В НАШЕМ ДОМЕ ПОСЕЛИЛСЯ ЗАМЕЧАТЕЛЬНЫЙ СОСЕД, или Как Витьку живется в «каморе»

Недавно в нашем дворе стали замечать «новосела». Сутуловатый, приземистый мужичок небольшого роста, лет под пятьдесят то и дело выходит из одного и того же подъезда. В старой, ободранной, плохо пахнущей одежде он не спеша спускается по ступенькам подъезда, осматривается по сторонам, иногда загадочно улыбается…

– Здорово, дядька! – выкрикивают бомжу местные подростки при встрече.
– Здорово, мужики! – радостно отвечает бомж подросткам. При этом, не забывая «стрельнуть папироску». – Приду домой – покурю…

Слово «покурю» он произносит с особой нежностью, как-то протяжно и ласково. Под «домом» подразумевает технический этаж, который находится на самом последнем уровне дома: между крышей и верхним жилым этажом. Там, как правило, располагаются всякие технические помещения: лифтовая, небольшое помещение для разнообразных коммуникаций, комнатка, предназначенная для инвентаря работников домоуправления. Помнится, еще в самом детстве мы сооружали там «камору» – своеобразное жилье, где можно было скрыться от непогоды, отметить чей-нибудь день рождения, просто посидеть вдали от родительских глаз и назойливой опеки. Детство прошло, началась взрослая, серьезная жизнь, в которой нет места для «камор» и прочих атрибутов детства. Началась жизнь. По-своему жестокая и по-своему приятная.
А теперь, как недавно оказалось, в нашей «каморе» поселился новый житель…

***

Пару раз мы уже знакомились, после чего моя недавно купленная пачка сигарет заметно скудела… На сей раз разговор затянулся и вышел за приделы «никотиновой» темы...
– Может, выпьем? Отметим знакомство… А, дядька?
– Давай! Сколько той жизни! – ответил мне бомж, и мы направились в близлежащий магазин.

***

Я как-то сразу и не заметил, что мой новый знакомый смотрит в сторону плодово-ягодных изделий. Я же больше рассматривал водочные этикетки.
– Какую водку возьмем? Предлагаю брестскую, – предложил я.
– Ты что?! «Чарла» возьмем. Что ты одну белой возьмешь, так лучше две ноль-семь!
Ну, раз ноль-семь, так ноль-семь – подумал я, и отсчитал необходимую сумму.
– Куда пойдем? – спросил я.
– А куда ж еще. Ко мне! Гуляем! – радостно ответил Дядька.

***

Мы подходим к подъезду. Дядька ловко набирает на домофонной панели код. «Входите, дверь открыта». Вызываем лифт, едем на предпоследний этаж:
– Там, на последнем, дверь на замок жильцы закрыли – на балкон не выберешься, – поясняет бомж.
Через общий балкон выходим на пожарную лестницу, поднимаемся до последнего, технического этажа. Но там не пройти… С одной стороны железные перила, с другой – металлическая решетчатая дверь.
– А дальше как? – недоумеваю я.
– Не с…ть! – успокаивает меня Дядька, и достает из перил три подпиленные перекладины.
– Хитро! – говорю я вслух. Бомжу явно понравилось мое удивление. Он даже, причмокнув, гордо сказал мне:
– А то!

НАЧАЛО «БЕСЕДЫ»

Дядька отомкнул отверткой дверь. Сделал шаг и погрузился в темноту. Я решил подождать на пороге. Дядька какое-то время матерился, судя по характерному шороху, искал ладонью выключатель, а потом зажегся свет. Я зашел вовнутрь…
Жилище бомжа было простенькое, но, как говорится, со вкусом. В небольшой комнатке у стены расположился старый разваливающийся диван, который занимал чуть ли не все пространство. У другой стены стоял деревянный ящик. Он, видимо, выполнял функции стола: на нем стоял один граненый стакан, два пластмассовых «стопарика», нож, зачерствевший кусок недоеденного хлеба, несколько надрезанных пластмассовых крышек из-под плодово-ягодного.

– Да ты присаживайся, – гостеприимно предложил Дядька.
Под ногами захрустели осколки стекла, что-то еще.
Я присел. Диван тут же подо мной прогнулся. Я подскочил.
– Не боись! Выдержит!
И, действительно, выдержал.
Дядька ловко надрезал ножом пробку. Затем схватился за нее остатками своих зубов и выдернул. Да с такой прытью, что пару капель упали на пол.
– Ну, что? За знакомство! – протараторил бомж, крутанул бутылку и разом запрокинул половину ее содержимого в себя.
– Давай! – протянул бутылку мне.
Я, было, тоже решил «закрутить чарлика», да не вышло – сноровка не та. Пришлось выпивать в два захода.
– А тебя как звать? А то ведь и не познакомились…
– Витек, – ответил Дядька после небольшого замешательства.
– Слушай, давай вторую не так быстро. А то, я смотрю, ты разогнался, – попытался пошутить я.
– Давай, – усмехнулся он. И пошла неторопливая беседа…

С ГОЛОДУ ВИТЕК НЕ ПУХНЕТ…

– А чем ты вообще занимаешься по жизни?
– Да чем-чем?.. Живу, – ответил Витек.
– Нет, а на жизнь чем зарабатываешь?
– Так, по-разному… Бутылки сдаю, коробки всякие, бумагу… Бывает, и найду чего съестного.
– И часто находишь? Есть-то это можно?
– Выбрасывают люди разное. Чаще всего есть можно. Случается и фрукты ем. Но это больше летом. На мусорках, что возле рынка, всякое найти можно: яблоки, бананы, картошку… Причем, хорошее ведь выбрасывают – чуть подгнило, и сразу на мусорку. С голоду не пухну, в общем.
Выпив еще чуть-чуть, я спросил:
– А как так получилось, что ты тут живешь?
– А как-то зашел зимой погреться в подъезд, нашел эту камору. Тут и решил обосноваться.
– Нет, я не про то. Как вообще так получилось? Ты ведь не всегда на улице жил…
– Не всегда. Нормально когда-то жил.
– А что случилось?

– Жил… Жена была, дочка… Выросла, ушла из дому. Поругались мы тогда с ней, видеть ее не хотели. Да и не видели... Жена потом умерла. Один стал жить. А тут у дочки какие-то проблемы нашлись… Короче, прибежала она обратно, жить, мол, негде. Ну а что ж, приютил. Дочка все же. А потом пошло. Пьянки, друзья, притоны. Я с ними поначалу бухал, а потом начали меня гнобить, а затем и вовсе выгнали. Вот и живу так… А ты что думал?! Сам так вот? В дерьме этом!..
– Ладно, Дядька, давай еще по одной…

«Я Ж МУЖИК!»

– Проблемы есть у тебя какие?
– Да как же без них? У всех проблемы есть.
– А как тебе эта ситуация с газом?
– С каким газом?
Я рассказал Витьку про последний топливный кризис. Как оказалось, ничего про него он не знал:
– Не, ну я газеты иногда читаю. Но такого не слыхал.
– А что за газеты читаешь?
– Какие выкинут, такие и читаю.
– А любимые есть?
– Любимые… – задумался Витек, – ну вот «Комсомолку» знаю. Еще эту… «Белоруссию»… Советскую.
– Ну и как они тебе?
– Да врут там все! Я так думаю.
– А Президент тебе нравится?
– Да-а! Хороший мужик. Наш! Я-то с ним, конечно, не знаком, но знаю, что нормальный мужик. За народ он.
Допивая последнюю бутылку, я спросил у Витька:
– А женщина у тебя давно была?
– Женщина… – расплылся в беззубой улыбке Витек. – Женщина давно была.
– А хочется?
– Дык, что ж я, не мужик?! – обиделся Дядька.
– Да ладно, не обижайся. Так спросил. Ладно, расходиться надо.
– А может, еще одну возьмем?
– Не, Витек. Как-нибудь в следующий раз.

Оставить комментарий