ЛИТВИНСКАЯ ЗОЛУШКА

Продолжение. Начало в №31.
До Второй мировой войны в Минске на том месте, где сейчас возведен Дворец Республики, стоял двуэтажный каменный дом, построенный в XVII веке Сапегами.

Женат он был на Екатерине Васильевне Энгельгардт (1761-1829). Сыновей не было, дочь Екатерина Павловна была фрейлиной Екатерины II.

С его смертью его в 1793 году род графов Скавронских загас.

Екатерину Павловну в 1800 году по воле императора Павла выдали замуж за 35-летнего генерал-майора князя Петра Багратиона. Супруги не слюбились, и скоро княгиня разъехалась с мужем и поселилась в Вене. Князь Меттерних (австрийский министр иностранных дел, а затем австрийского канцлер) стал ее близким другом, у них родилась дочь.

Сам Багратион был увлечен великой княжной Екатериной Павловной, которой в ту пору было 18-20 лет. Чтобы положить конец возможным осложнениям, великую княжну в 1809 году выдали замуж за принца Ольденбургского, а Багратиона произвели в генералы от инфантерии и направили в Молдавию - подальше от соблазнов.

После гибели князя Багратиона в Бородинском сражении Екатерина Скавронская вышла замуж за английского генерала Карадока, с которым однако вскоре разошлась, но фамилию не переменила и до конца жизни называла княгинею Багратион.

Императрица

7 мая 1724 года в Успенском соборе Кремля Петр возложил на свою супругу императорскую корону. Марта Скаврон стала Екатериной I, российской императрицей. В ее честь ударил орудийный залп, десять тысяч солдат дополнили его "беглым огнем", над Царицыным лугом за Москвой-рекой белым огнем горели вензели "П" и "Е", для народа в Кремле били фонтаны белого и красного вина, которое подавалось по трубам с колокольни Ивана Великого.

Причиною коронации было отсутствие наследника, сыновья Петра не выживали, а царевич Алексей был хуже врага. Петр в 1722 году принял "Устав о наследии престола". Этот акт разрешал царю избрать наследником любого из возможных претендентов. Петр решил передать престол жене, хотя едва ли мог обольщаться насчет ее государственных способностей.

"Женский пол обыкновенно более склонен к роскошам, нежели мужской, - писал в своих записках известный критик эпохи Нарышкин, - Тако видим мы, что императрица Екатерина Алексеевна Первая, еще при жизни супруга своего Петра Великого, имела уже двор свой. Камергер у нее был Монс, которого излишняя роскошь была первым знаком, доведшим его до позорной смерти; камер-юнкеры ее были Петр и Яков Федоровичи Балковы, его племянники, которые также при несчастии его от двора были отогнаны. Любила она и тщилась украшаться разными уборами и простирала сие хотение до того, что запрещено было другим женщинам подобные ей украшении носить, яко же убирать алмазами обе стороны головы, а токмо позволяла убирать левую сторону, запрещено стало носить горностаевые мехи с хвостиками, которые одна она носила, и сие не указом, не законом введенное обыкновение учинилось почти узаконение, присвояющее сие украшение единой императорской фамилии, тогда как в немецкой земле и мещанки его употребляют. А такое тщание не показует ли, что естли лета зачели убавлять ее красоту, то уборами, отличными от других, тщилась оную превозвысить".

В ноябре того же года, когда была увенчана короной Екатерина, Петр пережил семейную трагедию. Был арестован Виллим Монс - любимец Екатерины, управляющий ее канцелярией, родной брат некогда изменившей царю Анны Монс. Вскоре Виллим был обезглавлен "за взятки и поборы" (в действительности - за сожительство с Екатериной). Отрубленную голову его поместили в банку со спиртом, и Петр поставил ее в комнате жены. В мстительном порыве он приказал судить и Екатерину, но сдержался, чтобы не позорить своих уже просватанных дочерей. Но Петр приказал опечатать драгоценности жены и запретил исполнять ее приказания. А главное - уничтожил заготовленный акт о назначении ее наследницей. Царь избегал общества Екатерины, она откровенно боялась за свое будущее.

Самодержица российская

Когда в январе 1725 года император умирал на втором этаже Зимнего дворца, Меньшиков сумел настолько изолировать Петра, что никакое его распоряжение в ущерб Екатерине не могло быть услышано. С последним вздохом царя командир Семеновского полка вывел гвардейские полки на площадь перед дворцом и объявил всем, что "воле императрицы отныне должны подчиняться все подданные вне зависимости от чинов и рангов". Сенату осталось лишь объявить воцарение Екатерины...

Похоронили Петра в марте, а 1 апреля утром Петербург был разбужен страшным набатом: это неутешная вдова-императрица подшутила над столицей - приказала дать "веселый салют" в честь введенного мужем шутовского праздника 1 апреля.

Отбыв траур, императрица начала развлекаться - фавориты, наряды, прогулки "в огороде в летнем дому", застольные "трактования", знаменитые "ассамблеи" быстро превратились в разгульные вечеринки для придворных. За заслуги интимного свойства из рядовых камер-юнкеров в графы (с привилегией носить на шее портрет императрицы) был произведен ее первый фаворит рослый красавец из лейб-гвардейцев Рейнгольд Левенвольде.

"Краткое царствование сей императрицы, - писал современник, - впрочем больших перемен не могло учинить, окроме что вывоз разных драгоценных уборов и вин весьма умножился, и сластолюбие сие во все степени людей проникло, умножило нужды, а умножа нужды, умножило искание способов без разбору, дабы оные наполнить".

Фельдмаршал Сапега

Тот самый Ян Казимир Сапега, который принимал участие в Северной войне на стороне Карла XII и одержал в июле 1709 года две победы над русскими войсками, в 1720 году вступил в переговоры с Меншиковым о женитьбе своего сына Петра Павла на его дочери, обещая Меншикову поддержать его кандидатуру в курляндские герцоги. В Петербург он прибыл в 1726 году после смерти Петра и тут же получил от императрицы и богатые поместья. Слухи связывали такую щедрость Екатерины I с тем, что Сапега помог ей разыскать ее родственников. Более того, он получил жезл генерал-фельдмаршала и стал единственным носителем этого высокого звания, не участвуя ни в одном сражении российской армии, а по существу за сражения против нее.

Сапега требовал торжественного сговора сына с княжной Меншиковой, представляя огромные выгоды этого союза. Полный титул Александра Даниловича звучал тогда так: "Светлейший Святого Римского и Российского государства князь и герцог Ижорский; в Дубровне, Горы-Горках и в Почепе граф, наследный господин Аринибургский и Батуринский, его императорского величества всероссийского над войсками командующий генералиссимус, верховный тайный действительный советник, государственной Военной коллегии президент, генерал-губернатор губернии Санкт-Петербургской, подполковник Преображенской лейб-гвардии, полковник над тремя полками, капитан компании бомбардирской, от флота всероссийского вице-адмирал белого флага, кавалер орденов Святого апостола Андрея, датского Слона, польского Белого и прусского Черного орлов и св. Александра Невского кавалер".

Тут перечислены все карьерные достижения Меншикова, который начинал свой путь наверх в 1686 году денщиком Петра I. Пропущено только звание рейхсмаршала, в которое возвела своего друга Екатерина в 1726 году, и забыто, что польский король Август II подарил светлейшему князю город Оршу, откуда, по преданию, происходил род Меншикова.

12 марта 1726 года Екатерина присутствовала на сговоре княжны Марии с Петром Сапегой. Императрица вручила жениху и невесте два драгоценных перстня, и они ими обменялись. Свидетелями обряда были весь генералитет и иностранные послы, цесаревна Елизавета. Дом Меншикова был ярко освещен, украшен гербами хозяина и Сапегов, палили пушки, гремела музыка, танцы продолжались до полуночи. Меншиков объявил, что дает в приданое за дочерью 87 тысяч рублей. Императрица пожаловала княжне сто тысяч рублей и несколько деревень. Свежеиспеченный маршал торжествовал, к тому же он стал кавалером высшего российского ордена - святого апостола Андрея Первозванного.

Такая милость Екатерины имела существенную для нее причину. Ее новым фаворитом стал сын фельдмаршала - Петр Павел Сапега, на обручении которого она присутствовала. Своему молодому сердечному другу она пожаловала звание действительного камергера, поместья, орден святого Александра Невского и свой портрет, украшенный бриллиантами для ношения на голубой ленте. Императрице было 43 года, ей оставалось жить месяц.

Предчувствуя близкий свой конец, она объявила наследником престола 12-летнего Петра Алексеевича. Тотчас Меншиков добился от нее согласия на брак своей дочери Марии с объявленным наследником престола - Великим Князем Петром Алексеевичем. Обручение с Петром Павлом Сапегой было расторгнуто, и княжна Мария обручилась с несовершеннолетним Петром II.

Противники Меншикова составили заговор, и в сентябре 1727 года он был взят под домашний арест, а на следующий появился указ о ссылке светлейшего князя и его семьи в сибирский город Берёзов.

Софья Сапега из Скавронов

В последний месяц жизни Екатерины в Петербург примчался Ян Сапега, встревоженный неудачею помолвки. Императрица согласилась отдать в жены своему фавориту родную племянницу, дочь брата Карла, графиню Софью Скавронскую. Софья получила в приданое семьдесят тысяч рублей и несколько деревень в России и Ливонии. Брак состоялся 19 ноября 1727 года, уже после смерти Екатерины I.

Старший Сапега в 1727 году был назначен Санкт-Петербургским генерал-губернатором, но службою не заинтересовался и уехал в свое здитовское поместье, где вскоре умер.

Сын его, не считая прочным свое положение в России, распродал полученные в приданое имения и уехал на родину, увозя 2 миллиона серебряных рублей. После смерти отца в 1730 году он получил от короля привилей на Здитовское староство. Жена его Софья родила в 1734 году сына, названного в честь деда Яном. Век ее был недолгий - она умерла, когда сыну было пять лет. Ян Сапега однако в деда не пошел, снискал себе славу распутника и жестокого выродка и умер 27 лет от роду. На нем союз Скавронов и Сапег завершился.

Оставить комментарий