Политолог Вадим КАРАСЕВ: «Все решит количество и качество Майданов»

Когда весной 2005 года я был на экскурсии в Киево-Печерской лавре, экскурсовод, женщина лет семидесяти, ни с того ни с сего сказала экскурсантам: «Самыми счастливыми моментами моей жизни я считаю нахождение на Майдане в дни президентских выборов 2004 года». Восторженные отклики о «помаранчевой революции» приходилось слышать много раз от очевидцев тех событий. Я и сам, признаться, в тот период чувствовал себя в Киеве аналогично. И вот спустя два года в Киеве вновь набирает силу «уличная демократия».

Поводом для выступлений на сей раз стало нежелание правительства и Верховной Рады подчиниться указу Виктора Ющенко от 2 апреля о роспуске парламента и назначении новых парламентских выборов. О том, чем руководствовались противобор­ствующие стороны, принимая свои решения, и к чему может привести конституционный кризис, в интервью «ЭН» рассказал директор украинского Института глобальных стратегий, политолог Вадим КАРАСЕВ.

– Объясняя свое решение о роспуске Верховной Рады, Ющенко заявил, что в стране идет узурпация власти. Вы согласны с такой оценкой?
– Я бы назвал это, скорее, монополизацией власти, поскольку «узурпация» предполагает все же действия незаконные. А проправительственная коалиция в парламенте все же формально действовала по закону. Однако фактически присвоила себе всю полноту законодательной и исполнительной власти. Была попытка создать конституционное большинство в 300 голосов. Причем путем переманивания к себе депутатов из оппозиционных фракций. Поэтому, президент прав, когда говорит о попытке полной монополизации власти со стороны правительства и парламентской коалиции. Однако насколько в данном случае применим термин «узурпация», должны сказать юристы, Конституционный суд. Замечу лишь, что президент имеет право на такую оценку, поскольку он, согласно Конституции, является ее гарантом. Имеет право на ее толкование.

– Строки из принятого ночью депутатами постановления: «Учитывая, что постановление учитывает почти все предложения президента по урегулированию политического конфликта, мы предлагаем вам отменить свой указ от 2 апреля». Может Ющенко пойти на это?
– Нет. Во-первых, согласно Конституции, если указ подписан, его нужно выполнять. Теоретически этот указ можно попытаться оспорить в КС и дожидаться его решения. Это что касается правовой стороны. По поводу же политической, то, если президент Ющенко отменит свой указ, он просто поставит крест на своей политической карьере.

– В 2004-м было понятно, кто – власть, кто – оппозиция. То, что сейчас в Украине, – это двоевластие?
– Двоевластие было на момент подписания «Универсала», когда президент и премьер вдвоем сформировали исполнительную власть. Но затем из исполнительной власти президент был вытеснен и превратился в оппозиционера к исполнительной власти. С другой стороны и блок Тимошенко с «Нашей Украиной» начали достаточно серьезный процесс объединения в оппозиционную силу. В результате «БЮТ» и «НУ» добились, чтобы глава государства принял указ о роспуске парламента, чем, как мы уже говорили, был поставлен барьер на пути полной монополизации власти правительством и проправительственной коалицией в Раде.

– С самого начала кризиса «оранжевые» не скрывали, что их цель – досрочные выборы в парламент. Откуда такая уверенность, что Партия регионов опять не победит и не придется подписывать новый «Универсал»?
– Наверное, на этот раз Партия регионов не победит, раз они так нервно восприняли указ президента о досрочном роспуске Рады. Они понимают, что пик электоральной активности и пик их популярности позади. Если бы «регионалы» были уверены в грядущей победе, то как минимум были бы более сдержанны в оценках происходящего. Думаю, что возможность согласиться на проведение досрочных выборов у Партии регионов еще остается. Но если выборы будут проходить на фоне радикализации политико-правовой ситуации, то блок Тимошенко и «Наша Украина» получат большинство голосов.

– Правительству Януковича семь месяцев. Добилось ли оно каких-то достижений в экономической и социальной сфере?
– Справедливости ради замечу, что у них не только не было каких-то видимых достижений, но нет и серьезных провалов. Ситуация стабильная. Есть какие-то статистические изменения, но качественных не произошло. Все серьезные изменения не касаются уровня жизни простого населения, а касаются сферы бизнеса. Многие решения Януковича, начиная от приватизационных проектов и заканчивая размещением налога на добавленную стоимость, характеризуются значительным переделом экономических интересов. Однако и тут Янукович создавал благоприятные условия для «родственных» бизнес-структур, а не для улучшения бизнес-атмосферы в стране.

– Чем был обусловлен переход депутатов в проправительственную коалицию, вызвавший столь негативную реакцию Ющенко? Чем руководствовались перебежчики?
– Мотивы самые разные. Некоторым депутатам было некомфортно в оппозиции, поскольку они любят власть как таковую со всеми ее атрибутами. Другие устали от давления своих лидеров, требовавших быть более активными, оппозиционными и радикальными. Ведь не все, состоявшие в членах радикальных партий, являлись радикалами по своему темпераменту. Третья причина – заманивание, и в том числе и с предоставлением каких-то постов в исполнительной власти или банальной покупки. Четвертая причина – намеки представителям оппозиции о судьбе их бизнеса. Словом, для развала целостности оппозиции и создания конституционного большинства применялась целая палитра методов.

– Понимая, что вы – не Конституционный суд, хотелось бы все же узнать ваше мнение насчет законности роспуска Рады.
– Во-первых, Конституция достаточно «размыта» в части, где описывается роспуск парламента. Как и всякий Основной закон, наш допускает двойные или тройные толкования. Боюсь, что даже Конституционный суд не даст однозначную оценку нашумевшему указу Ющенко. С точки зрения буквы Конституции в нем, возможно, и можно усмотреть какие-то сомнения в четкости и чистоте юридических оснований роспуска парламента. Однако политико-правовые основания есть. Имел место развал одних фракций с индивидуальным подключением депутатов к фракциям большинства. Это, без сомнения, искажает логику президентско-парламентской республики. Парламентское большинство должно строиться на партийно-фракционной основе, поскольку парламентские выборы проводились по партийным спискам. Тем самым была взята политическая ответственность партий за свое поведение в парламенте. Разрушение этого принципа, очевидцами чего мы были, привело к тому, что изменилась функция Рады как представителя политических интересов. С этой точки зрения основания для роспуска парламента, конечно же, были. Тем более, что речь идет не просто о разгоне парламента, а о досрочном прекращении полномочий Верховной Рады и назначении досрочных парламентских выборов. Если политические элиты вошли в линч, если Конституция провоцирует конституционный кризис, если Конституционный суд уже несколько месяцев не может приступить к рассмотрению ни одного дела, если понять, кто прав, кто не прав невозможно, нужно узнать мнение народа. Ведь, согласно той же Конституции, именно он является сувереном власти. Президент не узурпирует власть, а предлагает народу сказать свое слово.

– Может ли роспуск Рады перерасти в серьезное гражданское противостояние на улице?
– До столкновений, конечно, не дойдет. Но противостояние Майданов – «помаранчевого» и «бело-голубого», – конечно, будет. Без подключения к конфликту армии и вооруженных сил. Правоохранительные органы будут поддерживать порядок, не демонстрируя своей поддержки ни той, ни другой стороне. В конечном счете, все решит количество и качество Майданов. Если сторонники оппозиции к правительству соберут Майдан, аналогичный тому, что мы видели в конце 2004 года, тогда Ющенко одержит победу.

– Значит, Украину все же ожидает «помаранчевая революция-2»?
– Я бы не стал исключать повторения событий 2004 года. Более того, в том случае, если Верховная Рада не выполнит указ президента и не уйдет, «оранжевый» Майдан-2 весьма вероятен. Тогда приговор этому составу парламента народ подпишет не на выборах, а на улице. Хотя, повторю, своих сторонников попытается вывести на улицу и Рада. Однако и по количеству, и по качеству их Майдан с «оранжевым» не сравнится.

– Лидер фракции Партии регионов Раиса Богатырева заявила, что досрочные выборы в Верховную Раду повлекут досрочные выборы президента. Какая тут взаимозависимость? Насколько реально подобное развитие событий?
– Пока для такого заявления нет никаких оснований. Для этого нужно принять в Верховной Раде соответствующий закон, который должен подписать президент. Если президент закон не подпишет, наложит вето, то вето придется преодолевать. У проправительственной коалиции голосов для этого недостаточно. Очевидно, имеет место желание в случае развития конфликта повлиять на Тимошенко, не скрывающую своих президентских амбиций. Однако попытки расколоть «оранжевую» оппозицию пока представляются бесперспективными.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о