Блеск и нищета среднего класса

Есть люди, которые могут позволить себе как большие накопления, так и большие траты. В идеале их принято называть средним классом. В идеале они должны составлять экономический каркас общества. Но это в идеале. О том, что же из себя представляет средний класс в Беларуси и каковы его роль и место в современном обществе, наша беседа с экономистом, руководителем Научно-исследовательского центра Мизеса Ярославом РОМАНЧУКОМ.

Живем по понятиям

- Что же это за субстанция такая - «средний класс», и существует ли он в Беларуси?

- Как правило, под средним классом понимаются люди, которые могут себе позволить больше, чем расходы на выживание, при этом они не входят в класс богатых людей, занимающихся инвестированием, покупкой акций, созданием каких-либо крупных предприятий. Вместе с тем, такая классификация достаточно условная, и наш средний класс вовсе не то же самое, что средний класс Западной Европы или Америки.

В Беларуси к этой группе относятся те, чей средний доход составляет 150-350 долларов в месяц. Они имеют квартиру, машину, иногда дачу, но, как правило, у них нет загородного коттеджа, они традиционно ездят в отпуск раз в год и вовсе не на дорогие курорты.

Поскольку специальных замеров по численности среднего класса у нас никто не делал, то количественные показатели весьма приблизительны. Общее количество семей в Беларуси - 3 млн 850 тыс., из них 150 тыс. – это богатые, где-то 30% - люди бедные, их насчитывается около 3 млн. Если всех их вычесть, то получится, что у нас к среднему классу относится порядка 1 млн 500 тыс. семей.

- Насколько стабильна эта группа людей?

- Для любого общества совершенно нормально наличие динамики в изменении состава той или иной группы. Однако в странах с рыночной экономикой положение среднего класса более устойчиво и стабильно. Это происходит благодаря высокой доле занятости в малом и среднем бизнесе, а также наличию свободного входа на рынок без огромного количества денежных выплат. В Беларуси же на самом деле постоянно богатеют не представители среднего класса, а те, кто входит в категорию богатых. Причина в том, что у нас не созданы механизмы, при помощи которых люди могли бы увеличивать свое благосостояние и, самое главное, диверсифицировать источники доходов. У подавляющего большинства представителей среднего класса нашей страны главный источник доходов - это заработная плата либо на фирме, либо на предприятии, либо самозанятость. При этом доходы от рынка недвижимости и рынка ценных бумаг практически нулевые. Укрепить капиталы могут помочь также такие источники, как акции, облигации, участие в местных инвестиционных фондах, но у нас эта сфера монополизирована государством. Если взять представителей среднего класса Америки или Западной Европы, то, помимо главного источника доходов, у них есть возможность накопленные деньги инвестировать для того, чтобы получить дополнительный доход. Он может составить 25-30% от основного.

- Какова в таком случае значимость этой прослойки общества? Предпринимают ли представители белорусского среднего класса что-нибудь для улучшения условий своей деятельности?

- Белорусский средний класс, как и любой другой, выполняет стабилизирующую функцию. Однако от принятия важных для него решений он изолирован. К примеру, в странах Западной Европы есть мощные лоббистские структуры, политические партии, неправительственные организации, которые представляют интересы среднего класса, активно работают с теми людьми, от которых зависит принятие тех или иных решений.

Так, к примеру, если у среднего класса Германии «вырвать» какой-то элемент дохода, они просто сделают очередную революцию. У нас же многие не до конца понимают, что политика и качество принимаемых законов влияет на количество их доходов. Удастся ли трансформировать это в какие-то конкретные политические телодвижения – вопрос довольно сложный и неоднозначный. Белорусский средний класс - это люди, которые достаточно гибко и быстро адаптируются к существующей системе. Они не всегда следуют букве закона, часто живут «по понятиям», то есть используют неформальные словесные межличностные договоренности, которые выполняются быстрее, чем положения законов. Если сравнить официальные доходы и расходы белорусских хозяйств, то расходная статья значительно больше, значит, есть еще большой сегмент «серой» экономики, которая является ответом среднего класса на решения правительства и чиновников. Я думаю, что все будет зависеть от того, как государство будет выполнять принимаемые им законы. Здесь становится актуальной поговорка - «Не дай Бог тебе жить по закону». Если в Беларуси исполнительные органы власти начнут строго действовать по принимаемым законам, то средний класс быстро поймет, что такое данный экономический устав, и тогда он будет консолидироваться, чтобы сделать понятия, по которым они живут, законами.

Бедный средний класс

- Что можно сказать о существующей экономической модели, исходя из характеристик среднего класса?

- По количественному и качественному составу среднего класса можно сказать, насколько стабильно и успешно развивалась экономика страны в последние 10-15 лет. Если возьмем экономику со свободным входом на рынок, мы можем видеть большие проекты, которые обслуживаются сотнями предприятий малого и среднего бизнеса, люди имеют возможность зарабатывать деньги. Этот феномен можно назвать народным капитализмом. Это когда, например, в США владелец маленькой компании при этом является поставщиком комплектующих для какой-то транснациональной корпорации и как физическое лицо может владеть акциями этого предприятия, а также акциями конкурирующих компаний. Наличие такой экономической демократии позволяет обществу не только сбалансированно развиваться и проводить необходимые реформы, но и быстро реагировать на постоянно происходящие перемены в мировой экономике.

Качество белорусского среднего класса говорит о том, что у нас идет процесс обогащения элиты, но не предпринимательской, а тех, кто был средним звеном номенклатурной власти еще в советские времена. Они имеют доступ к бюджетным потокам, распределяют ресурсы, они же являются источником тех инвестиционных ошибок, которые перекладываются на плечи налогоплательщиков, того же среднего класса в том числе. Несмотря на экономический рост, средний класс Беларуси богатеет гораздо медленнее, чем это могло бы быть. По сравнению с западными стандартами наш средний класс беден.

- В соответствии с этим можно судить, что ценностные установки нашего среднего класса отличны от других стран...

- В некоторых показателях белорусский средний класс несколько более либерален, чем в странах Западной Европы. Там представители среднего класса - избиратели, а не какой-то там обидный «электорат», они уверены, что государство должно защищать его интересы. У нас же люди привыкли рассчитывать только на самих себя, а не надеяться на государство. Для этого достаточно вспомнить, как в мгновение ока растаяли все сбережения советских времен. Государство ведет себя хищнически, система социальной помощи достаточно размыта, и даже та помощь, которая оказывается государством, настолько мизерна и требует выполнения такого большого количества разного рода формальностей, что проще заработать в легальной или полулегальной экономике. Именно поэтому белорусский средний класс не является основой законопослушного общества, скорее, наоборот.

Кроме того, мы, в отличие от той же Западной Европы, привыкли демонстрировать свой даже самый относительный успех. Это проявляется в организации многочисленных банкетов и фуршетов, в покупке дорогих машин, которые непременно должны быть круче, чем у соседа. Это осталось еще с советских времен, когда готовы были отдать последнее, чтобы показать, что все отлично.

У нас и европейцев совершенно разные оценки рисков и совершенно разные перспективы на будущее. Средний класс Европы более бережлив, он думает в долгосрочных категориях, рассчитывает на 15-20 лет, а то и на весь жизненный цикл. У белорусов это максимум год-два. Это предопределяется тем, что в нашей стране в принципе невозможно планировать на долгосрочную перспективу. Предположим, если сдать озеро или лес в аренду на два года, то мы получим их обратно в совершенно выпотрошенном состоянии. Если же речь идет о длительном периоде, то арендатор будет относиться к этим ресурсам более аккуратно. Именно поэтому средний класс в Европе – это хозяева, пусть и небольшого предприятия. У нас же сформировалось разнузданное потребительство, когда люди спокойно могут тратить за вечер 100-200 долларов, не думая о том, что может быть завтра. Ведь завтра может быть все, что угодно: тюрьма, закрытие фирмы, увольнение с работы.

- Но ведь при таком раскладе совершенно невозможно говорить о какой-либо преемственности поколений и создании семейного бизнеса с учетом накопленных средств и ресурсов.

- В основном, семейный бизнес – это малый бизнес в сфере услуг, торговле, строительстве. Условия для создания трудовых династий предпринимателей у нас не созданы. О какой преемственности может идти речь, если родители зарабатывают деньги в России на стройках или на сборе фруктов в Европе, а дети сидят дома? Или наоборот, родители работают на заводе, получают мизерные зарплаты, а дети работают в Америке. Получается, что все разорвано - одни зарабатывают, другие тратят. Кроме того, родители пытаются всячески оградить своих чад от тех лишений, которые они сами испытали. А вот в Америке даже дети богатых родителей идут работать в сеть быстрого питания или мыть машины, чтобы почувствовать стоимость каждой копейки. Преемственность невозможно сформировать, когда зарабатываемые средства идут на повседневные траты, а не на покупку средств производства, каких-либо активов. Без этого невозможно вложить инвестиции в будущее развитие.

Оставить комментарий