Литвинская золушка

До Второй мировой войны в Минске на том месте, где сейчас возведен Дворец Республики, стоял двуэтажный каменный дом, построенный в XVII веке Сапегами.

Дом воеводы

Здание считалось историческим, поскольку по преданию тут в 1706 году, во время Северной войны, жил Петр I. В 1941 году первыми же бомбежками дом был разрушен, и Минск лишился этой знаменательной реликвии. Помимо Петра, в доме этом проживал и слуга минского воеводы Владислава Юзефата Сапеги литвин Семен Скаврон (или Скаврончук), отец будущей жены Петра, а затем российской государыни Екатерины I. В начале 1680-х годов он убежал от Сапег в Эстляндию, где возле Мариенбурга арендовал фольварок. Едва ли воевода рассказывал царю о беглеце, да и вряд ли мог он знать, что молодая наложница Петра - дочь его слуги Скаврона. Тем более не могло прийти в голову воеводе фантазия, что в достаточно скором времени Сапеги породнятся со Скавронами. Забегая вперед, скажем, что ему довелось дожить до сего события. Но сам Семен Скаврон не увидал торжества возвышения своего рода над магнатскими головами.

Дети Скаврона

У Скавронов было пятеро детей: два сына - Карл и Федор - и три дочери - Анна, Марта, Христина. Смерть родителей от чумы оставила их сиротами, и детей разобрали сердобольные свояки и соседи. Карл позже начал крестьянствовать, Федор служил ямщиком, Христину отдали замуж за крепостного. Марте повезло больше остальных - ее воспитал пастор, а когда ей исполнилось 16 лет, выдал замуж за шведского кирасира из Мариенбургского гарнизона.

Во время войны муж погиб, а Марта досталась в качестве трофея русскому солдату, у него ее отнял генерал Брук. Затем пленной литвинкой заинтересовался фельдмаршал Шереметьев, после ее взял к себе Александр Меншиков, а затем Марта приглянулась Петру и стала его вначале невенчанной, а затем и официальной женой, матерью цесаревен Анны и Елизаветы (будущей императрицы). Эта часть биографии Екатерины I широко известна и умиляет многих наших соотечественников, которым приятно сознавать, что на российском троне побывала литвинская крестьянка.

Алькеники

История вознесения Марты Скаврон была бы менее интересной, если бы в ней не приняли участие Сапеги. Они оказались вовлечены в нее буквально в те же дни, когда Петр начинал первую осаду Нарвы.

В конце XVII века Сапеги были полными хозяевами в Великом княжестве Литовском. Еще в 1633 году Станислав Ян Сапега выхлопотал для себя у императора Фердинанда III титул князя Римской империи. В 1700 году стараниями Михала Сапеги право титуловаться князьями распространилось на весь род. В это время отец его, Казимир Ян Сапега, был великий гетман литовский и виленский воевода, его дядя Бенедикт держал должность подскарбия (министра финансов), и, что более существенно, казна Великого княжества хранилась у Сапегов.

Все это раздражало соперничающих магнатов, и в 1696 году в Бресте образовалась антисапеговская конфедерация шляхты во главе с Григорием Огинским. Казимир Сапега осадил конфедератов в Бресте и вынудил к переговорам. Через два года сын гетмана, Михал Сапега, разбил конфедератов под Юрборком. На поле боя осталось несколько сотен трупов, много раненых утонуло в Немане. В ответ возникла новая конфедерация ("республиканцы", защитники вольностей шляхты), которую возглавил Михал Котел. Ее союзниками выступили Вишневецкие со своим частным войском.

18 ноября 1700 года под Олькениками на окраине Рудницкой пущи произошла битва между 12-тысячным войском конфедератов и 3-тысячным войском Сапегов. К вечеру конфедераты победили, и начался пир. Водка лилась рекой, по местечку шаталась ватагами пьяная шляхта. На заре озверелые победители порубили князя Михала Сапегу на куски, которые потом три дня валялись в уличной грязи.

Вскоре Сапеги были лишены всех должностей и осуждены на вечное изгнание из страны. Немудрено, что гетман и подскарбий оказались на стороне шведов. "Республиканцы" потянулись под русское крыло. Началась "хатняя" война.

Генеральная конфедерация шляхты объявила себя Речью Посполитой Литовской, разорвала Люблинскую унию и просила у царя Петра российской военной помощи. В Беларусь вступила 60-тысячная российская армия. Петр, опираясь на просьбы конфедератов ("законные основания"), объявил протекторат над Великим княжеством Литовским.

Казимир Ян Сапега оказался противником Петра на протяжении многих лет войны до самой Полтавской битвы. Даже в снах не могло ему присниться в то время, что недалек час, когда он станет российским фельдмаршалом, генерал-губернатором Петербурга и, более того, окажется среди свояков Марты Скаврон.

Петр и Марта

При рождении Марту Скаврон крестили в костеле. У пастора она перешла в лютеранство. У Петра ей пришлось перекрещиваться в православие, он выбрал для нее имя Екатерина, отчество Алексеевна появилось благодаря тому, что восприемником при крещении был царевич Алексей. Фамилия также была неродная, Петр не хотел, чтобы у Марты оставались хоть какие-то напоминания о прежней семье, и она называлась или Михайлова, или Василевская (по имени сестры матери). В 1708 году Екатерина родила Анну, в 1709 - Елизавету. У Екатерины и Петра родилось еще девять детей, но все они умерли в раннем возрасте, причем не остался жить ни один из сыновей.

Царю нравились ее почти детская веселость, большая любовь к сладкому и размоченным в вине бубликам, умением бражничать, не уступая в этом мужикам. Зато в ассамблеях она беседовала с дипломатами на трех языках, ловко держалась в седле, даже на последних месяцах беременности сопровождала Петра в военных походах.

Она сопутствовала Петру в неудачном Прутском походе летом 1711 года. Петр I выступил в поход против султана, имея 30 тысяч регулярных войск, 9 тысяч казаков и 7 тысяч молдаван и 62 орудия. 9 июля российские корпуса расположились лагерем у деревни Станилешти на берегу реки. В ночь на 10 июля численность турок дошло до 200 тысяч. Они обвели лагерь окопами и построили батареи на высотах и на противоположном берегу реки. Отступать царю было некуда. Сознавая безнадежность положения, Петр написал письмо сенату, приказывая: если попадет в плен туркам, не считать его государем и не исполнять его повелений. Дошло до того, что Петр лег в свежевыкопанную могилу и собрался помирать.

Панике не поддалась лишь Екатерина: она собрала у офицеров все их драгоценности, добавила к ним свои и царские и поехала в лагерь к турецкому паше. Отсутствовала она ночь, а когда на следующее утро вернулась, турки сняли осаду и заключили мир: Россия возвращала Турции Азов, укрепления на Дону и Днестре должны были быть срыты, и Петр обязывался не вмешиваться в дела Речи Посполитой.

Вернувшись из этого похода, Петр в феврале 1712 года обвенчался с Екатериной, а их дочери получили официальный статус царевен. Через два года в память Прутского похода был учрежден орден Святой Екатерины, которым царь наградил жену в день ее именин.

Графы Скавронские

Семья, из которой происходила императрица (братья Карл и Федор, сестры Анна и Христина), в 1727 году получила графский титул Российской империи. Соответственно "облагородилась" и фамилия - Скавронские звучит более благородно, чем Скавроны. При жизни Петра родственники Екатерины проживали далеко от двора, дабы не напоминать своим крестьянским видом о низком родстве императора; только Федор чуть вышел в люди - служил ямщиком на почтовой станции Валги.

Заняв по смерти мужа трон, Екатерина I вспомнила о братьях и сестрах. Все были доставлены в Санкт-Петербург и помещены на стрельницкой мызе рядом с Гатчиной. Тут родственники государыни получили азы светского образования.

Одновременно по желанию Екатерины был начертан герб Скавронских - жаворонок и три розы, символизировавшие трех сестер, на голубом поле. Всем Скавронским пожалованы были поместья в Тверской губернии. Не вынес нежданного счастья только граф Федор - по въезде в свое имение впал он в беспробудный запой и покинул этот свет, не приходя в сознание. Одно из самых древних имений на Рязанщине - Озерки - в 1727 году досталось графу Карлу Семеновичу Скавронскому и принадлежало его потомкам более 100 лет. Последней владелицей была его внучка Екатерина Павловна Скавронская-Багратион.

На Анне Семеновне, сестре Екатерины, женился Михаил Ефимович Ефимовский, сыновья их Иван и Андрей в 1742 году получили графское достоинство. Христину Семеновну Скавронскую (1687-1729), младшую сестру императрицы, повенчали с Симоном-Гейнрихом Гендриков. Четверо их детей в 1742 возведены были в графское достоинство.

Дочь Карла Скавронского Анну отдали замуж за Михаила Илларионовича Воронцова. О ней сохранилась та память, что была прелестная женщина, но любила выпить. Сестра ее Екатерина Карловна умерла беспотомной в 1757.

О младшей из дочерей Карла - Софье - будет сказано особо

Сын Карла, граф Мартын Карлович (1714-1776), при Елизавете Петровне был обер-гофмейстером, генерал-аншефом, кавалером Андреевского креста. В жены ему Елизавета Петровна сосватала Марью Николаевну Строганову (1732-1805), очень богатую невесту. Сын Петр служил в лейб-гвардии Преображенском полку, умер беспотомно в 1758, дочь Елизавета умерла в отрочестве.

Известность приобрел его младший сын - граф Павел Мартынович Скавронский. Он имел звание действительного камергера и с 1785 году по 1793 год был российским послом в Неаполе. Прославился он довольно редкими чудачествами. Всем неаполитанцам было известно, что в доме "московского посла" гости и слуги должны были говорить "речитативом". Екатерина II не поленилась заказать своему секретарю Храповицкому либретто комической оперы "Песнелюбие", на которое Мартин-и-Солер сочинил музыку. Опера однозначно намекала на графа Скавронского, меломания которого носила психопатический характер. Он сам сочинял музыку, а его слугам предписано было обращаться к хозяину не иначе, как нараспев. Для кучера - одаренного хорошим басом - Павел Мартынович сочинял небольшие ариозо.

Продолжение в следующем номере.

Оставить комментарий