфа нам хватит на ближайшие сто лет.

Бурый уголь – еще один перспективный энергоноситель – может частично компенсировать бюджетные затраты на покупку природного газа. Запасы угля большие. Его добыча – дело времени и финансовых вложений. Есть еще нефть. Немного, но есть. И ее нужно добывать. Гендиректор РУП «Белгеология» Александр ШУРАВИН убежден, что «в геологию необходимо вкладывать деньги. Мы занимаемся поиском и разведкой практически всех полезных ископаемых на территории Беларуси. Чтобы поднять породы из глубин и получить представительный материал, надо пробурить много скважин. Потом все это изучить, выявить промышленную концентрацию ценных компонентов… Зачастую дело упирается в деньги. Но один вложенный в отрасль рубль может дать в итоге пять рублей. Мы экономически эффективны, и здесь не надо применять никакой сложной арифметики». В интервью «ЭН» он рассказал, сколько в Беларуси разведанных месторождений нефти, почему РУП «Белгеология» отказывается от поездки на разведку нефтяных месторождений в Венесуэлу и где можно обнаружить элементы почти из всей таблицы Менделеева.

ДОГОВОР ДОРОЖЕ ПРИБЫЛИ

– Получила ли геология требуемую поддержку, в первую очередь, финансовую от государства?
– Ситуация за последние три года изменилась. К геологии привлечено большое внимание. Появилась госпрограмма на 2006-2010 годы и на период до 2020 года в соответствие с которой правительство обязано финансировать проводимые работы в полном объеме. В прошлом году мы получили 18 млрд рублей госбюджетных ассигнований, выделенных правительством, и 6,5 млрд рублей дополнительно от нашего Министерства природных ресурсов и охраны окружающей среды

– На что хватит выделяемых денег?
– На решение основных задач, определенных госпрограммой, их достаточно. Хотя существует ряд заданий, которые требуют дополнительного финансирования. Помимо работ, определенных госпрограммой, мы проводим договорные работы по заказам таких гигантов, как «Белоруснефть», «Белтрансгаз», «Беларуськалий». Например, «Белтрансгазу» помогаем искать перспективные участки в недрах земли для размещения подземных газовых хранилищ. Большой объем работ получаем по заказу «Белоруснефти». Предприятие извлекает порядка 1 млн 800 тыс. тонн нефти ежегодно, что требует большого количества скважин. Вот мы и помогаем. Обе стороны проявляют заинтересованность друг в друге. Неудивительно, что на ближайшее время у нас с «Белоруснефтью» согласованы значительные объемы работ.

– А вам разрешено использовать нефть из разведанных месторождений? Это прибыльное занятие. Как минимум можно сэкономить на энергоресурсах для удешевления стоимости собственных работ.
– Конечно, это экономически выгодно. Мы имеем право на выполнение пробной эксплуатации скважин на объектах, где требуется их дополнительное изучение. Но, аккуратно все взвесив, мы все же решили этим не заниматься, а передавать выявленные нами месторождения в распоряжение «Беларуснефти». Наша главная задача – вести поиск и разведку, готовить новые месторождения.

ЧЕРНОЕ ЗОЛОТО. СДЕЛАНО В БЕЛАРУСИ

– Сегодня много говорят о жесткой экономии энергоресурсов, энергетической безопасности, максимальном использовании собственных источников энергии. Но при этом нефть, имеющаяся на территории Беларуси, не рассматривается многими в качестве источника энергии, требующего к себе внимания, в отличие от тех же бурых углей. Дескать, имеющихся запасов черного золота в Беларуси мизер, и они не способны оказать эффективное влияние на энергобезопасность страны и на экономику в целом. Так стоит ли тратить время и деньги на то, что не кажется выгодным?
– В прошлом году мы потратили на нефть 12 млрд рублей: пробурили скважины и обеспечили прирост запасов на 307 тысяч тонн. При стоимости тонны даже по минимальным расценкам, скажем, 350 долларов, посчитайте, какова будет ожидаемая финансовая отдача (более 200 млрд рублей – прим. авт.). Разработка нефтяных месторождений на территории Беларуси – одно из самых приоритетных направлений. У нас около 70 месторождений. Порядка 50% прогнозируемых запасов мы уже нашли и разведали. Но еще 50% запасов нам предстоит разведать. РУП «Белгеология» должна обеспечивать прирост запасов нефти в 250-300 тысяч тонн ежегодно.

– Нефть считается невозобновляемым источником энергии. Но, по словам компетент­ных людей, любое месторождение при эксплуатации вырабатывается не полностью. Каков же процент нефти обычно извлекается из того или иного месторождения, и имеет ли какое-то значение его непрерывная эксплуатация?
– Cодержащаяся в недрах нефть извлекается только на 35-40%. Нефтяное месторождение обычно представляет собой следующее строение: снизу вода, сверху нефть и газовая шапка. При интенсивной эксплуатации динамика внутри залежи нарушается. Вместо нефти идет вода, нефть с водой. Полученную смесь надо сепарировать, как говорят. В таких ситуациях стоит прекратить эксплуатацию месторождения с расчетом на то, что в природе практически все восстанавливается.

– Как оценивается белорусская нефть с точки зрения качества?
– Наша нефть очень качественная. Но сейчас важна любая, лишь бы ее было много.

– По поводу много, это бесспорно. Поэтому правительство активно ищет нефть за пределами Беларуси. Может, и вам стоило бы присоединиться к разведке нефтяных месторождений в Венесуэле, например, или Иране?
– Подобные предложения нам поступают, но пока мы не можем дать положительный ответ. Этими проектами плотно занимается «Белоруснефть». У них больше возможностей. Нет смысла в том, чтобы просто снимать людей и отправлять их в Венесуэлу на заработки. Предприятию это ничего не даст, и в целом не скажется на его экономике. Другое дело, если мы поедем туда со своим оборудованием, своими людьми, получим заказ условно на 10 миллионов долларов, выполним его, и будет прибыль. Но сегодня мы не можем идти на новый рынок. Не позволяет износ оборудования.

– Неужели у предприятия такой приоритетной отрасли проблемы с технической оснащенностью?
– К сожалению, это факт. Весь парк изношен на 80%. Буровые, которые используются Мозырской экспедицией глубокого бурения, практически полностью самортизированы. Одна буровая стоит порядка 15 млрд рублей. Нам на техническое перевооружение в год выделяют 5-6 млрд рублей. Исключением оказался прошлый год, когда было выделено 17 млрд рублей. Но эта сумма позволит нам лишь на 20% снизить физический износ оборудования. А перевооружаться надо глобально. Поэтому мы планируем использовать и собственные средства.

– За какой срок планируется завершить техническое переоснащение?
– Учитывая бюджетное финансирование и наши финансовые возможности, думаю, справимся за ближайшие 5 лет. Зато при новом оборудовании существенно возрастет производительность. За год мы сможем пробурить не 12 тысяч метров скважин, как сегодня, а 15. И когда перевооружимся, сможем выйти на рынки Венесуэлы, Ирана, России.

ЗАРАБАТЫВАТЬ НАДО БОЛЬШЕ

– В советское время профессия геолога считалась одной из самых высокооплачиваемых. Как выглядит их заработная плата сегодня?
– Сегодня у нас зар­плата выше республиканской. Хотя еще три года назад была ниже. В прошлом году нам спрогнозировали зарплату в размере порядка 613 тысяч рублей в месяц в среднем по году, а мы вышли на 705. В этом году планировалось 815 тысяч, но на эти цифры мы вышли уже в начале года и теперь движемся дальше. Вообще, в среднем по отрасли мы должны получать 1 – 1,5 млн рублей. Вот к этому и стремимся. Надо чтобы к нам приходили новые работники, а не уходили от нас.

– Удается этому следовать?
– Раньше, например, выпускники вузов работали недолго и спустя время уходили в коммерцию. Теперь все изменилось. В прошлом году мы приняли на работу порядка 35 человек. В этом году планируем еще больше – 45. Нам надо обеспечить им достойную заработную плату и помочь решить социальные вопросы, главный из которых – жилищный. Но проблема нехватки кадров еще актуальна. В период экономической нестабильности 90-х годов многих специалистов просто перестали готовить. Только сейчас все восстанавливаем, реанимируем, контактируем с учебными заведениями, ведем диалог по разработке образовательных программ. В перспективе планируем осуществлять подготовку кадров в Украине, России. Надо создать запас прочности и подготовить смену. Да, будут деньги, будет техника, но надо же кому-то и работать.

О ВАЖНОСТИ ГЕОЛОГИИ

– В первую очередь, это энергетическое сырье. На территории Беларуси порядка 100 млн тонн разведанных бурых углей, которые можно использовать в качестве источника энергии. Только-только приступили к работам, связанным с термальной энергией. Пробурили скважину в районе Бреста. Подтверждено наличие термальных вод температурой порядка 27-30 градусов. Проведем дополнительные испытания и потом будем ее углублять. Мы заинтересованы не только в использования термальной энергии, но и параллельно решаем задачу поиска углеводородов. Еще одну скважину пробурили в Витебской области. Она находится на границе с Россией. Россияне ведут свои работы и уже получили подтверждение о наличии углеводородов. С нашей стороны мы тоже пробурили первую скважину. Сейчас изучаем геологию, проводим исследовательские работы. Рассолы, которые мы можем извлекать из больших глубин, содержат в себе почти всю таблицу Менделеева. Сегодня на строительном рынке остро ощущается дефицит цемента. Мы знаем, где есть карбонатные, меловые месторождения, которые являются основой для производства цемента. Что касается железных руд, ведем работы, делаем подсчеты запасов и определяем целесообразность использования выявленных месторождений.

О ПЕРСПЕКТИВНЫХ РАЗРАБОТКАХ

– В Старобинском месторождении калийных солей есть и залежи карналлитовых руд. Их можно использовать не только для производства калия, но и магния, который широко применяют в химической промышленности. Если все получится, то мы существенно прирастим запасы нашего калийного комбината на ближайшее будущее.

ОБ АТОМНОЙ ЭНЕРГИИ

– Нам поручено произвести геолого-разведочные работы по выбору площадки для строительства АЭС. Сегодня альтернативы атомной энергетике нет.
Если мы построим АЭС, нам спасибо скажут. Многие страны используют атомную энергию, почему мы не можем? Все равно нефть и газ, как бы то ни было, – невосполняемые источники.

ПОДРАЗДЕЛЕНИЯ РУП «БЕЛГЕОЛОГИЯ»

Мозырская экспедиция глубокого бурения. Занимается разведкой нефтяных месторождений и газа.
Геологоразведочная экспедиция в Слуцке. Занимается поисками и разведкой всех твердых полезных ископаемых: стройматериалы, железные руды, алмазы, золото, бурые угли, сланцы.
Гидрогеологическая экспедиция. Поиск и разведка всех месторождений подземных вод, пресных и минеральных.
Две геофизических экспедиции. Проводят сейсмические, гравимагнитные и электроразведочные работы, выявляют возможные скопления нефти, твердых полезных ископаемых и подземных вод.
Центральная лаборатория. Проводит все виды анализов.
Белорусский научно-исследовательский геологоразведочный институт. Проводит научное сопровождение всех работ.

СПРАВКА «ЭН»

Александр Николаевич ШУРАВИН. Родился 23 сентября 1948 года в Красно-Кутском районе Саратовской области. В 1972 году окончил Саратовский государственный университет и по распределению был направлен в Беларусь. С 2004 года – генеральный директор РУП «Белгеология», женат, имеет сына 28 лет.

Оставить комментарий