ОХОТА НА БАБУШЕК

Хочется выпить. Ужасно хочется выпить. Нет, я не алкаш, просто настроение ни к черту. Взять что ли пиво? Но киоски уже закрыты. Водку? В ночниках дорогая, а на коньяк тратиться глупо. Что же тогда делать? Вот у магазина стоит старушка и как-то подозрительно мне подмигивает. Бабушка, вам плохо? Что? Нужна ли водка? Восемь тысяч? Нужна, нужна! Ай да бабушка, ай да спасительница! «Бабушка-спирт-завод».

ОЧЕРЕДЬ ЗА «КРЫЖАЧКОМ» И ДЕСЯТЬ БУТЫЛОК БРЕСТСКОЙ

«Бабушка-спиртзавод» – это новый герой белорусского общества. Она появилась в 2005 году как следствие проводимых госорганами запретов и различных экспериментов. Когда с полок ночных магазинов стали исчезать водка и «чернила», а после стали закрываться и сами ночники, из тумана городского сушняка вышла «бабушка-спиртзавод». Некоторые называют ее «бабушка – скорая помощь», но от этого суть явления не меняется. «Бабушка-спиртзавод» обитает в районе ночных магазинов, общественных остановок, развлекательных клубов и дискотек. По природе она одновременно и жаворонок, и сова. Ранним утром ее можно увидеть на остановках. Бабушка поджидает покореженных бодуном рабочих, которые ей всегда рады. Вечером она ютится у ночников и дискотек. И также пользуется большим спросом. «Бабушку-спиртзавод» уважают: рабочие, молодежь, пьяницы. «Бабушку-спиртзавод» ненавидят: милиция, налоговая, депутаты. Но, как бы то ни было, на улицу пожилых людей вывело не желание отравить либо же окончательно споить нацию. Называть их деятельность злом – значит, признаваться в совершении того же зла только в государственных масштабах. Круг клиентов бабушек в 6-10 человек вряд ли может соперничать с недавними многотысячными очередями в ночник за «Крыжачком». На улицу «бабушку-спиртзавод» вывела скорее всего нужда: маленькая пенсия, отсутствие материальной поддержки со стороны детей и внуков. Государство ведет с «бабушкой-спиртзавод» непримиримую войну. Ее задерживает милиция, составляет протокол, изымает товар. Районные управления внутренних дел организуют специальные рейды по обнаружению и устранению нелегальных точек алкоголя. «Бабушка-спиртзавод» прячется, прибегает к ухищрениям, чтобы не оказаться застигнутой врасплох. Она сто раз перестрахуется, прежде чем вручит вам бутылку алкогольного напитка. Но она все равно попадается. Лишается купленной в магазине водки, выручки, дохода. А на следующий день бабушка снова спешит в магазин, чтобы купить десять бутылок брестской.

СЛЕДОПЫТЫ

24 февраля. Ночь. Вместе с сотрудниками Ленинского РУВД я отправляюсь в ночной рейд. Задача рейда – пресечение деятельности нелегальных торговцев алкоголем. Итак, есть наводка. Около магазина «Полесье», у киосков, женщина в черной куртке продает водку. Мы – два сотрудника Ленинского РУВД, два работника охраны и корреспондент «ЭН – садимся в белую «Ауди». Одежда штатская. После серии ложных выхлопов машина завелась. Подъехав к «Полесью», водитель снизил скорость. Внимательно смотрим по сторонам. А вот и указанные киоски. Однако никакой женщины в черной куртке в районе не наблюдается. Возле киосков вообще никого нет. Машина следует дальше. У входа в «Полесье» собралась компания молодых людей. Женщина в черной куртке среди них не замечена. Мы выезжаем на проспект Рокоссовского, и машина ускоряется. Мимо проплывают темные здания, пустующие остановки, троллейбусы с надписью «В ПАРК». На очередной остановке машина притормаживает. На тротуаре стоят четверо мужчин. Сотрудники Ленинского РУВД внимательно наблюдают за действиями четверки. Но ничего примечательного. Постояв некоторое время, мужчины расходятся в разные стороны. Один направляется в сторону близлежащего двора, а трое идут вдоль дороги. Машина трогается, и мы сворачиваем во двор. «Ауди» садится на хвост одиночки. Только теперь я заметил в его руках целлофановый черный пакет. «Ауди» катится в пяти метрах от мужчины. Человек с пакетом останавливается у одного из подъездов и подходит к железной двери. Машина вынуждена двигаться вперед, чтобы не вызывать подозрения. Но думать об этом следовало раньше. Мужчина остается стоять у дверей подъезда и провожает «Ауди» взглядом, пока мы не сворачиваем за угол дома. За углом останавливаемся. Было решено, что сотрудники охраны выйдут и будут подбираться с тыла. Мы же вернемся обратно и будем вести наблюдение. Но человека с пакетом у подъезда уже не было. Вместо него стоял мужчина в меховой шапке. Машина развернулась и остановилась неподалеку от подъезда, где стоял мужчина. Причем, как мне показалось, сотрудники РУВД пренебрегали тактикой слежки. Лишний шум, близкое расстояние от объекта слежения притягивали ненужное внимание. Неудивительно, что мужчина в меховой шапке вскоре стал смотреть исключительно на «Ауди». Хотя он явно пришел к подъезду не случайно и, конечно, не для того, чтобы любоваться какой-то машиной. Мужчина постоял минут пять и ушел. Шанс задержать продавца утерян.

ОХОТА ПРОДОЛЖАЕТСЯ

Мы катались еще несколько часов. Тормозили на остановках, заезжали во дворы, останавливались у магазинов. Но продавцов алкоголя как ветром сдуло. «Сегодня уже никого не будет, – говорит сотрудник Ленинского РУВД Дмитрий. – Выходные. Надо в понедельник утром выезжать, когда работяги на работу едут». «Тут недавно задержали одну продавщицу, – продолжает он. – Начали протокол составлять. Ну, называет данные. Пробиваем. Чистая, ничего нет – ни задержаний, ничего. А она сидит и воет: «Как это я домой доеду?». Я говорю: «Ну, давайте телефон, я позвоню, может, за вами приедут. А кого попросить?». «Ну, вот такую-то попросите». Ночь. Я набрал. «Такая-то, такая-то у нас в милиции находится». А из трубки: «Так это ж я». «Так вы кто?» – спрашиваю задержанную. Назвала свою настоящую фамилию. «А я с кем разговаривал?». «Это моя сестра». Проехалась по чужим данным. По данным сестры. «Вам не жалко сестру свою? Ведь приехали бы, протокол составили». «Ну, – говорит, – с сестрой легче договориться, чем с кем-нибудь». Женщина оказалась «нашей» – море задержаний». Пресечь деятельность продавцов алкогольных напитков в ту смену нам так и не удалось. Мы ехали по ночному городу и разговаривали о вреде водки и методах избавления от «товара» в случае облавы. Слово за слово, и речь зашла о причине появления «бабушек-спиртзавод», «таксистов-бар на колесах» и других подпольных розничных продавцов алкоголя. «Все началось тогда, когда прикрыли ночные магазины. Эту ситуацию предвидели», – объясняют работники Ленинского РУВД. Но, как известно, любой запрет порождает побочные эффекты. Понижение уровня преступлений, совершенных в нетрезвом состоянии, – лишь одна сторона медали. Другая сторона – количественный рост отравлений суррогатом. Пить стали меньше? Не стали. Вывод? Вывод такой – продолжаем охотиться на бабушек.

Оставить комментарий

  Подписаться  
Уведомление о