БАССЕЙН БЕЗ ХЛОРА И МИКРОБОВ

После того как два месяца назад «ЭН» написали обо всех нюансах и о том, как важно посещать плавательный бассейн («Вода – колыбель разумной жизни» от 02.02.2007 г.) в редакцию позвонила одна из читательниц и задала нам такой вопрос: «Как заниматься плаванием человеку с аллергией на хлор, и есть ли в Минске бассейны, где воду дезинфицируют иным способом?».

Корреспондент «ЭН» не только разыскал такой бассейн, но и постарался узнать обо всех особенностях альтернативного обеззараживания воды в нем.

ОНИ СТАЛИ ПЕРВЫМИ

Прежде всего, стоит заметить, что в рекламе этот бассейн не нуждается. В день продажи абонементов здесь аншлаг. Поэтому наш рассказ – о первом в Минске бассейне, оснащенном редким оборудованием, которое позволяет избежать присутствия хлорного запаха в очищенной воде.

Два года назад руководство управления физической культуры дало указание о переоснащении системы очистки воды более современным оборудованием (т.е. прекратить обеззараживать воду баллонами со сжиженным хлором). Директор ДЮСШ по плаванию «Янтарь» Инна РУБЛЕВСКАЯ и гл. инженер бассейна Владимир ЩИТНИКОВ не пошли по традиционному для большинства плавательных бассейнов пути (как то – обеззараживания ультрафиолетом или гипохлоритом), а избрали хоть и более дорогую, но без сомнений наиболее эффективную на сегодняшний день в мире установку «Аквахлор». В России они распространены достаточно широко. У нас пока мало кому известны.

В чем именно заключается прогрессивность выбора руководства бассейна «Янтарь» корреспонденту «ЭН» пояснил кандидат медицинских наук, доцент Михаил СМИРНОВ:

– Много пишут о значении качества питьевой воды, но никто еще не уделял должного внимания качеству воды в бассейнах, которая является значительно более мощным эпидемическим фактором. Не секрет, что выявление ряда кожных заболеваний у людей зачастую связано с посещением бассейна, где можно получить такие инфекционные заболевания, как аденовирусная фаринго-конъюнктивальная лихорадка, эпидермофития и в существенной степени – дизентерия, отиты, синуситы, тонзиллиты, конъюнктивиты, туберкулез кожи, грибковые заболевания кожи, легионеллез, амебный менингоэнцефалит. Все это непременно надо иметь в виду, когда мы рассуждаем о необходимости надежного обеззараживания воды в бассейнах. А их в одном только Минске более полусотни, не считая многочисленных саун. И, к сожалению, все существующие методы обеззараживания НЕ обеспечивают стопроцентный эффект, т.е. оздоровительные процедуры грозят превратиться в свою полную противоположность.

ДОЛГИЙ ПУТЬ ОТ СОМНИТЕЛЬНОЙ БЕЗОПАСНОСТИ

– Еще в середине 70-х годов прошлого века, – продолжает Михаил Смирнов, – было установлено, что при хлорировании воды образуются хлорорганические соединения, которые являются причиной развития рака, мутации, угнетение иммунной системы и прочих осложнений.

Так вот, причиной появления в воде этих канцерогенных сегментов является реакция между органическими веществами воды и атомарным (молекулярным) хлором.

Необходимо знать, что обеззараживание воды бассейнов осуществляется не просто хлором, а активным хлором, т.е. хлоркислородными соединениями и радикалами. И эффективность процесса дезинфекции определяется именно количеством вводимого в воду активного хлора. Кроме того, обеззараживание газообразным (баллонным) хлором всегда связано с высокими рисками техногенных аварий. Для использования сжиженного хлора необходимо соблюдение очень сложной и дорогостоящей технологии безопасности. Поэтому уже существует распоряжение МЧС, запретившее обеззараживание воды газообразным (молекулярным) хлором из-за практической невыполнимости всех условий безопасности.

КОМУ ЭТО ВЫГОДНО?

Особую важность в последнее время приобрела для нас проблема энергосбережения, а потребляемая мощность ультра­фиолетовых ламп, несмотря на утверждения их производителей и распространителей, очень высока, особенно для бассейнов.

– По уровню присутствия в воде бассейнов органических веществ, она ближе к хорошо очищенным сточным водам, чем к питьевой воде. Почему-то все забывают, что при плавании люди потеют (и, увы, не только), что и является причиной поступления органических загрязнений. При высокой плотности органического загрязнения необходимы очень высокие дозы ультрафиолета, а это, в свою очередь, очень высокие энергозатраты!

Есть опасение, что, поддавшись на красноречивые уговоры распространителей ультрафиолетовых ламп, «бассейновцы» только потом увидят, что их, мягко говоря, неверно информировали. А энергосбережение должно быть! Следовательно, экономии электроэнергии будут добиваться за счет качества обеззараживания. Так что процесс оздоровления может оказаться связанным с опасностью для здоровья! – считает Михаил Смирнов.

Что же касается установок «Аквахлор», то их рабочее название было «Оксидез», но российские «Водоканалы» не приняли его, предложив существующее «имечко». Раствор смеси оксидантов, вырабатываемый установками «Аквахлор», представлен озоном, высокоактивными короткоживущими гидропероксидными радикалами, диоксидом хлора и другими хлоркислородными соединениями. По шкале активности, по сути, процесс обеззараживания происходит за счет озона и гидропероксидов. Соединения активного хлора являются маркерами надежной дезинфекции. Если говорить просто, то тех микробов, что не убьет озон, замучает активный хлор. А результат получается такой: высокоэффективное обеззараживание, оперативный контроль его эффективности и никакого запаха хлора!

Вероятность получить заражение в таком бассейне – ничтожна!
А каковы установки «Аквахлор» в эксплуатации с позиций экономической эффективности и энергосбережения?

– Два года назад стоило это удовольствие ДЮСШ «Янтарь» хоть и немалых денег (около 30 миллионов рублей), но за три года полностью окупилось. А если бы те же три года мы пользовались гипохлоритом, то потрачено было бы столько денег, сколько стоит эта же установка «Аквахлор-100»,– пояснил мне главный инженер бассейна «Янтарь» Владимир Щитников.

Особо примечателен расход энергии на установку по обеззараживанию – 600 Вт в час – максимум, а по сути лишь 350. В то время как установки, которыми оборудовано сейчас большинство бассейнов, берут в час до 8 киловатт электроэнергии на производство одного килограмма хлора, да и места они занимают очень много. Кроме того, в больших бассейнах в месяц на обеззараживание воды тратят в среднем 1.000 долларов, если пользуются покупным гипохлоритом. Расход «Янтаря» 4-5 кг соли. При этом бассейн не работает в режиме циркуляции, т.е. за сутки обновляется лишь 10% воды. Полностью вода сливается лишь два раза в год. Чистая, прозрачная вода. Без малейшего запаха хлора.

Почему же тогда все наши бассейны не переоснащаются аналогичным образом? Очевидно, у большинства их руководителей ответ будет звучать так: «У нас нет денег для такого оборудования». Правильно? Но при этом всегда есть деньги для постоянных, дорогостоящих отчислений на обеззараживание воды с сомнительным эффектом. Но разве эта проблема для тех, кто привык жить одним днем, платить не из своего кармана, на словах лишь радея за решение проблемы демографии и здоровья населения?

ХЛОР

Галоген, один из самых сильных окислителей, чрезвычайно ядовит. При обычных условиях элементарный хлор – довольно тяжелый желто-зеленый газ с резким характерным запахом. В одном объеме воды (при 20°C) растворяется 2,3 объема хлора. Водные растворы хлора – хлорная вода. Но со временем, особенно при хранении на свету, они постепенно обесцвечиваются. Объясняется это тем, что растворенный хлор частично взаимодействует с водой, образуются соляная и хлорноватистая кислоты, поэтому раствор хлора в воде постепенно превращается в раствор соляной кислоты.